Штабс-капитан Круглов

Исаев Глеб Егорович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Штабс-капитан Круглов (Исаев Глеб)

Часть 1

Глава 1 Советник президента

Задувает в открытое окно ветерок с Москва-реки, в динамиках звучит новая песня Леонтьева. Красота. Максим прибавил звук и откинулся на мягком сидении летящей вперед "Волги". Он любил управлять машиной сам, и старался не упускать такой возможности, игнорируя выделенного ему водителя.

Перестроился из третьего ряда, включил поворотник. Мысли вернулись к недописанной речи. Настроение вновь испортилось. Водитель поморщился:

– Последнее время Шеф стал вовсе непредсказуем. Здесь, в Москве один и вполне вменяемый, а стоит выехать, куда ни будь на встречу глав, и понеслось. Словно тетерев. Ничего, кроме своего голоса не слышит.

– МЫшление, мЫшление, подвИжки…, нАчать -углУбить, ну сколько можно. Крючков докладывает, в регионах бардак, пресса, телевидение словно взбесились, везде одно и тоже. Покаянные воспоминания бывших вертухаев о кровавом Деспоте, во Взгляде вопли кликуш-демократов. А на улице совсем иное: Тысячные очереди за продуктами. Все словно в анабиозе. Никто ничего не хочет… Только орут. Он разве не понимает, что все валится? Не может не понимать… – Максим долбанул по сигналу, приструнив наглый жигуль с тонировкой, подрезавший его "ласточку.

– Эти, тут еще, комсомольцы-добровольцы. Кооператоры хреновы. А рожи, мать их, не приведи господь…

Получив предложение должности советника Самого, Владимиров был по-настоящему счастлив: Еще бы в тридцать шесть… на самом верху пирамиды… такие перспективы. Но, чем больше он вникал в ситуацию, тем реже вспоминал о своей удачливости. Краснодарский колосс не качался, он уже падал. И только инерция больших объемов не давала увидеть это падение воочию. Но еще немного, и в полном соответствии с доктриной Ницше, вокруг Первого станет тесно от желающих подтолкнуть…

Тогда уже будет не до карьеры… Не угодить бы под осколки … – Сын генерала отлично помнил, как внезапно, в один миг замолчал телефон, испарились все друзья и приятели, когда сняли с должности отца … И хотя Батя сумел переломить ситуацию, все устаканилось, но страшная тишина в пустом доме долго еще снилась маленькому Максу…

Занятый размышлениями отвлекся от дороги, и заметил придурковатую восьмерку, только когда вишневое "зубило" вновь вынырнуло в опасной близости от хромированного капота его "Волги". Дернул руль, стремясь избежать неминуемого столкновения. Визгнула по сырому асфальту резина, и тяжелая машина, перелетев низенький бордюрчик, метнулась к узорчатой ограде. Макс выжал педаль тормоза, но было поздно. Проломив чугунный парапет словно картонку его новенькая Волга взлетела в воздух и с громким плеском рухнула на маслянистую поверхность реки.

Поток мутной воды вдавил в сидение. Задергался, стараясь ухватить ручку, но не успел. Волга клюнула носом, и плавно, словно уходящая под воду субмарина, начала скользить в темноту.

Вода стремительно прибывала, воздух кончился, в голове не осталось ни одной мысли, только дикий, животный страх. Распахнул рот в безумном крике.

Мир исчез. Мгновенно и разом, словно кто-то повернул выключатель. Тьма и небытие.

Неясный свет проникал сквозь темную толщу воды. Максим оглянулся, и понял, что его уже нет в тесной коробке, лежащей на илистом дне. И вообще его тела нет. Только рассудок. И даже выныривать не пришлось. Он просто пересек разделяющий две среды, и поднялся над местом недавней трагедии.

Но странно, ничего здесь не напоминало о произошедшем. Мало того, все вокруг изменилось. Разительно и до неузнаваемости. Разве только кирпичные стены виднеющейся вдалеке кремлевской ограды, и река все так-же текла мимо. Изменилась сама дорога и едущие по ней авто. А еще вздыбленные на другом берегу ступени гигантских зданий из ослепительно зеркальных стекол. Обтекаемые обводы, скошенные формы летящих по дороге авто… Сумел отвлечься от невероятного зрелища и уставился на висящие над дорогой транспаранты. Странные надписи, агрессивные, цвета. "Рок Фестиваль. Генеральный спонсор фирма "Самсунг". Прикоснись к будущему… И дата: восьмое августа девяносто восьмого года…

Похоже не врал фантаст… – Вспомнилась Максу читанная в далеком детстве, но запавшая в памяти книга. Сознание угодившего в аварию человека попадает в будущее. Как тень, фантом… И мечется там ища выхода…

Но осознать себя оказалось непросто. Он был, но его не было. Впрочем это не поразило, и даже не огорчило… Он уже стремительно летел над преобразившимся мегаполисом. Мелькнули, проносясь мимо знакомые силуэты университета, возник и тут-же пропал зубчатый диск на крыше громадного небоскреба. Наконец движение замедлилось. Формы окружающей реальности приобрели резкость. Макс вгляделся в картину. Громадная площадь, забитая тысячами людей. Все он идут от одного лотка к другому… И сотни раскосых, с маслянистыми, цвета вороньего крыла волосиками иностранцев. Они трясли зажатыми в руках тряпками, ели вонючую лапшу, спали, и ковыряли в ушах, ничуть не смущаясь идущих мимо покупателей.

– Хоросый…куртка. Чистый кожа.- Донесся до слуха писклявый, коверкающий слова голосок. – Это один из плюгавых продавцов уцепившись в рукав пожилого человека, вертел перед ним страшный, коробящийся дерматином предмет. Мгновение, и все исчезло. И вновь мелькание калейдоскопа лиц, зданий. Зрелище напомнило ускоренную прокрутку видеомагнитофона.

И тут Владимиров понял, что возвращается. Не вверх, а назад. В салон жестяной коробки, закупоренной пахнущей тиной толщей воды, откуда мгновение назад вырвалась его душа. Вспыхнуло, и вновь упала темная пустота.

Новое пробуждение вышло куда более трудным.

– Проснитесь, Максим Андреевич… – женский голос вырвал из непрочного сна. Мыслей не было. Пустота чистого листа и бездумье. Голос стих, однако теперь кто-то начал трясти его плечо.

Приоткрыл один глаз и в неясной пелене разглядел светлое пятно.

– Кх. – попытался произнести он.

– Молчите, пожалуйста. – женщина отпустила его руку – Если вы меня слышите, закройте глаза.

Максим послушно моргнул. – Послушайте… – хрипло произнес он.

Впрочем, спрашивать, где он сейчас находится, было глупо. Понятно без слов. – Вотчина Чазова. Интересно, насколько серьезно?

Врач развернулась, и двинулась к выходу. – Сейчас отдыхайте, придите в себя. А чуть позднее, мы проведем всестороннее обследование. Вас буквально вытащили с того света – произнесла она.

Едва двери закрылись, Максим открыл оба глаза, и осмотрелся. Палата как палата. В углу кубик цветного телевизора, рядом с кроватью хромированная стойка, увешанная пузырьками с жидкостью, непонятные приборы.

Владимиров шевельнулся и осторожно сдвинул хрустящую простыню. – Встать? Голова не болела, однако как она поведет себя в вертикальном положении…

Дверь негромко скрипнула, и в щель плавно просочился, другого слова и не подобрать, одетый в свой неизменный серый костюм Медведь. Похожая на прозвище фамилия как нельзя больше подходила начальнику охраны администрации президента. Квадратный, кряжистый с внимательным взглядом карих глаз, чекист был профессионально улыбчив и дружелюбен.

Впрочем, к Максиму, как он искренне надеялся, Владимимр Михайлович испытывал по настоящему приязненные чувства. Советник никогда не мешал офицерам охраны выполнять свою работу, и вообще не вредничал.

– Привет Макс, а то… Ожил? Нет? – Поинтересовался Медведь, цепко вглядевшись в зрачки пострадавшего.

– Да не боись, Михалыч.- Сварливо отозвался Владимиров.- Все нормально. Дважды два – четыре, а КПСС- Направляющая и руководящая сила социалистического общества…

– Шутишь, значит и впрямь ожил. – Посетитель осторожно шагнул к кровати. Присел на стул и вздохнул.

– Идиота того мы задержали… Начал он.- Пацан, голова из одного места растет.- Машину купить мозгов хватило, а на права сдать…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.