Блатные сказочки

Русский Геннадий

Жанр: Классическая проза  Проза    Автор: Русский Геннадий   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Геннадий Русский

БЛАТНЫЕ СКАЗОЧКИ

Привет, блатненькие, привет, родненькие!

Почтение вам, мазурики-жулики, поклон вам, ворики-торики!

Всех званий и профессий: карманники-ширмачи, щипачи-ловкачи, домушники-взломщики, скокари и фармазонщики, марафетчики-надуватели, стрелки-вымогатели, чернушники-темнушники, воришки-мальчишки, мокрятники-грязнули, валютчики-чистюли - похитители и расхитители, разорители и погубители - и почтенные люди медвежатники!

Привет, привет... И тебе, Костя-атаман, чай, помнишь меня по Сухаревке? Когда тебя словили, меня спрашивают: «Он?», а я говорю: «Не знаю». Попомни мою доброту и не дай в обиду перед твоим народцем.

Знакомства ради нашего и увеселения общего для - а ну, скопляйся ко мне!
- затевается сказ -

О ВОРОВСТВЕ НА СВЯТОЙ РУСИ

Все тута? Вот и скажите мне, братики-блатики, все вы одного дела мастера: отчего повелось во всем мире и у нас на Руси воровство? Одни говорят: потому что дураков много, как с них не взять? Другие говорят: оттого, что бедные есть и богатые, так как бедным не попользоваться чужим богатством? А вот Коля-скокарь говорит, что ему наплевать, он все равно бы воровал. Ты не смейся, не так уж он глупо сказал. Допустим, дать людям вволю всего, как нам в прекрасном будущем обещано, все равно ведь будут красть и друг дружке пакостить, так, от одной лихости! Верно? И что за натура такая человеческая! Взять хоть меня: вовсе нищ и убог, одно богатство, что душа да вша, так и у того мешочек увели. Зачем?
- ничего путного в том мешочке нет - а лишь бы украсть, стибрить, слямзить, схимичить. Ну да ладно, я не о себе говорю...

Так вот: откуда в нас оно, это воровство? От лукавого, понятно. Адам-то, наш праотец, в райском саду что сделал? Известно: в Господнем хозяйстве яблочком соблазнился - а ведь иные из вас свою судьбу с яблочка начинали... А навела его на то дело Ева, сами знаете, сколь раз из-за бабы заваливались! Вот и вошло с тех пор в мир воровство. Катилось оно по белу свету, катилось и докатилось к нам, на святую Русь.

Какие они были, предки ваши, за давностью лет неведомо. Но были. Откуда знаю? Как же! Замки-то были? Значит, и воры были! А замочки хороши были, куда нынешним, сам в Историческом музее глядел, такой вашему брату не отомкнуть, это тебе не английская чепуховина. Сбить? Это можно, так и орудовали. А поймают на татьбе - руку отрубят. Лагерей-то тогда не было и тюрем немного. А то ноздри вырвут, клеймо на лоб поставят - ходи, свети, чтоб все видели. То-то теперь лучше стало! Оттянул срок, оделся в новый костюм и - гуляй, Вася!

В прежние-то времена делились все преступные люди на воров и татей. Вот вы, воры по-нынешнему, по-старому будете тати. Были тати ночные, шпыни лесные, шиши бедовые. А я политический - вор! Огорчительно это вашему слуху, а так было, ничего не поделаешь. Тать - это кто граждан обижает, а кто царство-государство обидел - тот вор. Так оно, братики, и поныне есть. Допустим, ты магазин обчистил или даже душу Божью загубил, а я не то слово сказал - одна нам мера, а кому и покруче.

Однако вернемся к временам давним. К примеру - Стенька Разин. Пока купцов грабил да покрикивал «Сарынь на кичку!», был он тать обыкновенный, а как пошел с царем воевать - стал вором. Тати разбойные и тогда ценились много милостивее, нежели воры политические. Конечно, и татям несладко выходило, особливо ежели православные граждане словят - беда, зашибут насмерть, в Разбойный приказ, милицию тогдашнюю, не потащут. А уж если кто заворовал - тут тебе и дыба, и плаха, как Стеньке. Да Стеня-то не первым был, был до него Гриша-самозванец, да не последним - был Емеля Пугач - благая троица! И что за страна у нас такая: ты и могучая, ты и бессильная, ты и святая, ты и воровская! Что плохо лежит - уведут беспременно, хоть и псу под хвост не надо (как мой мешочек). Вот в иных полунощных странах, говорят - честность изумительная: потерял ты, допустим, бумажник - сами на дом приносят и еще поблагодарят, что помог им совершить доброе дело! Ха-ха! А у нас тот бумажник ширмач из кармана вытянет, да так ловко, что и не заметишь, а станешь жалиться, тебя на смех подымут - не будь разиней! Да что кошелек-бумажник, иные все царство-государство, как чужой кошелек, в свой карман кладут, и никто ничего. Вот они-то и есть воры настоящие, воры первые.

Вы, гражданчики мои блатные, на меня не сетуйте: люди вы ловкие и бессовестливые, а все ж далеко вам до энтих. Вспомним Гришку-расстрижку сына Отрепьева. Вот уж вор так вор! Ни в одной стране таковых не завелось! Как в сказке про сопливого дурачка - всех обвел, обманул, царство-государство слямзил и заморской королевны добился. Дурак не дурак, а до чего ж ловкий! Ведь всех сумел обмануть, все царство-народ, что он - царский сын. Взглянуть на него - ничего царского в нем не было: рожа плутовская да с бородавкой, сам плюгавенький и косорукий. Да вы, жулики, то бишь, виноват, блатные граждане, на это мастера. Бывало, словят на Сухаревке мазурика, а он стоит, смотрит овечкой да еще обижается: «А ты видел? А ты докажи!» Ну не будем старое поминать... Вот граждане вокруг и кумекают: по роже видно - он украл, а ведь не доказано! Так и Гришка-расстрижка: по всему видно - не царевич, а докажи? Доселе не доказано, ученые люди только руками разводят - нет, мол, документов: может, и царевич, может, и самозванец. Так и тогда иные думали: может, и самозванец, да при нем лучше будет. При царе Иване ой как крутенько пришлось - казни да поборы, при царе Борисе тоже худо - голод и мор, а этот вроде к народу милостив, ведет себя вежливо, зря не обижает. Да одно нескладно - пришли с ним ляхи, люди враждебные, наших бесчестят, на улицах озоруют, церкви православные хулят, хотят подвести нас под латынский крыж. Тут народ не стерпел...

Скинули одного Гришку, так нет - другой появился. Видели все московские люди, как валялся самозванец в кремлевском рву с дудкой скоморошьей, как сожгли его, пеплом пушку набили и в заходну сторону выпалили - и опять верили и не верили, говорили, другой это был, а настоящий скрылся. Ну что за народ наш такой глупый! Русский человек, по себе знаю, хоть и себе на уме, а простоват, обвести его вокруг пальца ничего не стоит.

Второй самозванец точно был вор, так и звался «тушинский вор» - а и к этому сбегались. Со вторым разделались, так нет, мало нам сраму - третий появился. И полезли отовсюду самозванцы, как поганые грибы после дождя. Штук пятнадцать их гуляло. Кому не лень, тот себя в лжецаревичи производил, а шайку удальцов собрать нехитро. Стронулась Русь, качнулась в неустройстве. Началось время золотое, время воровское. Казачки заворовали, мужички заворовали, а тут и ляхи, воры иноземные, подоспели. И пошло воровство великое, доселе невиданное и неслыханное. То-то всем лафа была - и чужим ворам, и своим татям-разбойникам! Долго они куролесили, долго над простотой-беднотой измывались. Уже и царя Михаила на престол повенчали, а все шастали по святой Руси черкасские и литовские шайки и догуливали лихие самозванцы.

Качнулась Русь и едва не сгибла, но Божьей помощью устояла. Великое испытание снесла за грехи свои, кровью праведной омылась, искушения превозмогла и вышла очищенной. Вера спасла ее. Потому и святая Русь, что верой жила...

А ты не встревай, не любо - не слушай...

Да, такая уж земля наша, неспокойная, нескладная. Лет полста и больше прошло от смутных дней - Стенька-атаман по Волге-матушке загулял. У вашего брата, блатного, работа рисковая, а натура широкая - чужое добро чего жалеть?
- нам бы погулять, чтоб знай наших! Вот и Стенька таков был, пофорсить любил, чтоб в парчу, атласы, бархаты разодеться, по цветным коврам ходить, в народ жемчугом-золотом метать. Чего жалеть, свое, что ли?! Эй, давай, дувань, ничего не жалко! Персидскую княжну - в воду! Подумаешь, невидаль, шалава! И до того в своей удали дошел, что на все царство замахнулся - чего его жалеть?
- зато попить, погулять можно вволю. Если цареву казну взять - на год всем пить-гулять хватит, а боярышень да красных девиц на Москве столько, что ... сломаешь! Ну а что дальше будет - не все ли равно?
- кто из вашего брата о том задумывается? Чай, вы-то добытые денежки не в банк относили про черен день? Так и он, Стеня, рассуждал, а народу, понятно, обещал кисельны берега да молочны реки. Народ-то беден и глуп, скажи ему поласковее, помани пустым посулом, он и пойдет как баран. Ну конечно, без самозванства не обойтись. Себя-то Стеня в лжецаревичи не произвел, но среди мужиков-простаков говорил, что следует в его войске некий царский сын. Чем это кончилось, всем известно. У Гриши-то и прочих самозванцев хоть помощь была в иноземной силе, а у Стени - одна удалая головушка, и ту на плахе сложил. Жалко Стеню, вор, видно, был неплохой и удал сверх меры, это его и сгубило.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.