Генерал Алексеев

Цветков Василий Жанович

Серия: Путь русского офицера [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Генерал Алексеев (Цветков Василий)

Моей дорогой семье посвящаю…

…Радуйся, яко воинскому званию образ доброго воина в себе показуеши…

(Из Акафиста Святому мученику и чудотворцу Иоанну Воину, икос 11.)

…Я не спрашиваю людей, идущих со мной работать, какой вы партии.

Я спрашиваю их — любите ли вы Россию? …Со взглядами и убеждениями можно бороться только словом и доказательствами.

М.В. Алексеев

…Он был профессор и солдат: он мыслил от ума, но чувствовал — от долга…

В.В. Шульгин

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

15 ноября 1957 г. в Париже начальником Русского общевоинского союза генерал-майором Л.Л. фон Лампе был подписан приказ № 7. Краткие, по-военному четкие строки приказа не нуждались в комментариях:

«В текущем году исполнилось сто лет со дня рождения основоположника Белого движения генерала Михаила Васильевича Алексеева.

Достигший всего в своей жизни только исключительно своими трудами, генерал Алексеев с первых дней революции в России все усилия своего исключительного ума направил к спасению Армии, а через нее — чести и достоинства России.

Когда это ему не удалось и революционный угар все же Армию разрушил, то генерал Алексеев, начав буквально с нескольких человек, так называемой, “Алексеевской организации” в г. Новочеркасске, сказал: “Мы уходим в степи. Можем вернуться, если будет милость Божия. Но нужно зажечь светоч, чтобы была хоть одна светлая точка среди охватившей Россию тьмы”…

Ему верили и за ним пошли: светлой точкой была Белая Армия, вставшая за Россию. Победы не было, но было доказано миру, что не все в стране подчинились торжествующему злу, была запечатлена верность долгу, было показано, что Россия имела немало людей, готовых жизнь свою положить за нее. В этом была историческая заслуга генерала Алексеева, скончавшегося в самый разгар похода, в Екатеринодаре в 1918 году.

Мы живем в период стремления многих к самооправданию, стремления переложить свою тяжкую вину на чужие плечи. Так и с давно почившим генералом Алексеевым — в этом сходятся крайности, его пытаются теперь после его последнего героического подвига обвинить все — начиная от губивших Россию беспринципных и безвольных “керенских” до ультраправых политических деятелей, не приложивших никаких усилий для спасения нашего светлого прошлого. Все теперь знают, как надо было тогда спасать Россию, и все стараются теперь обвинить покойного основателя Добровольческой Армии — первой боевой силы первого боевого фронта…

Пройдем же мимо этих бесплодных усилий и отдадим должное покойному Вождю, склонив наши головы перед его прахом, унесенным верными ему соратниками с собою в изгнание» {1} .

А десятью годами ранее, в Москве, для только что начавшей выходить в свет Большой советской («Сталинской») энциклопедии о генерале Алексееве была написана не такая уж маленькая, в некоторых местах вполне объективная (для своего времени) статья. Целый столбец был посвящен Михаилу Васильевичу (в сравнении с ним статья об адмирале Колчаке была вдвое меньше). Ее содержание было, очевидно, «проверено цензурой» и не нуждалось в комментариях:

«Алексеев, Михаил Васильевич (1857—1918) — русский генерал (последний чин — генерал от инфантерии), игравший крупную роль во время первой мировой войны; один из главнейших организаторов контрреволюции и интервенции в 1917-1918 гг.

Военную службу начал в 1876, окончил Академию Генштаба в 1890. Долгое время служил в Главном штабе, с 1898 — профессор Академии Генштаба по кафедре военной истории. В Русско-японскую войну — генерал-квартирмейстер штаба 3-й армии. Военную карьеру сделал после революции 1905—1907, когда проявил себя убежденным монархистом. С 1908 по 1912 — начальник штаба Киевского военного округа. Сыграл видную роль в разработке плана участия России в мировой войне, являлся сторонником нанесения главного удара по Австро-Венгрии. В мировую войну был начальником штаба Юго-Западного фронта, главнокомандующим армиями Северо-Западного фронта, а после принятия Николаем II верховного главнокомандования (август 1915) был назначен начальником штаба верховного главнокомандующего и являлся фактическим руководителем военных операций. Алексеев был сторонником рутинного метода ведения войны, на деле осуществлял политику подчинения русской армии интересам англо-французского командования, отправлял русские войска во Францию и в Салоники. Алексеев поддерживал контакт с лидерами либеральной буржуазии. Во время Февральской буржуазно-демократической революции 1917, стремясь спасти монархию, дал совет Николаю II отречься от престола в пользу сына. Временное правительство назначило Алексеева главковерхом (верховным главнокомандующим); на этом посту он оставался до 21 мая 1917, после этого был военным советником Временного правительства. Злейший враг Советов и демократизации армии, А. отдавал распоряжения о борьбе с революционным движением в армии самыми жестокими мерами. А. являлся убежденным сторонником наступления русской армии в июне 1917 в интересах империалистов, организатором и вдохновителем контрреволюционных офицерских организаций. После провала Корниловского мятежа спас Корнилова, отправив его в Быхов под охрану преданных ему войск.

После свержения Временного правительства и победы Великой Октябрьской социалистической революции бежал в Новочеркасск (ноябрь 1917), где развернул преступную деятельность но собиранию и сплочению сил контрреволюции среди казачества и офицерства. При активной помощи англо-французских империалистов Алексеев вместе с Корниловым и Деникиным сформировал на Кавказе белогвардейскую «добровольческую армию» и начал вооруженную борьбу с Советской властью. Умер 25 сентября (8 октября) 1918, в звании «верховного руководителя добровольческой армии» и главы белогвардейского правительства (“Особого совещания”)» {2} .

При всей разнице этих двух вышеприведенных оценок нельзя не заметить одного. Личность генерала Алексеева вызывала несомненный интерес, и проигнорировать его насыщенную, противоречивую и весьма значимую для российской истории биографию не могли ни «белые», ни «красные». Причем среди советских военных историков и профессиональных «военспецов», служивших в РККА, к генералу Алексееву было куда больше уважения и объективности, чем среди многих нынешних Интернет-писателей и бойких на перо публицистов с их фразами о «генерале-предателе», «генерале-масоне», «генерале-революционере». Ну а в чем заключалась правда, а в чем ложь, можно ли вообще дать однозначную характеристику его судьбе, — попробуем разобраться вместе с читателями.

Но прежде чем перейти к повествованию, хотелось бы искренне поблагодарить сотрудников редакции журнала «Вопросы истории» — одного из самых авторитетных академических изданий в России — главного редактора журнала А.А. Искандерова, членов редколлегии В.В. Поликарпова и Е.П. Лебедеву, и особенно покойного И.В. Созина. Их неизменная поддержка, добрые и нужные советы и в то же время настойчивые требования привели к тому, что после небольшого журнального очерка о генерале написана эта книга.

Автор благодарит своего многолетнего сотрудника — историка А.В. Лубкова и его ученицу М. Максимову, готовившую к защите кандидатскую диссертацию, посвященную биографии Михаила Васильевича. Благодарю историка П.В. Мультатули за его пожелание дать оценку версии «генеральского заговора» накануне Февраля 1917 года. Также — К.М. Александрова и А. С. Кручинина — первых российских исследователей, непредвзято взглянувших на многие факты из биографии генерала; авторитетного историка Белого дела — С.В. Карпенко, составившего обширное описание участия Алексеева в формировании южнорусского Белого движения. Обстоятельства вероятного участия Алексеева в деятельности масонских лож, противоречивый характер генерала показаны в биографическом очерке, написанном ЦТ. Чсркасовым-Георгиевским.

Алфавит

Похожие книги

Путь русского офицера

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.