Великая и Малая Россия. Труды и дни фельдмаршала

Румянцев-Задунайский Петр

Серия: Великие полководцы [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Великая и Малая Россия. Труды и дни фельдмаршала (Румянцев-Задунайский Петр)

Великие полководцы

Слава – переменчива, изменения ее «характера» иногда очень сложно объяснить с точки зрения логики. В свое время имя Петра Александровича Румянцева (1725–1796) гремело как минимум не меньше, чем имена Суворова, Кутузова и других военачальников, прославлявших русское оружие. Павел I называл Румянцева «русским Тюренном», сравнивая с величайшим полководцем Франции XVII века. А Суворов постоянно подчеркивал, что он – ученик Румянцева.

Великий полководец, чтобы именоваться таковым, обязан выигрывать великие битвы; при этом можно побеждать в великих битвах – и не быть великим полководцем. Нужны талант, смелость, гибкость мышления, умение выйти за общепринятые рамки. Петр Румянцев всеми этими качествами обладал сполна. Он был не просто военачальником – он был реформатором военного искусства. Во главу угла Румянцев ставил маневр, выбор выгодной позиции, победу не любой ценой, а с наименьшими потерями. Все гениальное кажется простым: если противник успешно использует некий прием – значит, нужно не подстраиваться под него, а найти эффективный ответ. И если палочная дисциплина дает сбои – нужно что-то менять. Просто-то оно просто, да только именно Румянцев первым догадался, что против турок, перед которыми пасовали многие прославленные европейские полководцы, следует ставить войска не в линию и не ждать нападения, а искать противника и нападать на него глубоко эшелонированным строем. И он же первым в русской армии стал уделять внимание боевому духу армии, ее моральной подготовке, понимая, что одной муштрой хорошего солдата не воспитать.

Но прошло время – и имя Румянцева, по каким-то малопонятным причинам, стали задвигать куда-то назад, на второй план. Ушли в тень, стали приписываться другим и его блистательные победы – взятие Кольберга, разгром турок при Ларге и Кагуле. И вот уже благодаря авторам псевдоисторических романов Румянцев превратился едва ли не в карикатурный образ. К счастью, историческая справедливость все еще существует. И она безо всяких сомнений свидетельствует: Петр Александрович Румянцев – выдающийся полководец и дипломат, величие которого не подвластно времени и переменчивым историческим эпохам

Петр Александрович РУМЯНЦЕВ-ЗАДУНАЙСКИЙ

(1725–1796)

От издательства

Происхождение – самое что ни на есть благородное. Румянцевы – фамилия древняя: по семейной легенде, род ведет начало от нижегородского боярина Василия Румянца, который в конце XIV в. помог московскому князю Василию I Дмитриевичу завладеть Нижним Новгородом. Потомство Василия Румянца разделилось на несколько ветвей; родоначальником одной из них был смоленский дворянин Матвей Румянцев, живший в XVI столетии. Его потомок, Александр Иванович Румянцев, родившийся в 1680 г. (по другим данным – в 1677-м), участвовал в Северной войне, отличился в Полтавской битве. С 1712 г. А. И. Румянцев был адъютантом Петра I и исполнял его поручения, в том числе дипломатические и секретные.

Летом 1720 г. Александр Румянцев женился на девятнадцатилетней Марии Андреевне Матвеевой. Матвеевы – еще один древний и знатный род. Дед Марии, Артамон Сергеевич Матвеев, – фактический руководитель правительства в поздний период царствования царя Алексея Михайловича, один из первых «западников» в истории Руси, трагически погибший в 1682 г. во время Стрелецкого бунта. Ее отец, Андрей Артамонович, – один из сподвижников Петра, его постоянный представитель за границей с 1699 по 1715 г. Мария, долгое время прожившая в Вене и Гааге, была воспитана и образована в духе, вполне соответствующем петровской эпохе. И неудивительно, что она, обладая незаурядной внешностью и природной живостью, привлекала внимание мужчин. И прежде всего – самого царя.

В том, что Мария Матвеева была любовницей Петра, секрета никакого не было, об этом прекрасно знали современники и писали потомки. Великий князь Николай Михайлович (1859–1919), генерал и историк, отмечал: «Она занимала первое место среди любовниц великого императора, он любил Марию Андреевну до конца жизни и даже ревновал ее, что случалось с ним нечасто. Желая, чтобы кто-нибудь держал юную графиню “в ежовых рукавицах”, государь выдал 19-летнюю Матвееву за своего любимого денщика Александра Ивановича Румянцева».

«Обычной практикой» было и то, что отношения между императором и Марией Матвеевой продолжались и после ее замужества. Именно поэтому и возникла версия о том, что отцом Петра Александровича Румянцева, появившегося на свет 4 (15) января 1725 г., был царь Петр. И ее, учитывая некоторые факты, не стоит сразу и однозначно относить к досужим домыслам и историческим анекдотам. Об этом писали многие авторы, особенно популярной версия о «царском происхождении» Петра Александровича Румянцева была в XIX веке. Интереса и загадочности добавляла и не совсем понятная ситуация с местом рождения будущего фельдмаршала. По одним данным, он появился на свет в селе Строенцы в Приднестровье, где Мария Андреевна ждала супруга, отправленного Петром I с дипломатическим поручением в Османскую империю. Другие источники эту версию опровергают и утверждают, что Петр Румянцев родился в Москве.

Впрочем, если косвенные доказательства того, что Александр Иванович Румянцев прикрыл «царский грех», и имеются, то прямых, однозначных – пока не существует. Официально Петр I был отцом Петра Румянцева – но только крестным; крестной матерью стала императрица Екатерина I.

После смерти Петра I А. И. Румянцев сохранил высокое положение при дворе, однако в 1731 г., при Анне Иоанновне, попал в опалу – он, якобы, слишком настойчиво осуждал чрезмерную роскошь двора и даже ударил уличенного в казнокрадстве всесильного временщика Бирона. Румянцевы были сосланы в Алатырь (ныне – Чувашия), где провели три с лишним года. Но в 1735 г. Александр Иванович был восстановлен в звании генерал-лейтенанта и был назначен астраханским, а затем казанским генерал-губернатором.

В этом же, 1735 г., началась военная служба Петра Румянцева – по традиции, десятилетний отпрыск знатной фамилии был записан в лейб-гвардии Преображенский полк. При этом отец желал для сына дипломатической карьеры, а не военной, и потому в 1739 г. по его настоянию Петр был отправлен к дипломатическому представителю России в Берлине. Но юноша за границей не остепенился и делал все, чтобы его вернули в Россию, ибо «хочет солдатом быть» и ему «ничего знать или учить, окромя того, что к солдатскому делу принадлежит, не надобно». С поставленной задачей Петр справился быстро и успешно – вскоре он был возвращен на родину и зачислен, «под особливое и крепкое смотрение», в Сухопутный кадетский корпус.

Официальные биографии Петра Александровича Румянцева, говоря о его юношеских годах, оперируют обычно сухими фактами: после недолгой учебы в Кадетском корпусе он был отправлен в чине подпоручика в действующую армию, участвовал в Русско-шведской войне 1741–1743 гг. Когда по итогам этой войны в городе Або был заключен мир, отец послал его, к тому моменту уже капитана, с соответствующим донесением к императрице. Елизавета Петровна так обрадовалась этому известию, что тут же произвела юношу в полковники и препоручила командование Воронежским пехотным полком. В 1744 г. Александр Иванович Румянцев был возведен императрицей в графское достоинство, вместе с потомством, так что Петр стал еще и графом. В 1748 г. П. А. Румянцев женился на Екатерине Михайловне Голицыной (1724–1779) – женщине умной, красивой, образованной (она прекрасно знала, например, французский и немецкий языки) и обладавшей немалым наследственным состоянием.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.