Сабтекст

Ogami

Жанр: Фэнтези  Фантастика    Автор: Ogami   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава 1. «Кто это в зеленом топике?»

«Э-ээх!» — рычит одетый в кожу солдат, нападая на Габриэль.

Она быстро поднимает шест, целя ему в лицо, промахиваясь совсем немного. На лице человека появляется болезненное выражение, и он падает назад, тяжело ударяясь о землю. Ещё один додонец бежит вперед, чтобы занять его место, в обманном маневре размахивая шипастой булавой. Пока он раскачивает оружие, Габриэль держит шест перед собой в защитной позиции. Поддев шест своей булавой, он легко выбивает его из её рук (при этом половина шипов отваливается от булавы). Габриэль пригибается к земле, сжимаясь, поверженная и беспомощная перед лицом врага.

«Стоп! Монтаж! — кричит режиссер в мегафон, ругаясь под нос и вытирая пот со лба. — Проклятая новозеландская сырость!» — вздыхает он. Все получают пятиминутный перерыв, пока бутафор прикрепляет шипы к булаве — уже в третий раз.

Рени О’Коннор атлетически поднимается на ноги, спружинив на руках, подняв ноги вверх и прогнувшись в мостике. Она идет за своей бутылкой с водой. Гример изучает её внешний вид.

— Ти-Джей, — зовёт она режиссера, махая ему рукой и делая глоток из бутылки. — Мне нужно поговорить с тобой.

«И так?», — думает Ти-Джей Скотт, засовывая хлопушку подмышку и направляясь к актрисе, вспотевшей и от этого раздраженной.

— А мы можем сделать так? — спрашивает актриса, дополняя слова жестами. — Габриэль обезоружена и упала на задницу…

— Ну?

— Ну, я это уже делала в прошлом сезоне! — энергично возражает она, пока гример вытирает влагу с её живота. — Может быть, мы могли бы… чуть-чуть изменить эту сцену?

— Насколько немного? — устало спрашивает режиссер.

— Ну, — объясняет Рени, — пусть она будет сбита с ног, но у неё будет возможность вывернуться и в последнее мгновенье избежать падающей булавы. Как предложение?

— Это подходит, — говорит режиссер, — для Зены. Её напарница — другое дело. Ты не должна выглядеть лучше, чем звезда.

— Когда мне будет можно помогать Зене во время драк?

— Не в этом эпизоде — это точно, — незаинтересованно отмечает режиссер, вынимая копию сценария, чтобы взглянуть на текущую сцену. — Почему бы не оставить это на время, а потом ты можешь договориться обо всем со сценаристами, ладно?

— Хорошо, — вздыхает Рени, прекрасно понимая, что когда уже так много отснято, коренные изменения в сценарии практически невозможны.

— Чего такое угрюмое лицо? — ненавязчиво спрашивает Люси Лоулесс, подходя ближе, осторожно почесывая ноющее место на груди.

«Не расчесывай, а то пятна останутся», — вспоминает она слова Донни Дункана, поэтому прекращает.

— Это ещё одна сцена типа «Габби-падает-и-к-её-горлу-приставляют-нож». Меня от них тошнит!

— По крайней мере, ты можешь промахиваться, — отвечает Люси. — А мне приходится выглядеть «так-супер-безупречно» в каждой сцене схватки, иначе я выгляжу глупо.

— Так, слушайте все. По местам, — зовет режиссер в мегафон.

— Ты имеешь виду, что я выгляжу глупо? — игриво спрашивает Рени.

— Нет, просто вяло, — улыбается ей Люси, для большего эффекта гордо поправляя узорчатые нагрудные доспехи.

— Ну, спасибо, — уныло улыбается Рени, в то время как статист ходит кругами вокруг них.

Актриса принимает свой шест из рук реквизитора и вполсилы описывает им круг.

— И… Мотор!

— Габриэль! — кричит Зена, отражая удар мечом.

Её щеки вспыхивают, когда она видит, как сказительница поднятым вверх шестом отражает удары нападающего. Зена переводит взгляд на ближайшего противника.

— А-а-а! — кричит бегущий прямо на Габриэль солдат, надеющийся убить её одним ударом.

Она блокирует его атаку и поворачивается, сбивая воина с ног.

— Ух! — мычит он.

Раздается треск.

Конец шеста Габриэль попадает ему в челюсть, окончательно выводя додонца из строя. Габриэль видит, что Зена описывает круги, стараясь отвлечь внимание на себя, но, несмотря на это, к сказительнице направляются ещё двое.

Выбитые зубы летят на траву, когда Габриэль замахивается шестом в лицо одного из них, отталкивая прочь, но второй воин тут же занимает его место.

— Нет, — думает Габриэль, когда шест выбит из её рук, а сама она оказывается на земле. — Только не это опять! Я ненавижу это! — Она поднимает голову, чтобы посмотреть на солдата перед ней. Одного взгляда на выражение его лица достаточно. — Хорошо бы меня здесь не было…

Солдат затаив дыхание наблюдает, как девушка пытается подняться на ноги. Удерживая шипастую булаву у плеча он оскаливается и делает шаг в её направлении.

«Стоп!» — командует режиссер, растерянно моргая. Он сейчас видел ЭТО и глазам своим поверить не мог. Рени лежала там, на траве. А потом она просто испарилась, словно это был один из спецэффектов компании «Flat Earth». А потом появилась снова!

— Что за?… — спрашивает он сам себя, останавливаясь, чтобы вытереть лицо. — Уф, народ, это был трудный день. Мы завершим вторую часть потом, ладно, Донни?

* * *

Без сомнения, эти мгновения должны были стать последними в её жизни… Габриэль медленно открывает глаза, чтобы увидеть стоящего над ней солдата. Вот он — тут как тут, с булавой наготове. Она содрогается в ожидании последнего, смертельного удара, но вместо этого…

— Вам помочь, мисс? — спрашивает мужчина, склоняясь к ней, отводя булаву в сторону и протягивая свободную руку.

Она удивленно смотрит на него. Он приятно улыбается. «Может быть, это просто уловка», — настораживается она. Акцент говорившего был очень странным, вполне соответствующий произнесенным словам. — «Может быть, я смогу ему подыграть и спастись, когда будет шанс», — думает Габриэль.

Она улыбается в ответ, дружелюбно, насколько это возможно, и поднимается, опираясь на его руку.

Мужчина отпускает её и уходит. Сказительница обескураженно наблюдает за происходящим: остальные солдаты снимают шлемы и разбредаются, а что ещё более странно — люди с черными коробками, взваленными на плечи, ходят туда-сюда, волоча за собой черные шнуры. Странные мужчины и женщины, одетые в одинаково странную одежду, начинают ходить вокруг. Повернувшись, Габриэль видит ряды стеклянных лампочек в широких панелях. «Лампочки светились, — догадывается она, — а теперь остывают, становясь тускло-красными».

А самое странное — то, что один из солдат опускается с воздуха, легко как перышко. В поле зрения сказительницы попадают нити, похожие на осеннюю паутину, которые соединяют солдата с рычагом высоко вверху.

«Прямо как один из ‘Deux Ex Machina’ — бог из машины, приём греческих драматургов, позволяющий поднять актера, убрав из пьесы… Неужели я… в пьесе?» — сбитая с толку, думает она. Её глаза останавливаются на Королеве Воинов, разговаривающей с одним из солдат.

— …в таком случае, если ты нападешь, нанося сокрушающий удар…

— демонстрирует Люси. — Внимательней смотри на меня, когда я тебя побью. Понял?

— Спасибо, мисс Лоулесс. Я это запомню, — следуют дополнительные согласные кивки головой и улыбки, адресованные знаменитой актрисе.

Солдат по-дурацки махает ей рукой и поворачивается, чтобы уйти.

— Зена, что ты делаешь? — спрашивает смущённая сказительница, подходя ближе.

— Я делаю то, что я делаю лучше всего, Рен, — улыбается Люси, передавая меч реквизитору.

— Как ты назвала меня? — спрашивает Габриэль с открытым от удивления ртом, проследив взглядом за странно одетым человеком, уносящим меч Зены.

— Рен. Рени, — восклицает Люси, улыбаясь глазами. Её интонация меняется:

— Я, наверное, схожу с ума. Мне показалось, что во время последнего дубля ты исчезла.

— Я исчезла?!

— Угу, — смеётся Люси. — А потом ты вынырнула обратно. Может быть, у меня просто солнечный удар.

— Я думаю, что мне надо тоже уйти с солнцепёка, — признаёт Габриэль, прикладывая руку ко лбу.

— Ты не очень хорошо выглядишь, — замечает Люси, и заботливо предлагает, — почему бы тебе не вернуться в мой трейлер, я заварю нам по чашечке чая, а?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.