Конкурс «Мисс Галактика»

Тэмлейн Александр

Серия: Профессиональный оборотень [10]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Конкурс «Мисс Галактика» (Тэмлейн Александр)

* * *

Посвящается Андрею Белянину и Галине Чёрной,

а также Анне Некрасовой (во исполнение давнего обещания) и Лене «Медведице» Хехневой. Так уж забавно получилось, что волею судьбы Лена очень похожа по характеру на Алину; а потому, размышляя, как бы поступила Алина в той или иной ситуации, автор невольно апеллировал к поступкам и речи Елены. А значит, если кто-то и должен быть непременно упомянут в посвящениях, то это именно ты, Лен.

Автор также искренне благодарит Игоря Минакова – за то, что рассказал о возможности участия в данном проекте; и Вячеслава Бакулина – за то, что в этот проект принял. И он просто должен сказать спасибо множеству замечательных людей, без которых этот роман (очень даже может быть!) никогда бы не увидел свет:

Кате Хомчак (за верную дружбу и бесконечное долготерпение); Юле Рослик (за Настоящую Дружбу – отныне и пока стоять будет Нарния!); Насте Нестер (за золотые часы твоих осенних волос); Маргарите Юдицкайте (за дружбу); Оксане Соловей (за готовность подставить дружеское плечо в самых тяжелых ситуациях); Жене Захаренкову (да стоит вечно Картеран!); Сергею Воронину (это вина именно этого нехорошего человека, что я стал читать фентези); Крис Панде (за дружбу и поддержку); Алене Кашкан (за солнечность и яркое жизнелюбие); Ане Новосад (за тепло); Екатерине Кошковой (за искреннее восхищение); Алёне Градович (за понимание); Софи Пузиновской (за веру) и Вике (сама-догадываешься-за-что). Простите меня ещё и за то, что не упомянул множество замечательных людей, каждому из которых я бесконечно благодарен.

Спасибо вам, ребята и девчата!

Без вас эта книжка никогда бы не была такой.

А уж хороша она или нет – узнайте, перевернув страницу!

Пропедевтика

А знаете ли Вы об уникальных приключениях бравого командора Алекса, отважного агента по борьбе с несанкционированной нечистью Алины, бесстрашного и под самую завязку образованного кота Профессора, о защите нашей славной планеты от нашествия недоброй силы?! Еще нет?! Немедленно переверните страницу: Вы сами напросились, мы идем к Вам!!!

Пролог

Записка от Алины

– Доброе утро!

– Умфгм, – невразумительно пробурчал я.

Жизнерадостный тон шефа отозвался протестующим звоном у меня в голове. Весьма мучительным, надо сказать. Что касается вышеозначенного утверждения, то оно, мягко говоря, было весьма сомнительным, а если по правде – то вопиющей, наглой и беспардонной ложью. Конкретно данное утро добрым я бы никак не стал называть! Вчера далеко за полночь я вернулся с дурацкого задания, на котором был вынужден перепить знаменитых ирландских лепреконов, и теперь настроение у меня было удручающее.

Эти самые лепреконы пьют будь здоров!

Да еще и угощали каким-то невообразимо противным пойлом, которое сказочные коротышки благоговейно именовали «вересковый мед с холмов»: по мне, так лучше, если бы он на холмах и остался, но увы, значительная часть сего напитка плавно перекочевала в мой желудок. С трудом добравшись до постели, я так и рухнул на нее, не разуваясь и не раздеваясь; если бы меня застала Алина, то наверняка устроила бы потрясающую взбучку – если бы смогла разбудить, конечно!

– Какие-то важные и неотложные дела потребовали моего присутствия? – выпалил я.

В голове мысли ворочались, как здоровенные валуны, болезненно сминая мозг и время от времени сталкиваясь мшистыми боками и высекая искры боли. Удивительно, что я вообще произнес такую сложную фразу. Впрочем, при взгляде на изумленное лицо гнома до меня дошло, что в моем нынешнем состоянии эта фраза прозвучала примерно как «Ккт вж нж птр мг прств?!», и поспешил конкретизировать:

– Пива бы.

Впечатленный моими лингвистическими способностями, гном поспешно метнулся к мини-бару (кабинет начальства недавно здорово модернизировали!), достал оттуда бутылку запотевшего «Мерлина», бесцеремонно вскрыл ее о массивный дубовый стол (несчастная столешница носила явные следы многолетнего вандализма) и протянул мне.

Поморщившись, я сделал глоток.

Гадость еще та – настоящий Мерлин нынешних пивоваров в тонкий блин бы раскатал, если б только узнал, что в его честь назвали этакий жиденький декокт. Боль в последний раз мстительно вгрызлась коренными зубами в подкорку, а потом стала отступать. Обретя минимальную осмысленность, я со стоном рухнул в близлежащее кресло.

– И зачем было меня звать в такую рань?! – пробурчал я. – Шеф, если уж вы даете задания, на которых нужно вусмерть напиваться, то дайте хотя бы после подохнуть в своей личной кроватке, с красавицей-женой под боком…

Вид у гнома стал какой-то виноватый, и он по-киношному закашлялся.

– Появилось тут одно экстрасрочное дело, – пряча глаза, признался он.

Я вздохнул:

– А у вас там в баре не найдется еще с полпинты этого позорящего древнего и заслуженного волшебника напитка?

– Алекс, – строго сказал гном, – не напивайся перед работой.

– Значит, во время работы можно?! – взвился я.

– Во время работы – это форс-мажорные обстоятельства, – вздохнул подгорный (по крайней мере, в теории) житель. – А сейчас тебе потребуются мозги.

– Вот черт! Разрешите сходить, забрать их из прикроватной тумбочки? – буркнул я, но все-таки скрестил пальцы на животе и приготовился слушать. – Что же такое произошло, что мой дорогой начальник готов пожертвовать своим лучшим сотрудником, который может безвозвратно скончаться от абстинентного синдрома, на неотложной и геройской службе?!

Гном плюхнулся обратно в кресло и помассировал виски пальцами.

Стол был таким высоким, а начальство – таким коротышкой, что из-за столешницы торчала одна лишь голова с топорщащимися бородой и усами. Наш шеф недавно пристрастился к модельным стрижкам, и теперь его волосы украшало неожиданное мелирование, борода была заплетена в десять косичек, выкрашенных в красный и перевитых экстравагантными голубыми ленточками. Вдобавок приоделся по последней моде – роскошный фиолетовый кафтан с серебряными пуговицами и шикарным красным шелковым кушаком. Выглядел он во всем этом облачении настолько колоритно, что, казалось, только-только сбежал с последней экранизации приключений Бильбо.

Кабинет, кстати, тоже подвергли реконструкции: повсюду развесили картины Мур-мурских мастеров, японские гравюры и репродукции Моне. От всего этого великолепия рябило в глазах и хотелось уточнить у первого попавшегося скупщика, сколько он даст, чтобы привести хоромы начальства в по-спартански аскетический стиль.

Гном вздохнул.

– Случилась откровенно нештатная ситуация, – признался он.

От такого лабиринтообразного подхода к делу у меня закружилась голова.

– Да скажите уже, наконец, толком! – возмутился я. – По какому дилетантскому поводу меня приобщили к делу и не дали выспаться после трудовой попойки?!

Шеф виновато отвел взгляд.

Это уже начало помаленьку меня пугать.

– Алекс, – наконец продолжил он, – ты ведь знаешь, что у нас есть дела под грифонами «Секретно», «Сверхсекретно», и «Перед прочтением сжечь»?

– Угу, – скучающе булькнул я.

– Так вот, – вздохнул бородатый карлик, в котором мне все меньше и меньше хотелось видеть мое начальство – по крайней мере, сегодня утром! – на самом деле, есть еще один грифон. Под ним мы держим дела из папки «Написал – умри!».

– Мгм? – изобразил вежливый интерес я.

На самом деле существование сверхпупертрупер-секретной папки давным-давно не было никаким секретом для подчиненных. Хоббиты из восточного сектора даже иногда тихонько подкармливали грифона Васю отборной колбасой, надеясь потихоньку стянуть не подлежащие разглашению документы и коварно разгласить – сорвав, конечно, неплохой куш в какой-нибудь бульварной газетенке. Впрочем, кто бы им поверил? У нас там такие дела, такие дела, что даже для желтой прессы сойдут разве что за гибрид шутки с зубастой уткой.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.