Засланец

Хвостополосатов Константин

Серия: Попрыгун [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

1. Один

Все хорошее когда-то заканчивается. И чем лучше это хорошее, тем скорее оно заканчивается. Мы отдыхали. Отдыхали от накопившегося груза невзгод и переживаний, страхов и ожиданий. Нет, описывать этого я не буду, пусть останется хоть что-то за розовыми кулисами этого спектакля. Пролетело порядка двух месяцев. В один прекрасный момент мы с Шилой как-то сразу поняли, что отдыху пришел конец. Саныч давно прижился в ближайших барах, а Краппс уже месяц как вернулся на два моих корабля-дома. Еще две недели мы заканчивали наши дела, а потом кусочек моей души с пушистым названием «Бурундук» плавно отвалил от «Ботаника» и пошел своей дорогой, унося в своих объятиях двух дорогих моему сердцу женщин и ненавязчивого, но надежного друга с большим количеством конечностей и широкой душой.

Перед этим было расставание, а перед расставанием последний вечер посиделок, а до него адаптация Шилы, а до адаптации еще много всякой всячины. Хочу сразу сказать, что отдых на курорте был оплачен из моей части гонорара, а огромный остаток средств я поравну разделил между Шилой, Краппсом и Анной. В общем, избегая жанра мелодрамы, закроем эту одновременно грустную и трогательную для меня страницу повествования. Черт возьми, я был опять среди проверенных временем и делами друзей, у нас имелась цель и у нас присутствовали средства для ее достижения. У меня даже завалялись кое-какие наметки, откуда можно начать временно прерванные поиски хвостов Содружества.

Для этого мне, как бы я не противился, все же было необходимо еще раз посетить корабль-склеп в правительственном бункере планеты Маятник. За время моего нахождения на отдыхе Светлана уже неоднократно пыталась вскрыть орешек тактического модульного планшета офицера, командовавшего силами обороны бункера. К сожалению, за исключением кое-какой информации, скорее полезной местным историкам, археологам и теологам, добыть что-то полезное для нашего дела не удалось. Побоявшись самоуничтожения устройства, моя боевая подруга оставила попытки его дальнейшего взлома. Поскольку ничего, кроме неуютного чувства потери, не держало нас у курортной планеты, «Ботаник» неспешно сошел с ее орбиты. Нам предстоял обратный прыжок к Маятнику.

Погружение в виртуальную реальность «Ботаника» немного встряхнуло меня, все же это фактически являлось подсознательной мечтой чуть ли не последнего года моей жизни. А погружение в настоящую многомерность, не скованную узкими рамками «надпространственности», быстро вывело меня из состояния хандры. Я опять стал пилотом дальнего разведчика космических сил Содружества. Упиваясь чувством свободы в многомерности, я проложил скачок к Маятнику с особенно тяжкими признаками извращения. Светлана, деликатно спросив, не разучился ли я, сохраняла нейтралитет до самого выхода. Вышли мы удачно, совершенно не нарушив каких-либо правил приличия и местных традиций. И поскольку я уже не являлся тем самонадеянным юнецом, впервые попавшим на борт чуда неземной техники, погружение даже в довольно глубокую многомерность прошло на удивление мягко. Все семь дней я провалялся в медицинском отсеке, убивая двух зайцев. С одной стороны, мой организм нуждался в тщательном обследовании после почти годовой жизни беспризорника, с другой – я всегда находился в подключенном состоянии. По понятным причинам я не захотел проходить курсы реабилитационных процедур до расставания с друзьями. Но теперь Саныч, совершенно не внемля хилым доводам моего могучего, способного отмазаться даже от свадьбы разума, практически за шкирку отнес меня к месту этого нудного действа.

Вот так без какой-либо спешки и нервов мы прибыли на Маятник. Но тут и возникли кое-какие непредвиденные проблемы. Уверившись в своих познаниях местных традиций, я без всяких задних мыслей открыто повел корабль к планете, и очень скоро оказался остановлен тройкой фрегатов местных маракуйских военных. И дело-то оказалось за малым. Мы не значились совершенно нигде и никак. Хоть Маятник и представлял собой практически свободную экономическую зону, но уж совершенно оторванных незнакомцев проверяли перед входом в «приличное заведение». К счастью вопрос удалось быстро уладить. В общем-то, нам повезло, что дядюшка Ссорташш оказался на Маятнике, заканчивая свои дела по недавно провернутой афере с найденными нами артефактами. Чтобы не слишком углубляться в объяснения нас для простоты классифицировали как параганский военный эсминец, находящийся в частном владении, благо в этом куске космоса такое не было редкостью, а конструкции параганских космолетов случались наредкость разношерстными. Мне даже удалось отвертеться от встречи с дядюшкой, который жутко возжелал посетить мой новый корабль, и помогли мне дела шкурные. Любопытство – дело полезное, но вот деньги – важное.

Не слишком привлекая к себе внимание, мы зависли на бесплатной орбите планеты. В общих чертах планы наши распространялись на посещение древнего правительственного бункера. Но умаявшийся от нахождения в стесненных условиях Саныч ни при каких условиях не желал упускать случая побывать в «людском» муравейнике орбитального комплекса. Даже два месяца, проведенные в «нумерах» курортной планеты, нисколько не уменьшили этой тяги. По большому счету мы никуда не спешили, и Саныч получил свою вожделенную увольнительную «на берег».

– Слыш, кунак, тебе разве совсем не хочется прогуляться по космолету чужих? – подкалывал я вынашивающего развратные планы Саныча. – Там столько всяких интересностей, да и поживиться чем-то можно.

– Серёнь, да устал я уже от этого голимого железа, – отмахнулся Саныч. – Ну что там такого может быть интересного? Куча непонятных фиговин, какие-нибудь сущеные жмуры и полное отсутствие баб?

– Ну, положим, с бабами тебе и на орбиталке не шибко светит, – хмыкнул я. – А там еще и бункер не очень-то разграбленный есть. Бардак и романтика!

– Да шло бы оно все, – Саныч даже сплюнул на палубу. – Серёнь, я уже до зеленых чертиков насиделся взаперти, веришь, просто хочется поглядеть на какие-нибудь новые лица, пусть даже они будут исключительно противными мордами. Ты же знаешь, что бухалово сам-на-сам и в пусть даже дохлой компашке – суть две разных вещи. Так вот: сам-на-сам я уже набухался по самое немогу.

– Да ладно,– удивился я. – А Светка? Она же у нас многолика и многозада.

– Попрошу без инсинуаций, – вставила свои «пять копеек» наша подруга.

– Ну это… – немного смутился я, пойманный на слове. – Зад… то есть «поппа» у тебя одна, но уж очень разная она.

– Вот и радуйся, оболдуй, – в прочем без реальной строгости пожурила супруга. – Столько разных баб фактически в одном флаконе. Что еще приличному кобелю для счастья требуется?

– Ну вот тут уже я попрошу! – попытался возмутиться я.

– И что, совсем-совсем ничего нельзя с собой взять? – прервал наш милый трёп Саныч. – Даже задрыпанную пукалку?

– Нет, – я облегченно переключился на Саныча.

– А ножичек? – с физиономии перебирающего убийственные железяки Саныча можно было писать тематический портрет «Скорбь». – Вот этот, тут же даже плазмы нет, сплошная мономолекулярка?

– Нет! – рявкнули мы со Светланой в унисон.

– Ну це ж, таки да, вообще! – в сердцах заявил Саныч, бросив игрушку с тридцатисантиметровым клинком. – Ну и чо мне теперь? Голым идти?

Дальше мы с супругой могли только смеяться, периодически подпитывая здоровый смех взглядами на разочарованного в лучших чувствах Саныча. Саныч, впрочем, на нас не обижался, разрабатывая вслух планы на предстоящий отдых. Здесь-то по нам и ударила моя недальновидная щедрость. Смешно, но при просьбе увольняемого о выплате какого-нибудь жалования мы столкнулись с проблемой. У нас совершенно отсутствовали какие-либо местные денежные эквиваленты. И пока совершенно нелюбопытный до нудной разработки планов на будущее Саныч подбирал «гардероб», состоявший фактически из пары вариантов боевой брони, мы со Светланой решали два насущных вопроса: о деньгах и посещении древнего косомлета.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.