Гостиница Четыре стихии

Золотухина Ольга Андреевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гостиница Четыре стихии (Золотухина Ольга)

Аннотация:

Где зимуют раки? Вероятно, не каждый знает ответ на этот вопрос. И уж, конечно, мало кто знает, где и как отдыхают сказочные герои. Но есть одно волшебное место, где каждый из них может найти приют, - это гостиница "Четыре стихии". Заходите к нам, здесь Вас ждёт много интересного. А какая у нас чудесная Хозяйка! Её сестры - прекрасная Белоснежка и хозяйственная Золушка, так что всегда можно быть в курсе всех самых свежих светских событий. Кроме того, девушка она с характером и вечно попадает в разные приключения. Но ведь на то она и сказка, чтобы обязательно был счастливый конец! Добро пожаловать в гостиницу "Четыре стихии"!

Ольга ЗОЛОТУХИНА ГОСТИНИЦА "ЧЕТЫРЕ СТИХИИ"

Сказка первая Вступительная

...Стой! Назад! Ты слышишь крики?

Всадники Охоты Дикой Нагоняют нас... Назад!

-- одна тысяча тридцать два... одна тысяча тридцать три... одна тысяча тридцать четыре...

Кажется, дальний предок обладал исключительным чувством юмора, если всё же согласился отдать их единственнуюбашню под жилое... тьфу ты, спальное помещение...

-- одна тысяча девяносто шесть... одна тысяча девяносто семь... девяносто

восемь... Огонёк в стеклянных стенках фонаря метался как закрытый в банке мотылёк.

Впрочем, в хаотическом освещении были свои преимущества: покачиваясь от стены к стене, она, тем не менее, не теряла ориентиров...

-- тысяча сто восемь... тысяча сто девять... сто десять... сто одиннадцать... Так-так-та-а-ак...

- ... целуй же её, идиот!

- Не тыкай меня носом в бок, деревяшка! Ты что, Пиноккио?.. ах, да...

- Вот на личности попрошу не переходить! Нет носа - нет поцелуя! Вот проснулась бы она окончательно, кинулась бы тебе на шею: целуй меня, целуй, храбрый спаситель, я вся твоя-а-а-а...

- А что в этом плохого?..

- Жениться на месте будешь или подождёшь, пока она разнервничается и спустит тебя с лестницы? Принцессы, брат, они такие...

- Комар болотный тебе брат... Эх, была не была... Чмок! Чмок!.. Коли её быстрее, пока не поднялась!

- Так она и не проснулась вроде бы... Последнее недоумённое замечание послужило для неё прямым сигналом к

действиям.

- А вот я проснулась!
- дверь со зловещим скрипом провернулась на петлях (а ведь всего-то неделю назад смазывала!), и на площадке возникла всклокоченная девица с горящими голубыми глазами. Незадачливые "целователи" дружно скакнули назад, порываясь отгородиться от неё гробом. Она выдвинулась вперёд и пяткой захлопнула за собой дверь. Путь к отступлению отрезан. Причём и для неё тоже. Что ж, поработаем...
- И очень хочу знать, что здесь происходит!

- Милости просим, госпожа В есна!
- Пиноккио, как опытный "целователь", взял на себя бремя переговоров.

1

- Милости просим?! Ах-ха-ха-ха!
-девица выдала свой коронный демонический смешок.
- Ну-у, попались, голубчики?! Готовьтесь к страшному наказанию!!
- и ещё раз: - Ах-ха-ха-ха!

- Смилуйся, матушка!
- испуганно взревел доблестный богатырь - соучастник преступления - и гулко хлопнулся коленями об пол.
- Не губи во цвете лет! Меня отец заругает, если я мёртвым домой ворочусь!

- Ой, идио-о-о-от...
- тяжко протянула многомудрая "деревяшка", горестно покачав головой.

Довольная, девица скрестила руки на груди и выразительно усмехнулась.

Через несколько минут, вооружённые вениками, половыми тряпками и швабрами, нарушители спокойствия (чьего угодно, но только не Спящей Красавицы: насколько известно, истинного возлюбленного Аврора ждала уже лет четыреста и не было тому конца и края) взялись за отбытие наказания.

Приглядывать за ними девушка оставила крылатых болотных эльфов, озорников

-- ябедников. Этим только дай повод напакостить! В родных болотах за малышами приглядывали специальные стражи. А Хозяйка Гостиницы давала эльфам возможность пакостить официально. Ещё и глаза закрывала на их ночные вылазки в погреба.

Как бы то ни было, двух постояльцев девушка пристроила с пользой и больше не стала задерживаться наверху. Но перед уходом всё же приблизилась к главному зачинщику и молча протянула раскрытую ладонь. Неискренний вздох раскаяния перешёл в предсмертный стон. Девушка была неумолима. Плаксиво похныкав, Пиноккио зарылся в карманы широких шорт. В раскрытую ладонь упало несколько золотых монеток незнакомого номинала. Ничего, на днях должен заглянуть ростовщик, с ним договориться будет ещё проще: не впервой...

Обиженный до глубины души коммерсант шмыгнул длинным носом и интенсивно заработал веником.

На жилых этажах Хозяйка притушила свет фонаря: коридоры освещались по последнему слову алхимии -- фосфорными лампами (с учётом пожарной безопасности). По многочисленным просьбам фамильные портреты из промежутков между дверьми были убраны: некоторые предки имели столь зверские физиономии либо авторами "шедевров" были столь отвратительные художники, что постояльцы порой будили соседей криками ужаса. От идеи заменить картины зеркалами девушка тоже отказалась: внешность почтенных обитателей тоже нередко бывала далека от идеала, в пику самомнению. Впрочем, среди постояльцев попадались особо нервные типы, которые от каждого стекла с содроганием ожидали безжалостного: "Видывало я всякие рожи и лица, но чтобы тако-о-ое..."

Поэтому пустоты были демократично задрапированы шёлковыми обоями нейтральных расцветок. Конечно, содержание их вставало в монету, но с лихвой окупалось отсутствием требований по уплате неустоек за моральный ущерб. По персональной просьбе зеркала устанавливались непосредственно в номере.

Был у Хозяйки Гостиницы такой случай: временно отошедший от дел пират никак не мог уснуть, не налюбовавшись вдоволь на возлежащую на песке русалку, желательно, с выдающимися... кхэм, внешними данными. Пришлось напротив кровати повесить гобелен с изображением пышнотелой особы.

2

А другой везунчик, сбежавший из-под венца, увешал все стены портретами "наречённой" и с наслаждением швырял в них вишенные косточки. Проблем с уборкой в номере не возникало: в этом Пинноккио ещё ни разу не подводил.

Подобных историй наберётся на целый сборник баек! Чего только стоит рассказ о том, как Хозяйка Гостиницы договаривалась с драконологом, наотрез отказывавшимся расставаться с любимым питомцем - двадцатиметровой громадиной. Но об этом позже: девушка уже слышит далёкие раскаты локальных взрывов, так что неплохо бы поторопиться...

Фонарь она предусмотрительно оставила за дверью, несмотря на его безопасность. От гения можно было ожидать чего угодно. Более того, в номере профессора Франа легкоразбиваемых и воспламеняющихся предметов хватило бы на целый магазин под названием "Как в короткие сроки устроить Армагеддон в домашних условиях".

Хозяйка Гостиницы взяла со столика у двери тазик с водой - без него в комнату профессора можно было даже не заглядывать. Ручка беспрепятственно повернулась, щёлкнул язычок замка, и девушка тенью скользнула в помещение. Предчувствие как всегда не обмануло. В лицо фыркнуло едким белым дымом, раздался оглушительный взрыв, воздух со свистом рассекло нечто весьма объёмное, но компактное, и звучно шлёпнулось о только что запертую дверь. Закашлявшись, девушка сначала выплеснула воду из тазика в сторону стола, по памяти, а затем бросилась открывать окна. Воспламенившееся вещество горело недолго, испарившись в ночь чёрной дымкой.

Хозяйка Гостиницы с силой потёрла глаза:

- Профессор Фран, вы живы?
- хрипло спросила она, рукой разгоняя остатки

дыма.

Под подошвами хрустело стекло, по столу с мстительным удовольствием расползалась ядовитого зелёного цвета лужа, добралась до края столешницы и закапала на пол. Постоялец был обнаружен у входного порога, ногами вверх.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.