Блядь ненаглядная

Мануэль

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пролог

Школа была новой. Новая школа в новом районе нового города.

Впрочем, можно ли считать новым город, которому уже тридцать лет? По сравнению с тысячелетней историей других городов он был еще младенец. Но для нарядных первоклашек, чинно идущих с родителями на первый в жизни урок, город был стар, как мир.

Школа была красивой. Большое трехэтажное светлое здание с огромными окнами вызывало зависть к тем, кто будет бежать в него каждое утро, и сожаление к тем, кто будет покидать его после уроков, днем.

Школа была современной. Спонсоры не поскупились. Мэрия не пожалела средств.

Школу обустроили по самым новейшим требованиям, с компьютерами, с кабинетами химии, физики, английского и немецкого языков, с двумя спортзалами: большим и малым. Хотели даже выстроить бассейн, но что-то не сложилось.

Строители постарались на славу. Они сдали работу, аккурат перед началом учебного года, в августе, оставив учителям, родителям учеников и директору полмесяца для самостоятельного устранения мелких недоделок, которые всегда оставляют новосёлам.

Они подкрашивали, подбеливали, подпиливали, подкручивали, подвинчивали, чтобы первого сентября школа могла принять учеников.

После длинной и скучной речи директора, после торжественных речей гостей и спонсоров дети разошлись по классам, оставив родителей переживать на улице.

Занятия потекли неспешно, превращаясь постепенно в обычную рутину...

Глава первая

Понедельник

Восьмой «В» откровенно скучал. Математичка распиналась у доски, объясняя жутко занудную теорему, мало обращая внимания, слушают её или нет, а ученики занимались своими делами. Кто-то увлеченно списывал сочинение, которое надо было сдавать через урок, кто-то перелистывал глянцевые страницы каталога с одеждой — наверняка девчонки, на задней парте шепотом рассказывали жутко пошлые анекдоты, кто-то глядел на часы и телепатировал уборщице нажать наконец-то на звонок; в общем, шёл обычный урок.

Неожиданно распахнулась дверь, и вошёл директор. За ним, отстав на пару шагов, столь же уверенно в класс шагнул незнакомый мальчик. Класс недружно стал подниматься, но директор махнул рукой, мол, не нужно церемоний.

— Извините, Алевтина Сергеевна, за вторжение. Я хочу представить нового ученика. Знакомьтесь, ребята, это ваш новый товарищ. Он немного задержался, но, думаю, нагонит учебу. Его зовут Дмитрий Войзин. Ну, принимайте в коллектив.

С этими словами директор дружелюбно кивнул ученикам и покинул кабинет, оставив новичка под обстрелом тридцати пар глаз. Будущие друзья и товарищи настороженно и с любопытством разглядывали новичка с ног до головы. А посмотреть было на что.

Мальчик был невысокий, очень худой, стройный, с иссиня-черными короткими волосами, аккуратно зачесанными на пробор, и спадающей на лоб светлой прядкой. Школьную форму, как известно, отменили и на новичке были стильная светло-коричневая куртка под армейский фасон, того же цвета брюки и кремовые туфли на липучках.

Но класс поразила не шикарная одежда. Что они, шмоток не видели? Удивление вызвало маленькое блестящее колечко в ухе. В ПРАВОМ ухе! Не все знали, что это значит, но большинство были в курсе, и сдержанный гул пронесся по кабинету, а когда новичок вынул руки из карманов, тут уже раздались возмущенные возгласы:

— На фиг он нам нужен!..

— Пусть валит, откуда пришел!..

Сквозь кожу на узких кистях отчетливо просвечивали синие прожилки (наверное, отсюда и появилась метафора «голубая кровь, белая кость»), а ухоженные ногти покрывал ярко-красный лак, словно мальчишка обмакнул кончики пальцев в свежую кровь. Как ему удалось пройти фейс-контроль у очень строгого директора школы, отставного военного, который даже девочек заставлял снимать все побрякушки и смывать косметику с лица да лак с ногтей, было большой загадкой.

И уж совсем добивал взгляд мальчишки. Темно-претёмно зеленые кошачьи глаза смотрели насмешливо, без малейшей тени смущения. Никакого страха. Кончиками губ мальчишка пытался подавить легкую усмешку. Новички так себя не ведут...

Учительница внимательно осмотрела класс в поисках свободного места.

— Садись к Гончаренко, — сказала математичка и отвернулась к доске, с намерением продолжить урок.

Не тут-то было.

— А чё это ко мне?! Нужен он здесь!

Грузный Толян Гончаренко резво обхватил здоровенными руками парту за края и уселся на оба стула сразу.

— Гончаренко! — попыталась урезонить его Алевтина Сергеевна. — Как ты себя ведешь?!.. Твое счастье, нет времени. Как тебя, Войзин? Садись за четвертую парту, к Бардину. Или ты тоже возражаешь?

Тот вскочил.

— Пусть этот гомик в другой класс идет! Не нужен он нам такой!

Так прозвучало ЭТО слово... Новичок ухмыльнулся уже открыто. Улыбнулся нахально, весело, во весь рот, сверкнув белоснежными зубами.

— Иди ко мне, — в повисшей тишине раздался тихий, чуть слышный голос из середины третьего ряда.

Все, словно по команде, повернули голову. Денис Тихорецкий был весь под стать своей фамилии; самый маленький, самый незаметный в классе. Его не били и не обижали. Его просто не замечали. За весь сентябрь он подавал голос лишь у доски, когда спрашивали учителя.

И вот поди ж ты — выделился...

Не дожидаясь повторного приглашения, Дима подхватил сумку, небрежно поставленную на пол, прошагал через пол-класса, гордо глядя перед собой, и сел рядом с Денисом.

Денис был несказанно удивлен самим собой, ему бы и в страшном сне не приснилось, что можно идти против всех.

Стас Решетило, сидевший впереди, обернулся, демонстративно зажал нос рукой и на весь класс протянул гнусаво:

— Фу-у-у-у...

Новичок вжикнул молнией, достал учебник, тетрадь, положил на парту. Как оказалось – напрасно; в то же мгновение оглушительно прозвенел звонок.

Все вскочили, но математичка громко окрикнула:

— Куда?! Урок еще не закончен!.. Это для учителя звонок, не для вас!.. Сами виноваты, с вашими «хочу, не хочу». Впрочем, пусть с вами разбирается Надежда Николаевна. Она ваш классный руководитель, пусть и объясняет правила поведения на уроке. Запишите домашнее задание...

Продиктовав параграфы и номера задач, она взяла журнал и оставила класс один на один с новичком.

Толян прыгнул к Диме, опрокинув стул.

— Ты, урод, собирай шмотки и вали на хер, понял?! У нас пидару не место!.

Девочки сделали робкую попытку урезонить его, но их вежливо попросили освободить класс.

Полное лицо Толяна раскраснелось. Он весь был на нервах; еще мгновение и врежет новичку в челюсть.

Дима посмотрел на Тольку, поджал губы.

— Я не собираюсь никуда переходить. Записали в ваш класс, здесь и буду учиться.

— Мне у вас нравится, — добавил он с улыбкой камикадзе.

— А ну пошли выйдем, разберемся!.

Толян схватил Димку за плечо, но тяжелая ладонь была брезгливо сброшена.

— Пошли, — равнодушно сказал Дима. — Где у вас тут... разбираются?

Разбирались обычно на улице, за теплицами, но накал страстей был столь велик, что отправились на разборки поближе — в туалет.

Если честно, не все мальчишки в классе столь рьяно возненавидели новичка, как Толян. Большинство просто собирались развлечься и возбужденно переговаривались в предвкушении веселого спектакля. Сережка Аверченко встал у дверей. Диму пропустили к закрашенному белой краской окну. Комнатушка была маленькой и нашлось место только ещё пятерым; они столпились у стены, рядом с кабинками.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.