Война чувств

Колесникова Наташа

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Война чувств (Колесникова Наташа)

Глава 1

Иногда жизнь складывается так, что проще всего объяснить ее строчкой из популярной некогда песни «Бывает все на свете хорошо…», сделав ударение на местоимении «все». Но кто же в наше суеверное время станет говорить о себе такое? Можно ведь спугнуть удачу. Именно поэтому Лера Епифанова, когда ее спрашивали «как дела?», скромно отвечала: да все вроде бы нормально, живем потихоньку.

Она родилась двадцать восемь лет назад в Оренбурге в довольно-таки обеспеченной советской семье: папа — секретарь горкома партии, мама — преподаватель математики в авиационном училище. Назвали ее Валерией в честь краснодонской подпольщицы, и была она единственным ребенком в семье, любимым, окруженным заботой и вниманием родителей. И не только родителей — попробовал бы кто из воспитателей или учителей быть невнимательным к дочке секретаря горкома партии! Выросла она красавицей и умницей, окончила с золотой медалью школу и без проблем поступила в Московский пединститут имени Ленина. На четвертом курсе вышла замуж за начинающего бизнесмена Георгия Епифанова, он тогда только ушел из банка и открыл свой первый магазин в Текстильщиках. Два года жили они с родителями Епифанова в тесной двухкомнатной квартире на Чистых прудах (кризис чуть было не разорил мужа), но Лера и тогда чувствовала себя счастливой, твердо верила, что скоро все изменится к лучшему. Там родилась их дочка Анфиса, а потом дела Епифанова пошли в гору, он открыл второй магазин и смог купить трехкомнатную квартиру на Можайском шоссе. После ремонта, которым руководила, естественно, Лера, квартира стала уютным семейным гнездышком, которое она всегда хотела иметь. Анфиса жила на Чистых прудах с дедом-бабкой, ходила в частный садик, занималась бальными танцами и плаванием, на выходные ее привозили к родителям. Лера устроилась работать в школу неподалеку от дома. Особо себя не утруждала, ибо зарплата ее мало интересовала, хотелось заниматься чем-то еще, помимо домашних хлопот, преподавала литературу (без русского языка), час-два в день, в остальное время занималась домашним хозяйством и, разумеется, собой. Раз в неделю парикмахерская, раз в неделю фитнес-клуб, два раза — плавание. А вечером или встречалась с подругами, или ходила с мужем на модные мюзиклы, коих в Москве расплодилось видимо-невидимо, приличных и всяких, на спектакли, а то и просто в кино, как давным-давно в Оренбурге, когда еще училась в старших классах школы. Но в Москве и кинотеатры были другие — мировой стандарт, и фильмы были те, которые еще не скоро по телевизору покажут. Да и мужчина рядом с ней на местах «для поцелуев» был совсем другим — любимым и желанным мужем. А целовались и дурачились с ним, как в юности. Иногда они оставались дома, и эти вечера были ничуть не хуже других, а может, и лучше.

Сегодня у нее в гостях была подруга, Люда Зеленина. Они вместе учились в институте, а потом, совершенно случайно, Лера встретилась с ней в школе, Люда тоже там работала. Правда, полтора года назад вышла замуж и ушла из школы, но после этого их дружба стала еще крепче. Встречались за рюмкой ликера как минимум два-три раза в неделю, не считая того, что теперь вместе приезжали и в фитнес-клуб, и в бассейн, и к парикмахеру (подруга подвозила Леру на своей машине).

Люда Зеленина казалась полной противоположностью Лере: невысокая полноватая блондинка, крашеная, с большой грудью и широкими бедрами. Лера же была пышноволосой шатенкой с карими глазами, тонким носом и длинными ногами. Груди у нее были классические (так считал Епифанов, это означало, что каждая помещается в мужскую согнутую ладонь и свободного пространства в ладони не остается).

— Нет, Лерка, у тебя так хорошо, так уютно, что я просто отдыхаю душой, — в третий раз повторила Люда, прихлебывая ликер «Бейлиз» из хрустальной рюмки.

Лера не любила, когда в восторженных тонах говорили о ее жизни, ее быте. Это когда человеку трудно, он может повторять в духе передовых американцев, что он сильный, смелый, удача обязательно улыбнется, сделает счастливым. А когда все идет именно так, как хочешь, не к чему гневить судьбу излишними напоминаниями о себе, нужно просто благодарить ее за то, что имеешь.

— Да перестань, Людка. У тебя квартира триста метров, в три раза больше моей. Дмитрий денег не жалеет на тебя, из заграницы не вылезаешь, о чем еще мечтать можно?

— О личном, Лера. Ему сорок четыре, и потом… он же бандит! Грубый, наглый…

Лера так не думала, хотя… Если бывала в гостях у Люды и хозяин возвращался с работы раньше, старалась поскорее уйти. Не очень-то интересно было слушать грубоватые шутки коренастого мужика с длинными руками и покатым лысеющим лбом. Ну так что ж тут можно посоветовать подруге? Знала, за кого замуж выходила. Об этом и сказала Людмиле. Впервые сказала, но впервые и услышала от нее столь злые слова в адрес собственного мужа. Прежде они не говорили о личном — Лера по причине, уже упомянутой выше, Люда не хотела казаться несчастной. И вот не выдержала.

— Да, конечно, знала, — со вздохом сказала Люда. — Но ведь годы шли, двадцать пять уже было, а с личной жизнью все что-то не получалось. Вот и решилась…

— Все у тебя нормально, не бери дурного в голову, — решительно сказала Лера. — Мы с Жоркой тоже иногда ругаемся, нормальные дела. Может, он устал на работе, может, проблемы какие, вот и сорвался. Ты приготовь ему что-то вкусненькое, встреть с лаской…

— Из меня повариха… сама знаешь какая. Послушай, Лерка, а я недавно Стаса встретила, Травникова… — тихо сказала Люда. — Неделю назад.

И Лера сразу поняла, что дело тут не в усталости мужа и не в том, что он не слишком красив и воспитан. Да и неумение Людки готовить тоже ни при чем.

— Этого… рыжего, что ли? — спросила она.

Люда кивнула. Парней в институте было куда меньше, чем девушек, и все были под пристальным вниманием прекрасной половины человечества. Поэтому когда высокий рыжий весельчак Стас Травников завел роман с Людой, об этом заговорили на всех факультетах. А они и не скрывали своих отношений, целовались прямо в коридорах института. Стас учился на четвертом курсе, а Люда с Лерой — на третьем, и если окончание лекций не совпадало, или он, или Люда ждали во дворе института, а потом уходили в обнимку. С полгода продолжалась эта идиллия, Лера тогда не была близкой подругой Людмилы и не знала, что у них там на самом деле происходит и почему они вдруг расстались. Слухи были разные.

— Говорили, что он тебя бросил? — осторожно спросила Лера.

Об этом больше всего и шептались девушки в коридорах института, провожая взглядами несчастную Людку.

— Вместе виноваты… Я хотела ребенка, а он просил подождать. Но я… поверила в его любовь, понимаешь, и дала волю своей стервозности, думала — никуда уже не денется, а получилось наоборот… До сих пор об этом жалею.

Лера призадумалась, не зная, как реагировать на неожиданное откровение подруги. Вспомнила, что муж Людмилы, Дмитрий, как-то говорил, что владеет фирмой по решению деликатных вопросов. «Деликатные» вопросы могут быть разными. Или помирить две конкурирующие фирмы на взаимоприемлемых условиях, или… убрать одного из конкурентов. Конечно, таких легальных фирм в Москве быть не может, но кто знает, что скрывается за той или иной вывеской? Да и вид у Дмитрия был такой, что ночью в темном подъезде встретишь — заикой станешь… Но дело все-таки не в нем. Люда, похоже, снова «запала» на Стаса, который, если честно, никогда не нравился Лере. Бесцеремонный провинциал из Саратова, он приударил за Людкой потому, что хотел получить московскую прописку. Лере ведь тоже она была нужна, вариантов имелось много, но вышла замуж за любимого человека, который ее любил и нежил, и чувствовала себя счастливой. А вот Стас… ему плевать было на такие мелочи.

— Ну и как он теперь?

— Ой, такой мужик! — расцвела в улыбке Люда. — Работает в солидной риэлтерской фирме, ну, занимается недвижимостью. Ездит на «БМВ» и вообще — супер! Мы перезваниваемся и, наверное, завтра встретимся.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.