«Может, она приютила бы бога…»

Чуманов Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
«Может, она приютила бы бога…» (Чуманов Александр) Очерк и публицистика

Несколько лет назад случился у меня любопытный разговор с одним старым добрым знакомым по имени Лев, по профессии врач, по национальности, однако, русский. Разговор двух атеистов на религиозные темы. И мой уважаемый добрейший собеседник произнёс буквально следующее:

— Христиане поклоняются Христу, а иудеи, стало быть, Иуде…

Знаю я, давно знаю, чего стоят иные русские «интеллигенты», взращенные Советской властью, но столь вопиющего невежества от одного из лучших представителей прослойки никак не ожидал.

— Господи, Лев Петрович, дорогой, как вам в голову такое пришло?!

— А что, — не слишком-то смутился мой собеседник, — разве не правда?

— Более чем! Как может целый большой народ молиться предателю? Даже сект, откровенно проповедующих зло, на свете нет, даже сатанисты свою «веру» облекают в более-менее приемлемые одежды…

— Но почему тогда — «иудеи»?..

Конечно, одного конкретного человека я в меру моих скромных возможностей просветил и напомнил, не удержавшись, знаменитое «ленивы мы и нелюбопытны» — и ушёл Лев Петрович своей дорогой, ничуть не огорчённый отсутствием знания, которое к его хирургической профессии никакого отношения не имеет…

И вот у меня книжка екатеринбургской поэтессы Славы Рабинович «Еврейские страсти», изданная «Уральским литературным агентством» в 2001 году полутысячным тиражом, обычным по нынешним временам, однако исчезающе малым, чтобы просветить всех без исключения «Львов Петровичей».

Должен сознаться, что до самого последнего времени находился я под влиянием главного большевистского лозунга: «Все люди — братья». Из которого непосредственно следует, что национальность — есть пережиток прошлого.

Но, прочитав «Еврейские страсти», я окончательно понял — какой бы прекрасной ни казалась мечта, но если она не имеет отношения к реальности, от неё нужно избавляться безжалостно, иначе она заведёт непоправимо далеко. Да и вообще, невыносимо скучен идеал при ближайшем рассмотрении — когда все без исключения проблемы решены, когда всё уже достигнуто и не нужно больше добиваться ничьей любви, когда налицо гарантированное сытое и безоблачное прозябание, впору, ей-богу, удавиться от тоски.

Хотя до этого, скорей всего, не дошло бы — избавившись разом от непомерного груза межнациональных, а заодно и межконфессионных проблем, человечество незамедлительно создало бы себе новые проблемы. Уж это оно умеет…

В очередной своей книжке известная екатеринбургская поэтесса выступает в двух ипостасях — в привычной поэтической, а также и в менее привычной прозаической. Но нужно признать — два примерно равновеликих куска достаточно гармонично уравновешивают и дополняют друг друга, лишний раз доказывая: автор знает, что делает, и задачи, которые ставит перед собой, решает убедительно.

Конечно, научных, псевдонаучных, но более всего литературно-художественных исследований по так называемому «еврейскому» вопросу за последние десять — пятнадцать лет предано гласности несметное количество. Будто плотину прорвало. И порой кажется — хватит, довольно, сколько можно ковырять эту застарелую российскую коросту, уже всё ясно, кому требовалось покаяться — покаялся, кому устыдиться — устыдился, а кто в принципе не способен ни каяться, ни стыдиться — перед тем и бисер нечего метать.

Однако тут же и приходит сомнение — а вправе ли говорить так я, русский да ещё и глубоко провинциальный человек, ни разу не испытавший на собственной шкуре, что оно такое — горькая доля «нацмена», ежеминутно живущего в ожидании, как минимум, словесной оплеухи, которую влепит тебе походя какой-нибудь представитель «титульной» нации, такой, вообще-то, милый и по-своему глубоко порядочный человек? Да что там словесная оплеуха — хотя и это безропотно терпеть не много согласных найдётся — ведь ребёнка вашего обидеть могут, что в тысячу крат больнее. А разве забудутся времена, когда культурные и великодушные вроде бы народы мгновенно перерождались, с потрясающей легкостью и энтузиазмом отдаваясь самым гнусным в истории человечества соблазнителям? Сами ж говорим: «кто старое помянет — тому глаз вон, а кто забудет — тому оба»…

Но книга Славы Рабинович даже в большом ряду сочинений на данную тему стоит особняком. В силу особой, «нееврейской» судьбы автора, на чём автор настаивает, но больше в силу того, что писательница, явственно задавшаяся целью быть максимально искренней с читателем, за рамками своих довольно многочисленных книжек — еврейская женщина, еврейская жена и мать.

Господи, ну разве это, как минимум, не любопытно? Разве не стоит оно нашего любознательного сочувствия?! Безусловно стоит. И потому книга «Еврейские страсти» читается на одном дыхании. Как «Одесские рассказа» Бабеля, ей-богу!

А что до ваших несогласий с автором по некоторым спорным моментам, то я приглашаю вас, всё ещё самый лучший в мире читатель, оставить их при себе, не вступать с автором в полемику, а просто принять к сведению и попытаться понять личное мнение человека, который открыл вам душу. Разве не это мы, русские, ценим в собеседнике более всего?

А ещё дорогого стоит то обстоятельство, что не заискивает Слава Рабинович перед своим возможным оппонентом, режет напрямки всё, что о нём думает, в интеллигентных, разумеется, выражениях, проявляя при этом, думается, не столько национальные качества, сколько интернационально женские. Ведь женщины (это говорю я, далеко не дамский угодник), увы, в среднем более отважны, нежели мы, мужики…

Однажды в конце июля, неважно какого года, продавал я остатки прошлогоднего урожая картошки посреди города Екатеринбурга. И уж под вечер дело было, и торговля, в целом удачная, шла к концу, а тут гляжу — Рабиновичи! Оба-два, Слава и соответственно Соломон, вечерний моцион совершают.

Я, конечно, при виде них невозмутимость напускаю, а душа-то всё равно, несмотря на здравый смысл, слегка вибрирует — застукали художника слова за столь непочтенным занятием.

— О-о-о, какая встреча!

— Да уж… Здравствуйте… — смущаются и они.

Но куда ж нам теперь друг от друга деться…

— А давайте, я вас ведром картошки одарю!

— Ну что вы!

— Одарю, чёрт возьми! Всё равно уже время позднее, а назад везти — никакого смысла.

— Нет-нет, мы так не может! Мы лучше купим!

Ну — евреи, одно слово, разве их переупрямишь? Или они не столь падки до халявы, как мы, как прочие народы? Кажется, данная ментальная особенность в книге С. Рабинович не освещена. Упущение…

— Что ж, купите…

А всё равно я их обжулил — толкнул товар ровно за полцены. Знай наших. И они ничего не заподозрили, где ж им было знать, почём я драл минуту назад с родимых соплеменников.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.