Моя жена - чужая

Колесова Наталья Валенидовна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Аннотация:

Роскон 2011. Конкурс "Рассказ за час". Кто помнит - тот знает. Кто не знает: в холле стоят компы, вытягиваешь тему - мне досталась такая, садишься и пишешь на время. После этого Андрей Белянин читает их все,разбирает и называет победителя. Не повезло (мне или ему?) - мой рассказ благополучно затерялся.

Утро всегда начинается одинаково.

Хлопанье дверей, шум воды в ванной, шлепанье босых ног; невнятные ругательства сопровождающие неожиданно возникающие на пути утром углы и косяки. Алиса приближается ко мне точно маленький квартирный тайфун. Но я-то уже наготове! После вовремя подсунутых свежесваренного кофе и эклера жена потихоньку выходит из предутреннего сумеречного состояния и принимает человеческий облик. Ну... относительно.

Человеческий.

Даже начинает разговаривать. Пока в телеграфном стиле.

- Спалось?
- интересуется она.

- Спалось, - соглашаюсь я, подливая кофе.

- А я?

- И ты. Спала... Иногда.

Информация, выдаваемая в столь малых дозах, усваивается утром ею гораздо легче. И уж явно сейчас не стоит рассказывать, как сны, увиденные моей женой, обладающей безграничной фантазией, отразились и на ее ночном облике. Нет, я вовсе не возражаю против прекрасной феи, стыдливо прикрывающейся прозрачными крыльями - нашего захватывающего дух полета я не забуду никогда. Ну вот сыплющая искрами зеленоватая чешуйчатая особь... эээ, особа! Конечно, огнетушитель всегда под рукой, то есть под кроватью, аптечка в прикроватной тумбочке, и вообще, главное - успеть вовремя ее разбудить... И я успеваю.

Пока.

Алиса все-таки что-то понимает. Морщится. Ворчит:

- Полнолуние...

- Оно, - охотно соглашаюсь я. Я же говорю, что по утрам благоразумно стараюсь с ней не спорить. И не рискну напомнить, что и другие ночи мало чем отличаются от нынешней. Позже, где-то ближе к вечеру, я расскажу, и, мы вместе посмеемся. А может, ей приглянется образ феи, как понравился мне?

К сожалению, Алиса не любит повторяться. Плагиатить саму себя, как она говорит. Хотя почему - к сожалению? Змея, обвившаяся в полночь вокруг моего торса, конечно, очень символична, эротична и прекрасна - на картинах Вальехо - но в собственной постели производит... неизгладимое впечатление. "Неизгадимое", как дразнит теперь Алиса.

- Алисочка, ты ничего не забыла?
- спрашиваю я, когда жена слезает с кухонного диванчика.

- Спасибо!
- автоматически отзывается она.

- И это тоже. А еще...
- я показываю вниз. В распахнувшемся халатике видны ее белые стройные ножки, ниже лодыжек заканчивающиеся лохматыми звериными лапками с внушительными когтями. Жена смотрит вниз, ставит ногу на пятку и говорит задумчиво:

- Педикюр давно не делала...

И, цокая когтями по паркету, мягкой кошачьей походкой удаляется из кухни. Так как ее длинный пятнистый пушистый хвост подергивается все-таки нервно, я благоразумно не напоминаю и о нем.

Знаю, что не пройдет и часу (да, такой я оптимист!), как моя жена выпорхнет из спальни, накрашенная, благоухающая, в чем-то умопомрачительно обтягивающем. Волшебная, как ночная фея, гибкая, как кошка, ядовитая, как змея, опасная и непостижимая, точно существо из ужастиков. Совершенно непонятная, просто существо из других измерений - космических, мистических?

Любимая.

Моя.

Подойдет, поцелует.

Прижмется.

Попрощается до вечера.

Перед тем, как захлопнется дверь, услышу, как соседка напротив скажет ей очередную утреннюю гадость.

Моя Алисочка очень терпеливая.

Но однажды все-таки откусит ей голову.

И поделом.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.