Сирена

Палий Сергей Викторович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

— А где луч? — спросил Запесочный, с любопытством глядя в иллюминатор.

— В вакууме лазер не виден, — ворчливо отозвался Самарский, настраивая мощность и держа астероид в радиусе действия промышленного резака. — Луч заметен только в среде. А там отсутствует среда.

В рубку вошел капитан Пунктурица и невпопад сказал:

— Сегодня четверг, а не среда. Шкалик, хватит сбивать экипаж с толку.

Самарский тут же вскинулся:

— Да я другую среду имел в виду!

— Прошлую? Так ты ж тогда в штатном запое был, — копаясь в стопке накладных, откликнулся капитан.

— Тьфу! — Бортинженер Сергей Самарский по прозвищу Шкалик выключил лазер и вышел из рубки. Уже из коридора он крикнул: — В гальюн приспичило…

Коля Запесочный продолжал с интересом таращиться в иллюминатор. Там, слегка вращаясь, медленно отплывал от челнока астероид, в котором сканеры засекли пару тонн ценной руды, и капитан решил притормозить, чтобы вырезать из породы железяку. Коле было интересно наблюдать за космическими телами с близкого расстояния — это скрашивало недели, в течение которых за стеклами не было ничего, кроме пустоты. Он перевелся в космос всего год назад из спецназа и сразу, по счастливой случайности, попал на борт грузового межпланетного челнока «Субботник» охранником. Поэтому Коля все еще с любопытством глядел на планеты и луны, мимо которых они пролетали и на которые иногда садились, чтобы подхватить или скинуть очередную партию груза.

В этот раз их целью была одна из лун Сатурна — Сигнитур-44. На эту отдаленную ледышку «Субботнику» предстояло доставить тридцать тонн хлорелловой муки и двести пятьдесят контейнеров с тротилом для горных разработок, забрав оттуда партию необогащенного урана. На Сигнитуре-44 находилась небольшая уранодобывающая база, и двенадцать ее обитателей с нетерпением ждали челнок. Штатный бухгалтер «Субботника» Ллойд Кристоф прихватил также полсотни дисков со свежими мультиками, задевающими честь и гнусно порочащими репутацию сырьевых магнатов, зная, что этот товар пользуется у любых горняков и колонистов огромной популярностью. Но в районе пояса астероидов капитан обнаружил тайник и с негодованием повыкидывал всю контрабанду в космос под слезные причитания Ллойда.

Капитан «Субботника» Лев Пунктурица был принципиальный, тертый годами и вакуумом дальнобойщик.

— Зануда, — обратился он к бортовому компьютеру, отрывая взгляд от бумажек, — проверь-ка накладную номер С-2155-С-44-6859. И глянь, сколько, по твоим данным, тротила в одном ящике?

— Мне нужна новая операционка, — раздался из динамиков сварливый дискант. — Чтобы резидентных программ и в помине не было. И ядро двенадцатого поколения. Надоело тормозить, как осел на перевале. Попробовал бы кто-нибудь из вас думать какими-то семьюдесятью миллионами потоков с задержкой в целую наносекунду. Словно мозги в кисель превращаются. Пока Самарский не поставит новый Linux Blue Suede Shoes версии 6.22, отказываюсь сотрудничать с экипажем.

— Я тебе сейчас все массивы форматну, — пригрозил Пунктурица, почесывая горбинку на носу. — Надоело мыслить?

— Лучше кануть в Лету, чем мыслить с задержкой в наносекунду, — патетичным тоном изрек компьютер.

Запесочный с интересом наблюдал за кэпом, разговаривающим со стенами. Он еще не до конца свыкся с мыслью, что у компьютеров может быть интеллект.

— Зануда, я тебя последний раз спрашиваю… — Пунктурица поднял из-под панели управления молоток и крикнул в коридор изо всех сил: — Шкалик! Куда шарахнуть, чтобы Зануду вырубить? Сразу и намертво.

— Системы жизнеобеспечения контролируются мной, — с опаской выпалил компьютер. — Если отключусь я — отключитесь и вы. И рестартнуть вас будет некому.

Пунктурица поправил бейсболку и замахнулся.

— Замечательно! — подбодрил его Зануда дрогнувшим голосом. — Давайте все здесь расколотим из-за одного бедного искусственного интеллекта, который просит всего-то обновить ему «ось»…

Капитан прицелился в какой-то энергоузел, густо обмотанный проводами.

— Хорошо, дипломатический ход удался, — сдавленно буркнули динамики. — По моим данным, в каждом из двухсот пятидесяти контейнеров, которые находятся в грузовом отсеке нашего челнока, пять килограммов тротила. Детонировать бы их все разом…

Пунктурица отложил молоток и снова как ни в чем не бывало зашелестел бумажками. Через некоторое время он вызвал по коммуникатору бухгалтера.

Ллойд Кристоф был лысым, нервным, докучливым очкариком. Капитан терпел его на судне только из-за чрезвычайно тонкого нюха на всякого рода аферы, бюрократические заморочки и финансовые подначки со стороны заказчиков.

— Слушаю вас, Лев. — Кристоф всех членов экипажа называл исключительно по имени и на «вы».

— Скажи мне, Ллойд, сколько тротила в каждом ящике мы везем?

— Четыре с половиной килограмма.

— А почему Зануда сказал — пять?

— Видимо, потому, что он — Зануда.

Пунктурица постучал пальцами по датчикам герметичности грузового отсека, горящим зеленым. Задумчиво поглядел в носовой иллюминатор, где продолжал медленно вращаться астероид, уже отплывший на порядочное расстояние от челнока.

— Я предлагаю сделать вот что, — произнес наконец он. — Сейчас я выкидываю весь наш груз в космос, а по прибытии на Сигнитуру-44 ты, Ллойд, объясняешь двенадцати свирепым, полгода не видевшим новых мультиков шахтерам, почему данные в подписанных тобой накладных не соответствуют данным бортового компьютера.

Кристоф нервно потер пухлые руки и, глянув на капитана через толстые линзы очков, проговорил:

— То есть вы предлагаете, Лев, немедленно избавиться от груза, который ожидают голодные люди?

— Ты мне на жалость не дави. Да, я предлагаю выкинуть весь груз прямо сейчас.

— Но ведь вещи не в ответе за людей.

— Зато люди отвечают за вещи! Какого хрена ты списал полкило взрывчатки с каждого контейнера?

Коля Запесочный почесал мощный лысый череп и поглядел на грустно вздохнувшего бухгалтера.

— Лев, мне кажется…

В этот момент в рубку влетел Самарский с круглыми от страха глазами.

— Там… Он!.. Зараза! Пассатижи в ухо!

— Шкалик, ну-ка возьми себя в руки, — строго сказал Пунктурица.

Самарский подошел к одному из динамиков и уставился на него так, будто хотел порвать взглядом мембрану.

— Скажи-ка мне, скотинушка электронная, где мы сейчас находимся? — обратился он к сеточке.

— В космосе, — невозмутимо ответил Зануда. И язвительно добавил: — Сэр.

— Я ж тебе все процессоры пожгу, — пообещал Самарский компьютеру и повернулся к недоумевающим друзьям. — Знаете, в какую область мы недавно влетели?

— Траверз орбиты Юпитера пересекли, — пожал плечами Пунктурица. — А что?

— Десять минут назад мы попали в радиус действия автоматического маяка номер Ю-241. А наша полупроводниковая зараза не сочла нужным сообщить экипажу о входе в опасный район. Комментарии нужны?

После пятисекундной тишины Зануда заявил:

— Для кого опасный, а для кого и приятный. И не смей называть восхитительную Крошку Ю каким-то там маяком!

* * *

Маяк Ю-241 представлял собой напичканный электронной аппаратурой двухметровый шар, который несколько лет назад вывели на орбиту Юпитера для облегчения навигации проходящих мимо кораблей. Это была штатная процедура, которую техники с базы на Ио проделывали и раньше десятки раз. Маяк запустили, стабилизировали его орбиту, настроили и запустили приемно-передающие устройства. Ничто не предвещало проблем…

Спустя неделю мелкий метеорит прошил один из трансляторов сигнала дальнего действия, и что-то там закоротило. Дежурная смена подняла с Ио ремонтный катер и направилась к Ю-241, чтобы устранить неисправность. И вот тут началось!

При входе в зону действия маяка, когда сигнал усилился до определенной величины, бортовой компьютер катера повел себя странно. Он перестал внимать командам экипажа, самостоятельно привел корабль к Ю-241 и принялся кружить вокруг, обмениваясь с неисправным маяком какими-то нелепыми пакетами информации. Капитан катера попытался было отключить автопилот и перевести управление на себя, но тут компьютер словно взбесился. Он немедленно убрал искусственную гравитацию, пригрозил вырубить систему жизнеобеспечения на борту, а в случае продолжения сопротивления — открыть все шлюзы. Конечно, космонавты могли облачиться в скафандры и покинуть обезумевший корабль, но решили не рисковать, потому как на катере стоял внешний ремонтный лазер. А мало ли что могло взбрести в массивы компьютеру…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.