Новая страна

Пальчицкий Сергей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пальчицкий Сергей, Дима С. Новая Страна.

2014 год.

Глава 1.

Много лет назад один французский сноб, атеист, любитель молодых студенток и забастовок испытал Тошноту. Тошнота ему очень понравилась и разнообразила приевшееся ощущение от молодых студенток. Когда Тошнота потеряла новизну, француз ощутил Безысходность. Безысходность постепенно надоела и сноб осознал Необратимость. Так родился Экзистенциализм.

Верстальщик из Москвы по имени Геннадий не подозревал, что Экзистенциализм вскоре станет основой его Бытия. Он вообще редко задумывался о Безысходности и Необратимости. Гена жил в мире блоков, колонок, адаптивной верстки и каскадных таблиц стилей. Иногда к нему подступала Тошнота, но Геннадий утешал себя тем, что во всем виноваты кривые руки дизайнеров макетов.

В остальном его жизнь ничем не отличалась от жизни миллионов верстальщиков и обитателей офисных джунглей. Гена вел блог в Живом Журнале, вывешивал фотографии своего Форд Фокуса в Инстаграм и беспощадно лайкал и репостил в Фейсбуке. Он считал, что разбирается в политике и общественной жизни, поскольку был подписан на страницы либеральных журналистов и регулярно читал их блоги. Периодически они возвещали о наступлении загадочного Нового Порядка, которого очень боялись. В таких случаях Гена отважно их троллил и считал себя героям, ставя лайк к постам вроде «Царь - дурак».

День, когда Геннадий погрузился в Тлен, ничем не отличался от остальных. Моросил осенний дождик, промозглый ветер разгонял листву. Прохожие, уныло склонив головы и поджав плечи, шли по своим делам. Он собрал ребенка в школу и завел машину. На улице заметно потемнело, хотя утро только начиналось. Гена сфотографировал промокшего котенка на детской площадке, отправил фотку в Инстаграм и с затаенной радостью стал ждать лайков.

Первые проблески тревоги Геннадий ощутил, когда включил свое любимое радио “Эхо Дождя” и не услышал жарких дискуссий о политическом будущем. Вместо этого тягучий баритон диктора рассказывал о Стабильности и возрождении Духовных Ценностей. «Я что, случайно на Компотова* попал?» - недовольно подумал и выключил радио. За окном автомобиля становилось все темнее. Гена поймал себя на мысли, что обычная московская суета куда-то исчезла. На улице не было даже редких прохожих.

Неожиданный порыв ветра окатил лобовое стекло тучей брызг и пыли. Машину едва не занесло, но Геннадий сумел вырулить и остановился на обочине, чтобы успокоить нервы и проверить Инстаграм на наличие новых лайков и комментов. К его удивлению, на смартфоне красовался огромный баннер «Заблокировано по решению Комитета о Нравственности. Ваш IP занесен в базу данных».

«Вот негодяи, последние остатки свободы душат! Ничего, потом прокси подключу» - подумал Гена и в плохом настроении доехал до школы. Здесь тоже все изменилось. Вместо гимназии в европейском стиле стояла зеленая советская школа, похожая на картонную коробку с прорезями в виде окон. Над дверями висела растяжка из красного кумача с надписью «Стабильность – залог нашего будущего!».

Гена открыл дверь и замер.

* Компотов – модный телеведущий с кисельной внешностью.

Глава 2.

В 2014 году увидеть Политинформатора * – крайне психоделично. А политонформатора в живом уголке ** возле портрета Ленина *** – ещё более удивительно.

Казалось, что всё это делалось на скорую руку – Ленин был с китайской внешностью, живой уголок состоял из кота в клетке, а политинформатор всё время поправлял пионерский значок так, чтоб он прикрывал логотип “Найк” на майке.

- Сегодня наши ученые обнаружили двух пингвинов, думающих на русском языке, - прочел политинформатор и поправил значок, - пингвинам уже готовят груз ватников, чтоб они могли продержаться до ввода войск. Персонал Берлинского зоопарка выразил некое недоумение, которое решительно опроверг наш МИД.

Животное в клетке удивленно раскрыло глаза, но позже решило не привлекать внимание и максимально беззаботно мяукнуло. А вот портрет Ильича (так иногда звали любителей морковного чая) проигнорировал информацию.

- Сегодня части дальней бомбардировочной авиации приступили к погрузке первых партий ватников. Не дадим в обиду пингвинов!

Политинформатор старался подражать Компотову, манерно помахивая руками. Это удавалось не всегда, потому что левая рука постоянно цеплялась за значок.

- Для поддержки референдума среди пингвинов в зоопарке организована самооборона. Вежливые зеленые бабуины охраняют пингвинов. Бабуины стараются убедить смотрителей зоопарка, что зеленые половые тряпки, которыми они обмотаны, можно приобрести у любой уборщицы.

Гена вышел из школы. В голове шумело, ноги подкашивались. Перед глазами плыл туман и Геннадий старался убедить себя, что все происходящее - сон. Гена крикнул «Что за чертовщина происходит!» и увидел троих неулыбчивых мужчин в серых телогрейках. На сером фоне фуфаек ярко выделялись красные значки с портретом лысого дядьки с хитрым взглядом.

- Нарушаете, гражданин! – сурово промолвил обладатель самого большого ватника. По-видимому, он был старшим, потому что имел синяк только под одним глазом и несколько уцелевших передних зубов.

- Нарушаем! – повторил Главный Ватник. – Согласно постановлению Комитета о Духовности, произносить слово «черт» запрещено. Это оскорбляет… Главный силился вспомнить, что именно оскорбляет слово «черт», но не смог.

- Какого Комитета? Я никого не оскорбляю! – растерянно оправдывался Гена.

- А почему он сейчас здесь? Согласно постановлению, всем велено явиться на добровольный митинг протеста против введения санкций, – подсказал начальнику второй Ватник.

- Не встревай! Здесь я задаю вопросы! – огрызнулся Главный. – Итак, гражданин. Почему вы не явились на добровольный митинг?

- Я не знал ни про какой митинг! Мне никто не сказал об этом! – испуганно кричал Геннадий.

- Как вам не стыдно, гражданин! – Главный укоризненно покачал головой. – Вы ведь живете в свободной демократической стране и должны понимать, что мы не будем приходить и оповещать каждого. Поэтому на Первом Канале ежедневно Дмитрий Компотов сообщает о всех вышедших постановлениях. Или вы не смотрели вчерашний выпуск Правдивых Новостей? – Главный подозрительно сощурился.

Гена не на шутку перепугался. Дальнейшее продолжение беседы с патрулем могло привести к самым печальным последствиям. Он вспомнил прочитанный давно роман «1984» и решил воспользоваться советами старика Оруэлла. Джордж явно знал толк в подобных делах.

- Я не явился на добровольный митинг потому что решил проверить, насколько жители данного микрорайона лояльно отнеслись к демократической инициативе. За прошедший час я не нашел ни одного нарушителя вышедшего Постановления, – бодро отчеканил Гена.

В глазах Ватников засветилось уважение.

***

* Политинформатор – в советских школах так называли недозрелых мелких Компотовых, выразительно читавших перед уроками передовицы газеты “Правда”. Кстати, про название газеты – для увеличения уровня безысходности все газеты полагалось называть антонимами.

** Живой уголок – в советских школах полагалось всё живое ловить и заталкивать, например, в угол. В советских школах, вообще, очень любили что-либо заталкивать.

*** Ленин – древний любитель морковного чая и броневичков.

Глава 3.

Фонари включились синхронно. Сложно было понять причину - вечер, тьма или безысходность. Дневные впечатления оставляли ощущение погружения в Тлен. Фонари только сгустили мрак, в котором изредка мелькали тени от патрулей ватников.

“Нуар” – мелькнуло незнакомое слово в голове.

Стук сердца, казалось, разносился по пустой улочке. Стук становился громче и громче, пока не стало ясно, что это стук каблучков. Грустная незнакомка в черном платье осторожно покинула липкую тьму и испуганно поглядела на Геннадия.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.