Санкт-Петербургский бал-маскарад [Драматическая поэма]

Киле Петр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Санкт-Петербургский бал-маскарад [Драматическая поэма] (Киле Петр)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Идея Санкт-Петербургского карнавала нашла свое воплощение, совершенно неожиданно для меня, как бал-маскарад в форме драматической поэмы, которую легко превратить в киносценарий, с действием по всему свету во времени и пространстве, с главным героем, имя которого далеко неоднозначно воспринимают в мире христианском. Люцифер в русской философской традиции представляет исторический процесс, двусмысленный, временный, с христианской точки зрения, но это и есть человеческая цивилизация в ее развитии, с высшими достижениями в сфере искусства и техники.

Или все проще. Санкт-Петербург. В театрах города идут спектакли и концерты в рамках Фестиваля «Белые ночи», транслируемые на весь мир. Туда мы не заглянем, а примем участие просто в прогулках по городу, столь памятных по красоте его улиц, мостов и каналов и сокровищниц мирового искусства. По сути, это непрерывное карнавальное шествие по улицам города и его окрестностям, как в Венеции или Риме.

ПРОЛОГ

         ( слышен голос поэта) Герой мой вновь явился предо мною, То юн, то молод, то как птицы тень, Спускающейся вниз с небес на землю, Божественной осанкою предивный. Его земное имя Леонард. Он в мире горнем ангел лучезарный, Прослывши в мире дольнем Сатаной, - Свет назван тьмой, сверкающей, как солнце, Чья сущность неизменна и в ночи, И в час затменья в яркий полдень, Лишь на Земле тревога и смятенье Рождают суеверья и знаменья. Один как Дух, другой как человек, - Таков поэт, живущий средь людей Один, тоскуя, весь в полетах мысли... Герой в двух лицах, как актер на сцене, Прообраз человека и лицо Живое, с кровью, льющейся со стуком... Театр и жизнь, и сцена бытия Земного в бездне звезд неисчислимых.

КАРТИНА ПЕРВАЯ

Виды Павловского парка под Петербургом, переходящие в луга и перелески вдоль прудов и лес с березовыми рощами, или настоящий сосновый, с дубовой рощей, в которой обосновались Музы во главе с Аполлоном. У амфитеатра на склоне лужайки, с колоннами (павильона для киносъемок) мелькают фигурки нимф и сатиров, за ними наблюдают через пруд публика и ряженые, среди которых можно узнать персонажей мифов и истории.

Нимфа с сатиром встают, как в известной скульптурной группе, очевидно, изображая живую картину, для части публики весьма нескромную. Неведомо откуда проносится голос.

        ГОЛОС ПОЭТА Она стоит, беспечна и умна, Как моря утренняя тишина, С улыбкой утаенного привета, В сиянье влажном света... А на нее уставился сатир, В рогах, с копытцами, в шерсти, Он весь открыт и руку тянет К слегка прикрытой ею тайне. Ужели здесь свиданье? Нет. У нимфы красоты - на целый свет, Столь совершенна, как богиня, Киприда ей скорее имя. Она явилась в наши сны, Волшебные во дни весны.

Показываются девушка неописуемой красоты и юноша, несколько похожий на сатира, из их обращений друг к другу становится ясно, что это Психея и Эрот (а не просто Амур, как у Апулея).

             ПСИХЕЯ Эрот! Ты ковыляешь, как сатир, Я думаю, нарочно. Вдруг обидишь Сатира, что стоит с прекрасной нимфой?               ЭРОТ Я из сочувствия, не ради смеха. Ведь нимфа столь прекрасна…             ПСИХЕЯ                                                   Как богиня?               ЭРОТ Богиня, да! Киприда и Адонис На бал явились нимфой и сатиром? Нет, лучше разыграют миф о них, И с ними мы окажемся на Кипре, Когда царили боги на Олимпе И музы с Фебом в рощах Геликона. О, музы! Вы сойдете ныне к нам На празднество любителей искусств!

Хор муз выходит на луг, проступают отчетливо Терпсихора, Каллиопа и Клио.

           ХОР МУЗ       ( с плясками, все вместе и отдельными голосами) Адонис, сын царя на Кипре, Охотой увлекаясь, рос, Бродил по чащам и ущельям, Карабкался по горным кручам, Как козлы вслед за козами К вершинам гор устремлены. Что гонит их? Любовь, конечно. Адонис в страсти пылкой нес Им смерть и горькую разлуку - На торжество себе на миг. Добро бы по нужде, как житель Окрестных сел, иль был жесток, Урод, обиженный судьбой, Чья страсть - лишь упиваться кровью.

     Нимфа и сатир предстают как Афродита и Адонис, разыгрывая все то, о чем идет речь.

Адонис, сын царя, был славен Такой чудесной красотою, Что даже у богов Олимпа Его прекрасней не нашлось бы, Как убедилась Афродита, Приметив юношу на Кипре, Куда сходила искупаться, Как заново родиться в море. Как Артемида, и она К охоте пристрастилась тоже, С Адонисом сходясь в лесах Пастушкой, простодушно смелой, Иль нимфой, чудно обнаженной, Или Харитой с красотою Божественной, что Афродита. Нет, это сон, пустые грезы! Адонис от друзей бежит И в роще предается ласкам В фантазиях своих, как в яви, Пастушки, нимфы иль Хариты, Прекрасней девушек стократ. Друзья все поняли: влюблен! В кого же? Выследить нетрудно.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.