Обет Меченого

Луценко Дмитрий Евгеньевич

Серия: S.T.A.L.K.E.R. [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Обет Меченого (Луценко Дмитрий)

ПРОЛОГ

После отключения Стрелком «Выжигателя мозгов», в недоступные ранее земли хлынули сталкеры всех мастей. На штурм владений клана «Монолит» пошли отнюдь не только армейские подразделения, кланы и группировки. Подогреваемые байками о несметных богатствах, временно объединялись в команды свободные сталкеры, а кто-то и вовсе шёл в одиночку, надеясь на себя и удачу. В итоге, в руки сталкеров в качестве трофеев действительно попало некоторое количество артефактов, как редких, но ранее известных, так и совершенно новых. Более ценной добычей стали сведения о технологиях их трансформации и приобретении после этого невиданных доселе свойств. Однако количество жизней, заплаченных за каждый такой приз, делало кровавую цену запредельной. Нередко возвращающиеся из сердца Зоны с хабаром становились жертвами разномастных бандитов, активность и численность которых чрезвычайно возросла.

Собственно, «Штурмом» происходившее назвали исключительно с подачи журналистов, привыкших ради создания экстраординарных новостных выпусков, не задумываясь, приправлять репортажи броскими и сочными эпитетами. На самом же деле имел место массовый припадок по типу Золотой лихорадки, только стреляли в Зоне несравненно больше, чем на родине этого явления. В Припяти и на подступах к АЭС действительно вспыхнули ожесточённые бои, но без малейшего намёка на согласованные действия у разношёрстных атакующих сил. Бойцы группировки «Долг» до ЧАЭС так и не добрались, увязнув на улицах города атомщиков и его окрестностях в стычках с извечными противниками из «Свободы». А ведь, по сути, они — единственная сила кроме военных, способная всерьёз соперничать с вооружённой охраной сердца Зоны отчуждения. Импульсивные и несогласованные атаки облегчали задачу оборонявшим свои территории фанатикам «Монолита». Вдобавок, через несколько дней после начала штурма серия неожиданных и мощных выбросов, отгремевших с очень небольшими промежутками, погубила немало искателей приключений, просто не успевших добраться до подходящего укрытия. В результате боёв — даже локальных успехов кот наплакал, а единственным значимым достижением на фоне длинного списка неудач стала железнодорожная станция Янов, превратившаяся в аванпост «Долга». Все кланы, сильно потрёпанные и ослабевшие после штурма, сосредоточились на зализывании ран и перегруппировке сил.

Через месяц после возвращения Стрелка, по решению ООН несколько стран-участниц ввели воинские контингенты в Зону отчуждения. Охрана периметра значительно усилилась и состояла из подразделений стран СНГ, в то время как «жемчужное ожерелье» опорных пунктов внутри Зоны (десятикилометровая граница) контролировали, в основном, представители НАТО. Утверждалось, что они лучше подготовлены, оснащены, и нарушители, проникшие в Зону, не способны их подкупить в силу языкового барьера и разницы менталитетов.

Из уст в уста передавалась обрывочная информация, переплетенная со слухами и догадками о некоей организации «О-сознание». Стрелок, ставший легендой Зоны, возможно, прояснил бы многое по этой теме, но вскоре он, как сообщили в новостной ленте, погиб при переходе с базы «Долга» на Янтарь, угодив в засаду наёмников. Шёл 2013 год, в Зоне вступала в свои права весна. Выжигатель неожиданно снова вернулся в рабочий режим, правда, теперь он накрывал существенно меньшую площадь: Припять, ЧАЭС и её ближайшие окрестности. Сталкеров и военнослужащих, оказавшихся в пределах досягаемости психотропного генератора, официально объявили пропавшими без вести. Неведомое снова стало далёким и недоступным.

Глава 1. История Следопыта

— А зачем вам аквариум?

— Ну, знаете, когда я устаю, я любуюсь рыбками и отдыхаю.

Расслабляюсь. А как расслабляются у вас в России?

— Водка.

Кинофильм «Красная жара»

И не бойтесь убивающих тело, души же не

могущих убить; а бойтесь более того, кто может и

душу и тело погубить в геенне.

Библия, Новый Завет, «Евангелие от Матфея»

Шнырь легким шагом сбежал по ступенькам в гулкую утробу бара «100 рентген». После возвращения из вылазки в окрестности Радара ему не терпелось промочить горло и поесть нормальной еды вместо консервов. У владельца заведения по прозвищу «Бармен» с недавних пор работали два парнишки, закончивших кулинарный техникум, и надо сказать на неизбалованный местный контингент их стряпня производила самое благоприятное впечатление. В зале по нынешним временам было многолюдно — десятка полтора посетителей. Сизый дым сигарет и самокруток ленивыми волнами плыл по помещению, а сквозь легкий гул полупьяных разговоров на извечные темы время от времени пробивался то звон гранёных стаканов, то бряцание ложек по посуде. Вилки в баре после недавней истории с двумя спорщиками не выдавали. Суть произошедшего банальна: два «принявших на грудь» сталкера выясняли кто круче. Один сказал, что уложит любого не то что ножом, а даже вилкой. Его собеседник в резкой форме засомневался. В результате первый заколол второго наповал ударом в шею, за что, разумеется, был на месте схвачен охраной. Утром, не откладывая в долгий ящик, как только дебошир протрезвел, его расстреляли согласно закону Долга, предусматривавшему за убийство на территории базы клана только такое наказание. И раньше бывало, что вилку как аргумент пускали в ход при конфликтах, но до таких последствий не доходило. Видимо, именно последний случай переполнил чашу терпения коменданта, наложившего запрет. Конечно, это эмоциональное решение, а не действенная мера — ведь ограничить желание подвыпивших мужиков почесать языками и помериться крутизной практически нереально. Кто-то поймёт, кто-то нет, но Шнырю нравилась эта атмосфера, когда можно себя показать, да других посмотреть. Если утром на лице обнаруживались синяки — ерунда, ничего страшного, его устраивал такой способ скинуть напряжение. Ведь выход в Зону на несколько дней, в течение которых каждая минута требует твоей предельной концентрации, чтобы остаться в живых, даже сам по себе, без перестрелок с врагами и поединков с мутантами, является не слабым стрессом. Поэтому расслабиться, напившись после опасного похода, вытравить спиртным свою эмоциональную память насколько это возможно, чтобы там не висели кошмарные образы, жизненно необходимо для сохранения психики хотя бы на уровне условно-нормальной. Конечно, никто не задумывается об этом с научной точки зрения, всем просто доставляет удовольствие ощущение, когда сжавшиеся в тугой комок нервы начинают постепенно размягчаться под действием алкоголя, и в голове сталкера блаженно формируется мысль из одного слова — «отпустило».

Шнырь заказал тушёной картошки с мясом, овощное рагу, хлеба и, конечно же, водки. Приятелей за другими столами не было, и поэтому когда после третьей стопки выпитой в одиночестве в бар зашёл неизвестный сталкер и спросил разрешения составить компанию, возражений не последовало. Виктор (так его звали), пояснил, что в Зоне недавно, даже «погремуху» ему ещё никто не прилепил. Новичок сделал заказ, и сталкеры опрокинули по сто грамм за знакомство. Как только Виктор узнал, с кем свела его судьба, то обрушил на Шныря настоящий град вопросов. Его интересовало всё: и аномалии, и встречи с мутантами, и места, богатые артефактами, и ветеранские хитрости. Впрочем, найдя благодарные уши и подогреваемый изнутри алкоголем, бывалый сталкер вскоре разошёлся и стал сам сыпать историями, от которых Виктор даже забывал поесть и выпить. Шнырь, действительно, имел в Зоне репутацию отменного следопыта и разведчика. Собственно, и прозвище он получил за способность пролезть или пробраться туда, куда другим дорога заказана. Однако, поскольку специалистов, умеющих читать следы, существенно меньше, чем обладающих навыками разведчика, то частенько его называли следопытом — не в качестве погоняла, а уважительного обозначения редкой профессиональной специальности.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.