Колдовской мир (Книги 4, 5, 6, 7 цикла "Колдовской мир")

Нортон Андрэ

Серия: Колдовской мир [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Колдовской мир (Книги 4, 5, 6, 7 цикла

Волшебница колдовского мира

Глава 1

Морозное дыхание Ледяного Дракона на высотах было сильным и жестоким, поскольку была середина зимы. Да, как раз в месяц Ледяного Дракона я серьезно задумалась о будущем. Сожалея и вздыхая о прошлом, я знала, что должна делать, чтобы те, кого я ценила дороже собственной жизни, освободились от Тени, могущей добраться до них через меня. Я — Каттея из Дома Трегарта — когда-то обучалась, как Мудрая Женщина, хотя не приносила их клятвы и не имела на груди драгоценного камня. Но знание, которое мне дали, было выбрано не мною. Я была одной из троих, и эти трое могли при необходимости сливаться воедино: Кайлой — воин, Кимок — провидец-волшебник, и Каттея — колдунья. Так назвала нас мать, когда мы, близнецы, родились, такими мы и стали. Мать была Мудрой Женщиной Эсткарпа и была отторгнута из-за своего брака с Симоном Трегартом. Он не был обыкновенным человеком, хотя был чужеземцем, пришедшим через ворота из другого мира. Он был не только сведущ в военном искусстве, которое высоко ценилось в Эсткарпе, потому что эта раздробленная и изношенная временем страна осаждалась тогда соседями Карстеном и Ализоном, но обладал и собственной Силой, которую Мудрые Женщины не хотели признать в мужчине. Однако, после замужества Джелит доказала, что она не только не лишилась своего волшебства, как предполагали, но и обрела нечто новое, и это привело в ярость тех, кто отвернулся от нее из-за ее выбора. Но все же, когда это было очень необходимо, они просили ее поддержки, хотя открыто и не признали, что она доказала ошибочность традиционного мнения.

Мои родители вместе выступили против остатков Колдеров, иноземных дьяволов, которые так долго угрожали Эсткарпу. Они обнаружили источник, откуда просачивалось это зло, и закрыли его. Колдеры, как и мой отец, были не из этого времени и места, они воздвигли Ворота и через них выбрасывали свой яд на Эсткарп. После этого великого дела Мудрые Женщины уже не смели выступать открыто против Дома Трегартов, однако не забыли и не простили поступка моей матери. Дело даже не в том, что она вышла замуж — с этим они могли бы смириться, хотя и презирали бы ту, которая позволила эмоциям свести ее с их сурового пути. Главное, что она осталась с ними, — и этого они не могли простить.

Как я уже сказала, мы были близнецами, мои братья и я. Я родилась последней. После родов моя мать долго болела, нас отправили в Ангарт к женщине из фальконеров. У нее была тяжелая судьба, но она окружила нас любовью и заботой, которые не могла дать нам наша мать. А отец так был поглощен страданиями моей матери, что едва ли знал в эти долгие месяцы, живы мы или умерли. Я думаю, что он и потом не чувствовал к нам никакого сердечного тепла из-за того вреда, который мы нанесли ей своим появлением на свет. Детьми мы мало знали о своих родителях, потому что из-за продолжавшейся войны они находились в Южной Башне. Отец ездил по пограничным местам, как Начальник, а мать — как его Дальновидящая. Мы жили в тихом замке, где леди Лойз, боевая подруга моих родителей, была хранительницей мирного очага. Мы трое узнали, что в нас есть нечто, отличавшее нас от других: мы могли в случае необходимости объединять наши мысли и становиться одним существом. Тогда мы пользовались этой силой по мелочам, но с каждым разом усиливали ее. Мы также инстинктивно понимали, что такую вещь надо хранить в секрете. Разрыв моей матери с Советом избавил меня от тестов, которые давались всем детям для избрания в ученицы. Наши родители — догадывались ли, нет ли о том, что мы унаследовали — охраняли нас, как могли, от восприятия шаблонов Эсткарпа.

А потом мой отец исчез. Во время затишья он сел на корабль Салкаров, ближайших союзников и боевых друзей Эсткарпа, чтобы обследовать некоторые острова, где, как говорили, наблюдалась подозрительная активность, и с тех пор ни о нем, ни о корабле не было ни слуху, ни духу. Мать приехала в наше убежище и в первый раз собрала нас в настоящий треугольник Власти. Объединив наши силы со своей, она послала поисковый луч и увидела нашего отца. Получив этот слабый ключ надежды, она уехала снова — искать мужа. Кайлон и Кимок пошли в Пограничники, а я осталась, и Мудрые Женщины стали действовать, как давно собирались. Они послали за мной и поместили меня в свое место Тишины, и я на несколько лет была отрезана от знакомого мне мира и от братьев. Но мне были показаны другие миры, и я мечтала, чтобы врожденное Знание нашего рода росло во мне. Я преуспела настолько, что смогла, наконец, мысленно добраться до Кимока и, прежде чем меня заставили произвести обет, Кимок и Кайлон приехали и взяли меня оттуда. Нам не удалось бы нарушить узы Совета, если бы не то обстоятельство, что вся Власть была собрана воедино для нанесения единственного удара Карстену и уничтожения большей части вражеской силы. Совет послал всю свою мощь в горные страны и своей объединенной волей сбил вершины гор и искривил землю. Поэтому Совет не мог тратить свою силу на нас, и мы уехали в восточном направлении. Кимок открыл, что Древняя Раса Эсткарпа в отдаленные времена имела мысленный заслон, и восточное направление для нее как бы не существовало. Сделано это было тогда, когда Древние как раз с востока пришли в Эсткарп.

Так что мы приехали через горы в Эскор. Там, изучая то, что мы должны были знать, я работала с некими чарами, чуть не погубившими всю страну. Дело в том, что там в прошлом были мощные силы, выпущенные древними магами народа моей матери, и, стремясь овладеть этими силами, адепты погубили страну. В конце концов те, кто ушел основать Эсткарп, перевалив через горы, поставили за собой предположительно вечный барьер. Но когда я разрабатывала свои чары, мало сравнимые с теми, что имелись в Эскоре в прошлом, силы пробудились, легкое равновесие нарушилось, снова проснулась борьба между добром и злом. Мы приехали в Зеленую Долину, которая управлялась теми, кто был даже старше, чем Древняя Раса, но все-таки были частично нашей крови. Они не были от Тени, мы встали там дружественной армией и послали им предупреждающий меч, чтобы созвать добровольцев для сражения с Тенями, и пришел тот, кого в Долине считали своим. Он был из Древней Расы, лорд Холма, бывший наставник одного из последних магов, который остался в Эскоре и не вмешивался в борьбу. Дензил был честолюбив и он был ясновидцем. Когда он только начал заниматься ясновидением, он еще не был так испорчен жаждой власти. Он давно знал Зеленый Народ, его встретили с почетом и были ему рады. Этот человек умел нравиться, даже больше, чем нравиться, как я сама убедилась. Для меня, знавшей только своих братьев да еще стражников, которых мой отец приставлял к нам, этот человек был новым другом, и что-то зашевелилось во мне, когда я впервые увидела его темное лицо. Он начал ухаживать за мной, и весьма умело. Кайлон нашел себе Дахаун из Дома Зеленой Тишины, а сердце Кимока пока оставалось нетронутым. Кайлон не хватался за меч, когда я улыбалась Дензилу, а Кимок хмурился, и я считала, что он просто ревнует из боязни, что наша троица распадется.

Когда Кимок уехал, я поддалась на уговоры Дензила помочь ему в решении его задач; тут сыграли роль и мои сердечные желания. И вот я тайно пошла с ним в Темную Башню. Теперь я не могу вспомнить, как ни стараюсь, что там делалось. Будто начисто кто-то смыл память всех тех дней, когда я помогала Дензилу в магии. Если же я очень напрягаю память — испытываю при этом боль. Кимок вместе с дочерью Крогана Орсией пришел за мной и работал со сверхчеловеческой настойчивостью и силой, чтобы вырвать меня из того места, что превратилось в место Теней. Но я в то время так была заражена тем, во что втянули меня Дензил и моя собственная глупость, что готова была вместе с Дензилом причинить вред самым любимым и близким людям. Кимок, предпочитавший скорее видеть меня мертвой, нежели павшей так низко, сбил меня с полуизученной магии. С этого часа я стала как новорожденная, потому что этот удар выбил из меня все мои знания. Сначала я была как ребенок, делала все, как приказывали, не имея ни воли, ни желаний, и всем была довольна.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.