Трезвяк

Палий Сергей Викторович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

— Долото.

— Молоток.

— И плиточный клей.

Сержант Шалаев кивнул, поглядел по сторонам. В переходе было почти пусто, лишь несколько припозднившихся ребят быстро шагали в сторону Александровского Сада.

Шалаев сдвинул фуражку на лоб и почесал в затылке, Что-то ему не нравилось. Какая-то деталь напрягала.

— Странно, — хмыкнул лейтенант Козлов. — Может, ремонтники?

— Может, Хотя чего тут чинить-то. — Шалаев снова оглядел голые стены, тертый пол и сводчатый потолок. — Берём?

— Ну, давай, на всякий случай, в дежурку сдадим.

Они подобрали находки и отправились на Арбатскую. Уже дойдя до перрона, Шалаев вдруг остановился и хлопнул себя по лбу. До него, наконец, дошло, что за деталь так мозолила глаза.

— Ты чего? — покосился Козлов.

— Андрюха, там же стены плиткой обложены.

— Где?

— Да в переходе, где мы нашли это всё. И знаешь, что?

— Что?

— Пойдём-ка…

Шалаев схватил Козлова за рукав и поволок обратно. Редкие прохожие с удивлением оглядывались, как один страж порядка тащит другого вверх по ступеням. Козлов спотыкался, чертыхался, пытался выспросить у Шалаева, на кой ему приспичило вернуться, но тот лишь односложно буркал через плечо и обещал всё объяснить на месте.

А на месте их ждал сюрприз.

На полу в переходе, где они недавно нашли клей и долото с молотком, теперь валялся распакованный рулон столярной шкурки.

— Вот! — торжествующе заявил Шалаев. — Налицо ещё одна улика.

— Это наждачка, — сказал Козлов, поднимая и осматривая рулон. — Думаешь, моток наждачки может быть уликой?

— Уликой может быть всё, что угодно, — откликнулся Шалаев и начал обследовать стены.

— Э, — позвал его Козлов. — Ты чего? Нам дежурство уже сдавать.

— Кажется, я обнаружил следы преступления.

— Кого-то насмерть затёрли наждачкой?

Некоторое время Шалаев соображал, двигая кожей на лбу, отчего фуражка то приподнималась, то опускалась. Затем криво улыбнулся:

— А-а… Ты шутишь. Понял. Нет, никого наждачкой не тёрли. Зато вот здесь, — он ткнул толстым пальцем в стену, — переложили плитку. Видишь, узор не совпадает? И замазка на швах свежая.

— Это преступление? — уточнил Козлов, начиная выходить из себя.

— Это… — Шалаев поискал слово. — Это странно. Тебе не кажется?

— Мне кажется, тебе пора в санаторий. Отдохнуть.

Сержант насупился.

— Может, я и подозрительный, но рапорт напишу. — Он вдруг просиял. — Откуда ты знаешь, что могли замуровать в эту стену? А вдруг там ядерный заряд, и через пять минут пол-Москвы снесёт.

— Совсем умом двинулся, — констатировал Козлов и пошёл прочь.

— Ну ладно, не ядерный заряд, но ведь мало ли что могли туда замуровать? — Шалаев догнал его. — Место камерой не просматривается. Они его не зря выбрали …

— Да кто «они»! — не выдержал Козлов, — Шпана? Гастеры полоумные? Инопланетяне?

— А вот это я обязательно выясню, — кивнул Шалаев, заходя в вагон, — Предложу начальству просветить стенку сапёрным сонаром и устроить засаду.

— Вот сам и сядешь в эту засаду. Без внеурочных.

— И сяду. И медаль потом за усердие получу. С премией.

Козлов плюхнулся на жёсткое сидение и демонстративно отвернулся. Всё-таки правильно говорит полковник Шурупов: инициативу снизу нужно пресекатъ. Медаль ему за рулон наждачки подавай. С премией.

Через десять минут они уже были в родном отделе. Шалаев протопал в дежурку.

— Суликович, — обратился он к оперативному, — глянь, что мы нашли.

— С ремонтниками, что ль, бухали? — поинтересовался Суликович.

— Эти вещдоки помогут раскрыть преступление, — хмуро сказал Шалаев.

— Ага, — заглядывая в дежурку, добавил Козлов, — столярный террор.

— Так! Замолчал, раз-два, — огрызнулся сержант. Спросил у дежурного: — Кто из начальства есть?

— Замполит.

— Пойду к нему…

— Сначала рапорт сдай.

— Козлов сдаст.

Шалаев подхватил ведро с клеем, инструменты и пошел к замполиту. У того в кабинете мерзко пахло смесью сигаретного дыма с перегаром.

— Полюбуйтесь, — сказал сержант, выставляя на стол майора улики. И нагло соврал: — Дежурный не хочет сапёров вызывать.

Замполит оторвался от экрана и перевел блуждающий взгляд на наждачку. Затем — на долото. И только после этого — на Шалаева.

— Чего те надо? Каких, к едрене фене, сапёров?

— Товарищ майор, — начал объяснять Шалаев, — мы с лейтенантом Козловым были в патруле…

С минуту он вносил в мозг пьяного замполита свои умозаключения.

— Весьма интересно, — кивнул тот, дослушав. И неторопливо, чтобы язык не заплетался, уточнил: — То есть, ты предлагаешь вызвать полковых сапёров?

— Так точно.

— Из Люблино?

— Так точно.

— В полпервого ночи?

— Так точно…

Замполит шумно выдохнул и в уме взвесил «за» и «против». «Лучше переусердствовать, чем потом получить от Шурупова люлей, — прикинул он. — Мало ли что под этой плиткой может быть…»

Приняв решение, майор осторожно поднял телефонную трубку.

— Суликович? Содействуй Шалаеву. Вызови ему сапёров полковых. Пусть проверят эту плитку.

Так же осторожно замполит положил трубку на место и посмотрел на сержанта: мол, доволен?

* * *

— Ты что творишь, скотина? — гаркнул Козлов, хватая Шалаева за отвороты кителя. — Нельзя было до завтра подождать, а?

— Когда нам дадут медали, Андрюха, ты мне скажешь спасибо, — ответил Шалаев, аккуратно отстраняя Козлова. — Пошли, надо сапёров встретить.

— Дим, ты мне, конечно, товарищ, но если под этими плитками ничего нет, я на тебя рапорт накатаю. Без обид.

— Пойдём, — не обращая внимания на угрозу, поторопил Шалаев. — Это не просто плитки. С ними связано что-то… — Он поискал слово. — С ними что-то не так.

Козлов злобно посопел в ответ.

На Арбатской они сели на лавку и стали ждать сапёров. Шалаева так и подмывало пойти в коридор и ещё раз самому всё обследовать, но он получил приказ: не рыпаться.

— Я тебя по званию старше, — подкрепил Козлов свои слова. — И вообще… Вдруг и правда рванёт? Нефиг самодеятельностью заниматься.

— Ага! — обрадовался Шалаев. — Значит, всё-таки веришь!

— В звёзды на погонах я верю, — ответил Козлов. — Просто сиди и жди. Точка.

В туннеле ухнуло.

Шалаев вскочил, подбежал к краю платформы, заглянул в тускло освещённый бетонный зев. Вдалеке мелькнула тень. Донёсся дробный звук: словно кто-то быстро побежал по шпалам.

— Слышал? — спросил Шалаев, возвращаясь на лавку. — В туннеле кто-то бегает… Мистика.

— Поезд приближается, — сердито отрезал Козлов.

Из туннеля действительно послышался гул. Лучи фар скользнули по рельсам, и на станцию въехал состав. Двери распахнулись. На перрон вышло несколько работников в оранжевых жилетках и сапёрно-подрывной расчёт.

— Бегает кто-то… Мистика… — передразнил Козлов. — Идиот.

Сапёры подошли к ним. Коренастый старшина поинтересовался:

— Это вы нас от префа отвлекли?

— Он, — тут же кивнул на сержанта Козлов. Посоветовал: — Засуньте ему миноискатель в зад. А лучше — фугасный заряд.

Шалаев на подначку не отреагировал. Он козырнул прибывшим и доложил:

— В переходе обнаружена подозрительная плиточная кладка.

Старшина смерил взглядом Шалаева и процедил сквозь зубы:

— Пошли глянем на вашу подозрительную кладку-яйцекладку.

Шалаев утопал вперёд. Когда сапёры принесли оборудование к месту происшествия, он уже замер возле стены, словно сторожевой пёс.

Старшина внимательно осмотрел плитку.

— Перекладывали, — с некоторым удивлением констатировал он. — Работы были?

— Никак нет, — отчеканил Шалаев. — Я у дежурного по станции спрашивал. Никакого ремонта.

— Ну-ка, отойдите и смотрите, чтоб никто не совался, пока не позовём.

— Давайте-давайте, щупайте сонарами, — посоветовал сержант и утянул за поворот Козлова.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.