В барханах песочных часов. Экстремальный роман

Коренева Ольга Александровна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В барханах песочных часов. Экстремальный роман (Коренева Ольга)

Ольга Коренева

В барханах песочных часов

Экстремальный роман

(Этот роман удостоен премии на конкурсе «РУССКИЙ ДЕТЕКТИВ» в 2007 г.)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Роман Ольги Кореневой «Барханы в песочных часах» очень меня порадовал своим высоким художественным уровнем, динамичным сюжетом, интересными коллизиями. Всегда приятно открывать новое имя. Умеренная и яркая манера письма, своеобразие колорита, необычные сюжетные заходы, темперамент повествования — все это есть в романе-эпопее (действие про- исходит с 1990 по 2002 г., со взглядом в даль), написанном с большим размахом. Чем живет Москва, провинция и даже Сибирь в эту уникальную для страны эпоху — виртуозно показывает автор. Кипят и меняются души человечьи, рушится привычный мир и создается из его осколков нечто иное, непонятное, что? Каждый по-своему приспосабливается, самостоятельно выживает, кому-то удается построить даже собственное благополучие — надолго ли?

Очень большая удача автора, одна из его находок заключается в развитии образов двух подруг; Леночки и Яны. Близкие с детства закадычного, всю жизнь — рядом, никаких друг от дружки тайн вроде бы, по это лишь с виду, это им самим так кажется. На деле же они как на разных планетах живут, их миры несовместимы. Очень своеобразен характер киллера Оскара — такого киллера в литературе еще не было — oн романтик по натуре, верующий в Бога, да к тому же фаталист, добрейший и сложнейший человек, бывший одноклассник героини, некогда влюбленный в нее. Но жизнь пытается его «прогнуть» под себя. Да и сама она, жизнь, ведет себя словно взбалмошная дамочка: то вдруг расшвыряет героев в стороны, то внезапно столкнет лбами.

Но не буду многословен. Роман мне понравился. Понравился тонкий психологизм, ирония, сменяющаяся изящным юмором, немного детективности, придающей остроту, налет эротики и мистики. В целом это глубокое, увлекательное и — что самое главное — честное произведение. Искреннее и очень нужное сейчас и, думаю, всегда. Хочу пожелать роману, как кораблю, — большого плаванья.

Анатолий Афанасьев

ПРОЛОГ

- Стреляли в упор, - пробормотал следователь.

Он остановился возле тела, закурил, заслоняя ладонью сигарету, и снова глянул на убитого. Ветер шевельнул волосы, но челка, слипшаяся от крови, осталась неподвижной. Кровища и грязь залепили лицо сплошняком. Подъехали еще две милицейские машины. Накрапывал мелкий дождик, следователь ежился, мял сигарету и косился на сержанта, неприкаянно слонявшегося возле авто.

- Чего топчешься, обведи тело, - буркнул он наконец.

Дождь усилился. По влажному асфальту тяжело трюхал автобус, любопытные лица глядели из окон.

- Вот народ пошел, - сказал сержант. – Что ни день, трупак, ходи и собирай, как грибы.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 

Огненная саламандра

Глава 1

В зале царило оживление. Эта научная конференция была подобна взрыву! Сингулярность Вселенной и феномены Времени и Пространства на Земле, невероятные открытия и сверхъестественные явления, все это крайне возбудило и буквально наэлектризовало зал, но пиком стало сообщение о появлении в разных частях нашей планеты необычных детей, способных выделывать такие трюки с Пространством и Временем, что мало не покажется. Известный журналист Александр Трошин задумался, он вдруг вспомнил кое-что, но не поверил самому себе, решив: «Нет, это уже слишком. Показалось». На миг отвлекся, но тут же спохватился и включил диктофон. Начало выступления академика Дуброва он упустил, пошла запись основной части:

- … Вот такие особые психофизические свойства, они называются биовакуум и биогравитация головного мозга человека. Это к сведению прессы, - высокий элегантный академик улыбнулся и слегка кивнул.
- Все вы, конечно, слышали про детей индиго, то есть маленьких детей, обладающих феноменальными, фантастическими способностями. Это как в сказке…

* * *

Скучно было в поезде, и Леночка все глядела в окно, на серое, низко нависающее небо, где очень быстро бежали облака, наперегонки с поездом. Кто кого обгонит?
- загадывала пятилетняя Леночка, облака бежали прямо напротив нее, лишь чуточку повыше... Они были такого же цвета, как бока кастрюли из аль... алю... Леночка не могла правильно выговорить, даже в уме, такое длинное слово, но з н а л а, что из этого же и самолеты делают... В общем, вроде жести; бока жестяной кастрюли... Но вот одно светло-серое облако опустилось совсем низко, стало уже свинцовым и даже почернело. Это была снеговая туча, а мама все говорила: «Метель будет», «Ах, не замело бы дорогу... успеть бы домой добраться...»

Леночка задремала на маминых коленях под стук колес, и туча стала домом. Огромным, серым. Леночка стала жить в нем со своими сестричками, солнечными зайками, и они весело бегали по лестнице, свисавшей с самого верху, и качались на ней...

- Слезай, приехали!

Кто-то приподнял Леночку и поставил на землю. Она проснулась.

Какой-то дядя подал маме со ступеньки вагона ее чемодан и баул, а мама сказала: «Спасибо! Идем, Ленок»...

И все толпой, с чемоданами и сумками, с рюкзаками, пошли по платформе.

Длинная платформа была в серой слякотной каше, зато все вокруг - белым-бело, и тонуло в сугробах. Сразу за полустанком шли деревянные домишки. Леночка вертела головой, дышала колкой свежестью мороза и все видела. На самом-самом близком к ней домике над крышей стоял белый валенок. Потом оказалось, что это не валенок, а труба, вся в пышном снегу.

Мама с Леночкой спустились с платформы по трем обледенелым ступенькам. И вдруг увидели бабушку. Она сидела на телеге.

У лошади из ноздрей шел пар, она говорила: «фр-р, фр-р», и поворачивала голову. Мама усадила Леночку на телегу, а бабушка накрыла ее ноги и чемодан пустым мешком и все улыбалась и приговаривала:

- Ну наконец-то, милые мои, ну наконец-то...

Она дернула вожжи, и телега поехала. Мама с бабушкой заговорили обе сразу, и все беседовали о чем-то непонятном. Леночка спросила:

- Бабушка, ну бабушка же! Ну, послушай же! А ты купишь мне сестренку, чтобы такая же была, как я, и чтобы ее тоже звали Леночкой, и чтобы...

А бабушка не отвечала и все кивала головой, глядя на маму.

- Ну и верно, доча, ну и верно. Давно пора. И сама у меня оставайся. Нич-чего, все перемелется, жизнь большая...

Леночка заснула и не заметила, как доехали. Спящую, ее перенесли в бабушкину избу, на лежанку большой беленой, еще с утра натопленной печи, ноги накрыли старой маминой шубой. С устатку, с вагонной померзи Леночка продолжала сладко спать. Изредка, правда, пробуждалась на миг и снова засыпала. Пробуждаясь, видела каждый раз маму и бабушку сидящих в разных положениях и пьющих чай за столиком. Столик был тот же самый, но сидели они по-разному. То бабушка сидела лицом к Леночке, а спиной к окну и дула на блюдце с чаем, то мама сидела против окна, к Леночке спиной. При этом лицо ее отражалось в круглом лучистом боку самовара. А один раз Леночка увидела, проснувшись на миг, бабушку с мамой сидящих рядком на скамейке у стены; они по-прежнему пили чай и, нос к носу, заговорщицки шептались. Леночка непонимающе посмотрела на них сверху, повернулась на другой бочок и продолжала спать... И еще долго их неспешный разговор, как тихое монотонное журчание какого-то ручья, сопровождал Леночкины сны.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.