Социальный работник

Larkin

Жанр: Современная проза  Проза    Автор: Larkin   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Кажется, я провёл здесь, в ожидании, целую вечность. Я видел, как моя мама разговаривает с какими-то людьми в зале. Видел как прошли родители Дэни. Самого Дэни я нигде не видел.

Они здесь, но где же Дэни? Раз есть они, должен быть и он.

Наконец ко мне подошёл полицейский и приказал идти с ним. Он провёл меня по коридору, ввёл в комнату и вышел, закрыв дверь. В комнате стояли несколько стульев и стол. Что интересно, не было окна. Сказать, что я не волновался, было бы ложью.

Что им надо? Зачем?

На стене висели часы, такие же как в школе. Но они словно замерли. Стрелки если и двигались, то очень-очень медленно.

Под часами висело большое зеркало. Не нужно быть гением, чтобы понять – для чего оно тут. Эти трюки с тем, что с другой стороны оно прозрачно, а за ним другая комната, куда приводят свидетелей для опознания, показывали во многих фильмах.

Наконец дверь открылась. Я посмотрел выжидающе, и увидел высокую, красивую, женщину, одетую более формально, чем любая из моих учительниц, несущую портфель и стопку папок. Она одарила меня тёплой улыбкой, села за стол, положила портфель на один из стульев. Вынув из одной из папок несколько бумаг, разложила их перед собой, и опять улыбнулась.

- Ты, наверное Френсис, - заговорила она мягким завораживающим голосом. – Так тебя зовут в школе?

- Иногда.

- А как тебя обычно зовут?

- Френсис.

- Хочешь сказать, у тебя нет никакого прозвища?

Мне было неловко перед ней, хотя я никогда не стеснялся своего прозвища.

- Меня называют Бини, но я бы хотел, чтобы вы звали меня Френсис.

Я почувствовал, что мой ответ её озадачил.

- Меня зовут Диана Карвер. Я социальный работник и психолог. Но ты можешь называть меня Диана.

Она взглянула в одну из бумаг.

- Френсис, я задам тебе несколько вопросов. Не волнуйся, тебе ничего не грозит. Я попросила твою маму разрешения поговорить с тобой. Она согласилась. Единственное, о чём я тебя прошу – говори правду. Ты можешь выполнить мою просьбу?

Я утвердительно кивнул.

Она помолчала, и что-то написала.

- Дата твоего рождения, Френсис?

- Третье декабря, девяносто пятого.

- Значит сейчас тебе двенадцать, а в декабре будет тринадцать. Правда? Скажи, Френсис, у тебя есть братья и сёстры?

- Нет.

- Ты живёшь с мамой?

- Да.

Я знал, что она это всё знает, и проводит формальную проверку.

- Расскажи о своём папе.

Я промолчал.

Она сделала паузу на длинное мгновение и осторожно сказала.

- Френсис, я знаю что случилось с твоим папой. Я хочу узнать, что думаешь об этом ты. Самоубийство – страшная вещь. Но ты должен помнить, что в этом нет твоей вины.

Если она знает, то почему спрашивает? И какая может быть моя вина? Мне тогда было два года...

- Френсис, в какую школу ты ходишь? Какие уроки тебе нравятся, а какие нет?

- Средняя школа Воррен Гамалиеля Хардинга. Седьмой класс.

- У тебя много друзей в школе?

- Хватает.

- Что ты подразумеваешь под словом «хватает»?

- Хватает.

- Френсис, я хочу знать, много ли у тебя друзей. Есть ли среди них такие, которых ты можешь выделить? Можешь ли выбрать из них одного?

- Да, много. Я ни с кем не ссорюсь.

- Френсис, школьные друзья могут быть просто твоими одноклассниками, а могут быть особенные друзья, с которыми ты проводишь время.

- Да, есть и такие и такие.

- А сколько у тебя особенных друзей, с которыми ты остаёшься подолгу наедине?

- Их много. Они часто меняются.

- Считаешь ли ты Дэни особенным другом?

Во мне нарастала паника.

Осторожней! Пошли каверзные вопросы!

- Может быть, - как можно безразличнее пожал я плечами.

- Френсис, объясни, что такое особенный друг?

Наверное всё это из-за того старого разваленного дома.

Я озадаченно запрокинул голову к потолку, словно ответ висел под ним в воздухе.

- Френсис, расскажи о времени проведённым тобой с Дэни.

Я продолжал изображать непонимание.

- Дэни старше тебя на год?

- Может быть, - отозвался я.

- Разве Дэни не прикасался к тебе в тех местах, к которым прикасаться не должен?

Я нахмурился. Я действительно не понимал к чему она клонит.

- Френсис, ты слышал о хорошем и плохом прикосновении? Я думаю, ты достаточно взрослый, чтобы понять меня.

Что она пытается выяснить? Как именно я играл с Дэни? Откуда она вообще об этом знает?

- Френсис, в начале нашей беседы, я сказала, что тебе ничего не угрожает. Но если ты солжешь, всё измениться. Ложь будет твоим преступлением. Подумай где ты. Ты в полицейском участке. А здесь нужно говорить только правду.

Мне захотелось, залезть в укрытие, как моллюск в раковину, и закрыть люк.

- Френсис, пойми, - её глаза пылали пламенем. – Когда один человек трогает другого, он наносит ему страшный вред! И мы должны остановить этого человека, чтобы он не трогал других! Скажи, когда вы были с Дэни наедине в последний раз?

- Вчера.

- Френсис, я хочу, чтобы ты хорошенько подумал. Говори только правду. Вчера вы встретились после школы. Ты пришёл к нему домой. Что вы делали? Шаг за шагом.

Что она вообще может знать? И откуда? Дэни ей бы не сказал! Ни за что!

- Мы играли в Playstation, – сказал я.

Она могла бы спросить, в какую именно игру, но она не спросила.

- Это не то, что сказал нам Дэни. Вы делали ещё кое-какие вещи.

Не знаю откуда, но на меня нахлынуло мужество.

- Что именно?

Она пытается обмануть меня! Она хочет, чтобы я проговорился. Чтобы я разозлился на своего друга и выдал его! Ей плевать, кто у кого взял член и что с ним делал! Ей нужно раздуть федеральное дело! В фильмах часто показывают эти подлые полицейские штучки.

Мой бунт возмутил её. Она вскочила и повысила голос.

- Если я узнаю, что ты лжёшь, у тебя будут крупные неприятности!

Она взяла себя в руки, села за стол и натянула свою добродушную ласковую маску. Но было уже поздно. Я замолчал и только презрительно улыбался, когда она задавала свои вопросы.

Она ушла. Я просидел в одиночестве ещё час. А потом меня забрала мама. Она даже не понимала что наделала, когда допустила это издевательство.

Оказалось, что прокурор во время моего допроса, давила на Дэни. Она, как и миссис Карвер, пускалась на такие же уловки, но Дэни раскусил её. Он не усомнился во мне.

И мы выстояли. Если бы один из нас не выдержал и признался, последствия были бы страшными, а наша жизнь уничтожена.

Мы не преступники. Мы обычные мальчики. А мальчики всегда играли и будут играть в свои особые игры.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.