Закат Америки. Впереди Средневековье.

Джекобс Джейн

Серия: Империи [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Закат Америки. Впереди Средневековье. (Джекобс Джейн)

Предисловие переводчика

В начале 70-х годов по мастерским советских институтов, имевших статус научно-проектных, ходили затёртые распечатки первой книги Джейн Джекобс. Это был так называемый перевод для служебного пользования, исполненный анонимной референткой. Перевод был ужасен, однако и из этого корявого текста можно было уловить главное: автор осмелилась обвинить весь мировой градостроительный истеблишмент в непроходимой тупости. Это щекотало нервы, считываясь в первую очередь как открытый вызов начальству вообще.

Оригинал той давней книги попал мне в руки по случаю, и сразу выяснилось: во-первых, первое издание состоялось уже в 1962 году, во-вторых, название книги перевели неверно. Life and Death of Great American Cities— речь о жизни и умирании великого города Америки, а вовсе не её больших городов. О больших городах говорят: big cities.

Подчеркну: книга не об архитектуре, не о планировочных фантазиях урбанистов — она о социальной ткани городов, о том, как её рвёт в лохмотья ослеплённость профессионалов, категорически убеждённых в том, что они знают, что именно нужно людям. О том, что самоуверенность профессионала замечательным образом сливается с самоуверенностью чиновника, нашедшего в эксперте добровольного адвоката для собственной веры чиновника в то, что он-то знает, что нужно людям.

Встретиться с Джекобс мне не довелось: когда я оказался в Торонто в годы перестройки и встречался с тамошними профессионалами, я и не знал, что она давно оставила Нью-Йорк и перенесла свою неуёмную энергию в Канаду. Лишь в 1990-е годы я познакомился с ученицей Джекобс — нью-йоркской публицисткой Робертой Грац, которая за символический 1 доллар уступила мне копирайт, что позволило перевести и издать её книгу об активности американских неправительственных организаций по защите городских сообществ, совершенно у нас неизвестной [1] .

Нью-йоркский университетский истеблишмент не допустил Джекобс к студентам. Тот факт, что её первая книга переиздавалась каждый год, а затем вышел в свет ещё ряд книг, включая «Экономику города», делал её вхождение в профессорский корпус невозможным [2] . Джекобс уехала в Канаду, где сыграла роль ключевого консультанта «мягкой» реконструкции старых районов Торонто эпохи расцвета этого великого города.

«Впереди Средневековье» — книга итоговая: Джейн Джекобс скончалась в апреле 2006 года в почтённом возрасте 92 лет. Это квинтэссенция здравого смысла, опирающегося на недурное эмпирическое знание и огромный деятельный опыт. От Джекобс не стоит ожидать долгого выяснения отношений с теоретиками времён постмодернизма: они ей просто не интересны. Она из другой эпохи, эта «гражданка старшего возраста» (как принято говорить в политкорректной Америке), в юности пережившая Великую депрессию. Ей достало отваги ставить под вопрос святая святых американской идеологии, и ею движет подлинная тревога за будущее цивилизации.

Небольшая книга Джекобс важна для нас уже потому, что камня на камне не оставляет от иллюзий о мудро и хорошо обустроенной американской жизни. В отличие от наших публицистов, которые до сих пор любят противопоставлять наши натуральные безобразия образу североамериканского рая, Джекобс знает, о чем говорит, и работает с фактами, только с фактами.

Уничтожение городских сообществ, распад этики профессиональных корпораций, тупость солидно выглядящих экспертных «машин», бурная деятельность фабрик по выдаче университетских дипломов — все это для нас не удалённая, не отчуждённая от нас реальность. Если не обратить на это внимания, это «чужое» будущее станет нашим завтра. И уже становится.

Весь пафос книги можно передать одной фразой: не дойти до того состояния, когда мы забываем даже о том, что нечто утратили. Не поддаться торжествующей амнезии!

Можно, разумеется, усомниться в оправданности надежд, которые в заключительной главке представлены автором, не желающим отречься от умеренного оптимизма. Можно, но не хочется.

И ещё — важен, представляется, стиль письма. Так уже больше не пишут. Речь не о манере, которую несложно имитировать, но об образе мышления родом из 30-х годов ушедшего века. Думается, что знакомство с этой антикварной ценностью небесполезно.

Основной текст переведён без сокращений. Единственная вольность, которую позволил себе переводчик: за счёт подробностей, интересных исключительно североамериканскому читателю, несколько ужаты развёрнутые авторские комментарии и перенесены из «хвоста» на страницы; добавлено несколько примечаний разъяснительного характера в отношении деталей, которые североамериканскому читателю кажутся самоочевидными.

Вячеслав Глазычев

Глава первая

Риски

Это книга мрачная. Но надежда есть.

Мрачен сам сюжет. Средневековье — это тупик культуры. В Северной Америке и в Европе, наслаждаясь множеством благ культуры, которую принято именовать западной, мы обычно думаем о Средневековье как о чем-то случившемся однажды и давно, когда рухнула Западная Римская империя. Однако в Северной Америке мы живём на кладбище утерянных культур аборигенов, со многими из которых покончили настолько тщательно, что утеряна и память о том, что было утеряно. И по всему миру Средневековье означало финал череды культур, тянувшейся из далёкого прошлого. Что случилось с культурой, носители которой создали изумительные фрески пещеры Ласко в Юго-Западной Франции семнадцать тысяч лет назад? Или с культурой, строившей впечатляющие кольца из свай и камней на западе Европы ещё до того, как туда пришли кельты с их технологией железного века и с их собственным сложным искусством?

Массовая амнезия, как она ни поразительна, далеко не самый загадочный феномен Средневековья. Нам всем понятен жёсткий принцип «используй или отбрось». Слабеющая или подавленная извне культура может длительное время соскальзывать в глубины упадка. Так это и случилось с большинством империй после относительно краткого расцвета. Но в крайних случаях ослабевшая или подавленная культура утрачивается совсем, и её следы совсем не обнаруживаются в образе жизни людей. Живя в энергичной культуре, люди, как правило, ценят её и сопротивляются любой угрозе в её адрес — так как же и почему люди могут так резко отбросить ранее жизнеспособную культуру, что от неё не остаётся и следов?

Этот вопрос имеет абсолютно практический смысл для нас, североамериканцев, а возможно, и для европейцев тоже. Средневековье многому может научить именно потому, что даёт примеры коллапса культуры, куда более живые и наглядные, чем её постепенный упадок. Задача этой книги в том, чтобы помочь предотвратить сползание нашей культуры в тупик, поняв то, как случается подобная трагедия, а следовательно, и то, как можно защититься от неё, сохранив и развив дальше живую, функционирующую культуру, ценности которой с таким трудом были завоёваны предками. Как я намереваюсь показать, такое понимание нам необходимо, так как существует немало признаков того, что мы прямиком устремились в новое Средневековье.

Кажется, что нет опасности утратить все, чего мы достигли, что делает нас жизнеспособным обществом. Разве такое может случиться с нами? У нас есть книги, великолепные сокровищницы знаний о нашей культуре; у нас есть картины, как неподвижные, так и движущиеся; и океаны информации, ежедневно переливающейся через Интернет, прессу, научные журналы, аккуратные каталоги музейных экспозиций, отчёты, составленные правительственными чиновниками по любому поводу — от судебных решений до правил строительства в сейсмоопасных зонах. У нас есть даже капсулы памяти.

Средневековье было явлением допечатной и доинтернетовской эпохи. Даже классический римский мир по сравнению с нашим временем документирован чрезвычайно скупо. Как можно утратить нашу культуру при всем её информационном богатстве? Как она может быть почти полностью забыта?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.