Чего стоит жемчужина

Кристи Агата

Жанр: Классические детективы  Детективы    1991 год   Автор: Кристи Агата   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Чего стоит жемчужина ( Кристи Агата)Рассказ

День выдался утомительный. Из Аммана экскурсанты выехали рано утром, хотя уже тогда было очень жарко даже в тени, а в лагерь, находившийся в самом центре Петры, городка фантастических и одновременно нелепых красных скал, вернулись, когда уже сгущались сумерки.

Их было семеро: мистер Кэлеб П. Бланделл, преуспевающий американский магнат, довольно тучный мужчина; его темноволосый и симпатичный, хотя и несколько молчаливый секретарь Джим Херст; сэр Доналд Марвел, член парламента, усталый с виду английский политик; доктор Карвер, всемирно известный археолог; полковник Дюбоск, галантный француз, приехавший в отпуск из Сирии; мистер Паркер Пайн, внешность которого нисколько не говорила о роде его занятий, зато создавала атмосферу истинно британской солидности; и, наконец, мисс Кэрол Бланделл, хорошенькая, избалованная и исключительно уверенная в себе, как и подобает молодой особе, оказавшейся единственной представительницей слабого пола в мужской компании.

Облюбовав палатки или пещеры для ночлега, сели обедать под большим шатром. Речь зашла о политике на Ближнем Востоке. Англичанин высказался осторожно, француз — сдержанно, американец — глуповато. Археолог и мистер Паркер Пайн вообще промолчали, предпочитая, как и Джим Херст, роль слушателей.

Затем заговорили о городе, в который приехали.

— Как тут романтично! Просто слов нет! — мечтательно протянула Кэрол. — Только представить, что эти… как их там?.. набатеи жили здесь давным-давно, чуть ли с незапамятных времен.

— Да ну, что вы, — мягко возразил мистер Паркер Пайн. — А вы что скажете, доктор Карвер?

— О-о, тому всего каких-то жалких две тысячи лет, и если рэкетиров можно представлять в романтическом свете, тогда то же самое можно сказать и о набатеях. Я бы сказал, это была банда богатых мерзавцев, которые вынуждали путешественников пользоваться их караванными путями и рьяно следили за тем, чтобы все другие пути были небезопасны. Петра была сокровищницей нажитого нечестным путем добра.

— Выходит, по-вашему, они обыкновенные грабители? — спросила Кэрол. — Обыкновенные воры?

— «Вор» — не столь романтичное слово, мисс Бланделл. Оно наводит на мысль о мелкой краже. «Грабитель» же подразумевает более широкое поле деятельности.

— А современный финансист? — с озорным огоньком в глазах подбросил мистер Паркер Пайн.

— Это по твоей части, пап! — сказала Кэрол.

— Человек, который делает деньги, приносит пользу человечеству, — нравоучительно произнес мистер Бланделл.

— А человечество, — пробормотал мистер Паркер Пайн, — так неблагодарно.

— И вообще — что такое честность? — вопросил француз. — Это нюанс, условность. В разных странах ей придают разное значение. Вот араб, например, не стыдится воровать, не стыдится лгать. Для него лишь важно, у кого он ворует и кому — лжет.

— Да, это лишь точка зрения, — согласился Карвер.

— Что демонстрирует превосходство Запада над Востоком, — сказал Бланделл. — Вот когда у этих бедолаг будет образование…

— Вы знаете, все это — вздор, — вяло включился в разговор сэр Доналд. — Ребят учат массе никому не нужных вещей. Я же хочу сказать, что ничто не в состоянии изменить нас.

— То есть?

— Ну, я хочу сказать, например, что вор всегда останется вором.

На мгновение воцарилось гробовое молчание. Затем Кэрол возбужденно заговорила о москитах, отец поддержал ее.

Сэр Доналд, несколько озадаченный, повернулся к своему соседу, мистеру Паркеру Пайну:

— Похоже, я что-то ляпнул, да?

— Любопытно, — сказал мистер Паркер Пайн.

Если и произошло короткое замешательство, один человек совершенно его не заметил. Археолог сидел молча, с каким-то мечтательным и отсутствующим взглядом. Когда наступила пауза, он вдруг заговорил:

— Вы знаете, я с этим согласен — во всяком случае, с противоположной точкой зрения. Либо человек в основе своей, честен, либо — нет. От этого никуда не уйти.

— По-вашему выходит, что честный человек, не устояв перед неожиданным искушением, не может превратиться в преступника? — спросил мистер Паркер Пайн.

— Это невозможно! — заявил Карвер. Мистер Паркер Пайн вежливо покачал головой.

— Я бы этого не сказал. Видите ли, следует учитывать великое множество факторов. К примеру, предел стойкости.

— А что вы подразумеваете под этим своим пределом стойкости? — заговорил впервые молодой Херст. Голос у него оказался глубокий и приятный.

— Человеческий мозг устроен так, что может выдержать какую-то определенную нагрузку. Подчас достаточно пустяка, чтобы ускорить кризис, который и превращает честного человека в нечестного. Вот почему большинство преступлений нелепы. И причиной их, в девяти случаях из десяти, и является то самое пустячное перенапряжение — та самая последняя капля, которая переполняет чашу терпения.

— Вы уже ударились в психологию, друг мой, — заметил француз.

— Будь преступник психологом, из него бы получился такой преступник! — сказал мистер Паркер Пайн. Он с любовью поразмышлял над этой идеей. — Если подумать, по меньшей мере девять человек из десяти можно заставить, применив соответствующий стимул, действовать так, как вам того хочется.

— Объясните, будьте добры, что вы имеете в виду! — вскричала Кэрол.

— Возьмем пугливого человека. Прикрикните на него погромче — и он повинуется. Или возьмем несговорчивого. Отпугните его от пути, противоположного тому, которым, как вам хочется, чтобы он пошел, и можете не сомневаться в успехе. Наконец, самый распространенный тип — тип людей, поддающихся внушению. Это те, которые видели автомобиль, потому что они слышали рожок автомобиля; которые видят почтальона, потому что слышат грохот почтового ящика; которые видят нож в ране, потому что им сказали, будто какого-то человека пырнули ножом; или которые услышат звук выстрела, если им скажут, что кого-то застрелили.

— Не думаю, что подобное можно было бы проделать со мной, — скептически возразила Кэрол.

— Ты слишком умна для этого, доченька, — поддержал ее отец.

— А ведь все, что вы говорите, — истинная правда, — задумчиво произнес француз. — Предвзятая идея, она в состоянии обмануть чувства.

Кэрол зевнула.

— Пойду-ка в свою пещеру, я смертельно устала. Аббас Эффенди сказал, завтра мы отправляемся очень рано. Он поведет нас к жертвеннику — что бы это ни значило.

— Это место, где приносят в жертву прекрасных молоденьких девушек, — улыбнулся сэр Доналд.

— Боже, надеюсь, что нет! Ну, всем спокойной ночи. Ах, моя сережка!

Полковник Дюбоск взял подкатившуюся к нему по столу сережку и вернул девушке.

— Они настоящие? — спросил вдруг сэр Доналд. Забыв на мгновение об учтивости, он уставился во все глаза на две большие жемчужины в ушах Кэрол.

— Да, настоящие, — ответила она.

— Обошлись мне в восемьдесят тысяч долларов, — с гордостью заявил ее отец. — А она так небрежно с ними обращается. Хочешь разорить меня, девочка?

— Я бы не сказала, что ты разоришься, даже если тебе придется купить мне новую пару, — с нежностью сказала Кэрол.

— Да, пожалуй, нет, — согласился ее отец. — Я мог бы купить тебе три пары таких сережек, и это нисколько бы не отразилось на моем счете в банке. — Он чванливо оглядел присутствующих.

— Ничего себе! — обронил сэр Доналд.

— Ну, джентльмены, пожалуй, мне пора, — сказал Бланделл. — Спокойной ночи.

Молодой Херст ушел вместе с ним.

Оставшиеся четверо улыбнулись друг другу, будто думали об одном и том же.

— Ну-с, — протянул сэр Доналд, — приятно знать, что денег ему не жалко. Боров, который гордится своим кошельком! — со злобой добавил он.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.