Прекрасный хаос

Штоль Маргарет

Серия: Хроники Магов [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Прекрасный хаос (Штоль Маргарет)

Начало

Сахар и соль

Все хорошее в Гэтлине каким-то непостижимым образом связано с плохим. Иногда одно сложно отличить от другого, и, в конце концов, приходится смириться с внушительной порцией дегтя в бочке меда. Где сахар, там и соль, а где поцелуи — там и пощечины, — как сказала бы Эмма. Не знаю, возможно, в других местах дела обстоят иначе. Лично я родился в Гэтлине, и поэтому меня здесь ничего не удивляет. И когда я, как обычно, вновь занял свое законное место на церковной скамье рядом с Сестрами, то очутился в гуще событий: вместе с блюдом для сбора пожертвований прихожане передавали из рук в руки главные сплетни недели. В кафе «Синяя птица», например, перестали готовить суп с фрикадельками, сезон персиковых пирогов закончился, а местные хулиганы стащили качели из шины, висевшие на старом дубе рядом с памятником генералу Грину. Половина горожан до сих пор шаркала по ковровым церковным проходам в туфлях, которые мама называла «обувь от Красного Креста». Сползающие гольфы открывали бордовые, припухшие коленки, и вскоре океан ног замер в ожидании. Я затаил дыхание.

Сестры, в свою очередь, скомкали носовые платки и раскрыли Псалтыри, но, разумеется, не на той странице. Они сразу же принялись судорожно шелестеть бумагой, которая упрямо не желала поддаваться их узловатым пальцам. В мире не существует силы, которая может воспрепятствовать моим бабушкам громко и визгливо распевать любимую мелодию, стараясь перекричать друг друга. Хотя бабушке Пру все-таки случайно удается попадать в три ноты из трех сотен, и к этому все тоже давно привыкли.

Некоторые вещи никогда не меняются. Наверное, оно и к лучшему.

И всегда найдутся люди вроде бабушки Пру. Думаю, им суждено вносить дисгармонию в общий стройный хор.

А в стенах церкви я почувствовал себя в полной безопасности. Как будто сквозь цветные витражи могли пробиться только солнечные лучи, но, конечно, не Абрахам Равенвуд или Охотник со своей кровавой стаей. Странно, но я был уверен, что здесь никто не причинит нам вреда: ни мать Лены — Сэрафина, ни сам дьявол.

И никто не проскользнет мимо пышущих яростным гостеприимством волонтеров, раздающих программки с расписанием мероприятий. А если и проникнет внутрь, то священник как ни в чем не бывало продолжит проповедь, а прихожане станут выводить хоралы. Ничто не помешает гэтлинцам посещать службу и болтать о соседях…

Однако лето все перевернуло вверх тормашками. Выяснилось, что кроме мира смертных есть и мир чародеев. Правда, жители Гэтлина ни о чем до сих пор не подозревают. Лена объявила себя и светлой, и темной, расколов семнадцатую луну. Борьба между демонами и магами завершилась смертями с обеих сторон, а в мироздании образовалась трещина размером с Большой каньон. По колдовским меркам поступок Лены можно сравнить разве что с нарушением десяти заповедей одновременно. Представляю, что скажут гэтлинцы, если кое-что узнают… Будем надеяться, что такого не произойдет никогда.

Раньше от пребывания в нашем городке у меня начиналась клаустрофобия — терпеть не могу подобное мерзкое ощущение. Теперь я вдруг понял, что привык к Гэтлину, и когда-нибудь мне точно будет его не хватать…

Сахар и соль, пощечины и поцелуи… Что же случилось летом? А вот что: девушка, которую я люблю, вернулась ко мне и нарушила привычный ход Вселенной.

В общем, супу из фрикаделек, персиковым пирогам и качелям — действительно крышка. Приближается конец света.

07.09

Линкуб

Я стоял на вершине белой водонапорной башни, повернувшись спиной к солнцу. Очертания моей безголовой тени вырисовывались на нагретом крашеном металле. Я смотрел вниз — на Саммервилль, озеро и ведущую в Гэтлин трассу номер девять. Именно здесь мы с Леной когда-то были счастливы, но сейчас к моему горлу подкатила тошнота.

Почему-то постоянно слезились глаза. Возможно, от яркого света.

«Ну, давай! Пора!»

Я нервно сжал кулаки, уставившись на крошечные домики, машины и людей.

От страха у меня свело желудок. Возникшая из ниоткуда тяжесть настойчиво подсказывала мне: что-то не так. А потом чьи-то знакомые руки крепко схватили меня за талию и потащили вниз по металлической лестнице. Задыхаясь, я ударился челюстью о перила. Споткнулся и рванулся вперед, пытаясь сбросить с себя нападающего.

«Кто ты?»

Но чем больше я сопротивлялся, тем яростнее он колотил меня. Очередной удар пришелся в живот. Охнув, я согнулся пополам и заметил его кеды. Черные чаки, старые и поношенные… Совсем, как у меня!

«Что тебе нужно?»

Не дожидаясь ответа, я вцепился ему в горло, но он опередил меня и принялся душить. Я мельком увидел его лицо и ужаснулся.

«Он — это я».

А через секунду мы оба скатились к краю площадки и полетели вниз. Пока земля неумолимо приближалась, у меня в голове вертелась одна мысль:

«Наконец-то!»

Я рухнул с кровати, стукнулся головой и оказался на полу, запутавшись в одеяле. Проснуться никак не удавалось. Надо немного подождать и перестать паниковать. А ведь раньше мне постоянно снилось, что падает Лена, а я пытаюсь ее спасти. Что со мной творится?

— Итан Лоусон Уот! Чем, во имя всеблагого Спасителя, ты занимаешься у себя в комнате?!

По меткому выражению моего папы, Эмма умеет кричать так, что ее голос вернет тебя в Гэтлин даже из владений Гадеса.

Открыв глаза, я обнаружил одинокий носок и паука, который бесцельно брел по пыльным половицам. Потом я разглядел несколько потрепанных книг с полуоторванными корешками: «Уловка 22», «Игра Эндера», «Изгои», [1] и еще парочку романов. Ну и кошмар у меня под кроватью…

— Ничего, просто окно захлопнулось! — отозвался я.

Если честно, с некоторых пор я никогда его не закрываю. Ведь никакие ставни и жалюзи не станут преградой для темного чародея или кровососущего инкуба. Не представляю, как от них защититься…

А дядя Лены — Мэкон надежды не терял. Вообще-то мы с ним почти не виделись. Большую часть времени он проводил в туннелях или корпел над защитным заклинанием, которое собирался наложить на Равенвуд. После семнадцатой луны — когда нарушилось хрупкое равновесие — поместье превратилось в настоящую цитадель. Эмма тоже не покладая рук трудилась над созданием своей собственной крепости, или, как называл наш дом Линк, оплота суеверий. Эмма использовала более официальную терминологию, а именно — «принятие профилактических мер». Она посыпала солью подоконники, а однажды забралась на шаткую стремянку и развесила на ветках миртового дерева перевернутые стеклянные бутылки. Теперь, завидя меня в «Стой-стяни», мама Линка, миссис Линкольн сразу осведомлялась: «Ну как, поймали в стекляшки злых духов?»

Мне хотелось ей ответить: «Вас бы туда запихать!» Миссис Линкольн в коричневой пыльной бутылке из-под колы — впечатляющее зрелище, верно? Хотя сейчас меня мало что волновало, и я бы отдал все на свете за один глоток свежего воздуха. Я прислонился к старой деревянной кровати, и жара накрыла меня удушливой волной. Беспощадное солнце Южной Каролины к сентябрю обычно становилось мягким и ласковым, но только не в этом году…

Потирая ушибленный лоб, я поплелся в душ, открыл кран и задумался.

Уже пять раз по утрам я буквально слетал с постели, но рассказать о своих ночных кошмарах Эмме еще не решился. Кто знает, что ей еще взбредет в голову? Ведь Эмма уподобилась хищной птице, готовой защитить птенца ценой собственной жизни! Стоило мне выйти из дома, и она следовала за мной по пятам, словно тень. Значит, и у меня завелся мой личный призрак, привидение, от которого невозможно сбежать.

Ситуация сложилась невыносимая. Но может, меня пронесет?..

Из кухни донесся запах жареного бекона, я прибавил напор холодной воды. А вытираясь, обратил внимание, что окно действительно закрылось само собой.

— Поторопись, спящая красавица, пора грызть гранит науки! — позвал меня Линк.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.