Афганские каскадеры

Соболев Сергей Викторович

Серия: Спецназ. Группа Антитеррор [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Афганские каскадеры (Соболев Сергей)

Через одну из резидентур ГРУ поступила информация о попытках неких сил скомпоновать и затем привести в действие в «час Х» радиологическую бомбу. Руководство поручает группе сотрудников собрать информацию. Прежде всего следует узнать, откуда у потенциальных изготовителей «грязной» бомбы взялись расщепляющиеся материалы. А также выяснить, где находится опасное изделие и кто за этим стоит.

Вскоре обнаружилось, что корни этой истории уходят в прошлое, в эпоху «холодной войны». Дело было летом восемьдесят четвертого, в предгорьях близ границы с Пакистаном. Бойцы группы «Каскад» напали из засады на духовский караван, перевозивший, как выяснилось, довольно необычный груз. Сведения о дальнейшем развитии событий были существенно отредактированы и засекречены, а часть документов исчезла из архивов Минобороны. Руководство ГРУ привлекает к операции самого надежного и глубоко законспирированного сотрудника – офицера Ивана Козакова, известного на Ближнем Востоке как наемник Айвен Козак…

Над гравийной полосой аэродрома «Буст» колышется знойное марево. На открытом солнцу и ветру пространстве, выстроенные в один ряд, замерли под палящим зноем накрытые выцветшим пересохшим брезентом воздушные аппараты: здесь базируется эскадрилья «МиГов», а также вертолеты 205-й ОВЭ.

На небе ни облачка; уже месяц в этих краях не пролилось и капли дождя. Местный ландшафт не радует глаз. Особенно если это глаз человека, привычного к другой природе, к другим климатическим и природным условиям.

Если посмотреть на север, то через пустырь будут видны низкие серые строения небольшого городка. Это Лашкаргах, административный центр провинции Гильменд, расположенной на юго-востоке Демократической Республики Афганистан. В Средние века на левом берегу реки Гильменд была построена крепость, но сейчас от нее мало что осталось. Этот небольшой город, имеющий геометрически выверенную планировку, в его нынешнем современном виде в пятидесятых годах фактически заново отстроили американцы. Они же, американские инженеры, техники, строители, построили этот аэропорт, изначально гражданский, но в случае войны его можно было бы использовать как аэродром подскока. Об этом недавно говорил замполит. «Если бы мы не опередили «потенциального противника» и не пришли на помощь трудовому народу Афганистана, то на этом аэродроме стояли бы не наши «МиГи», «Грачи» и «Крокодилы», а американские «Фантомы», «Чинуки» и «Геркулесы»…»

Лашкаргах – или Лашкар Гах – это край земли, опаленной солнцем. «Лошкаревка», как прозвали этот городок те, кто служит здесь.

Не самое лучшее место на земном шарике, и это еще мягко сказано.

Незадолго до полудня от серых приземистых казарм, занятых бойцами лашкаргахского отдельного отряда спецназа ГРУ, отъехал плотно загруженный автобус «ПАЗ». Все отверстия, какие только можно было открыть, включая двери, открыты. Но все равно душно; лица бойцов влажно блестят, выцветшая форма пропиталась солью. Их подняли по тревоге в половине шестого утра. Но только сейчас поступил приказ грузиться в автобус, который отвезет их на расположенный невдалеке аэродром.

Поездка оказалась недолгой; спустя уже несколько минут автобус остановился возле транспортного вертолета «Ми-8». Борттехник открыл обе створки десантного отсека, убрав заодно «ПКТ» и крепления, чтобы пулемет не мешал погрузке. Он останется на земле, это уже известно; в полет, взяв на борт своей машины группу бойцов спецназа, отправятся лишь пилот и оператор. Это позволит загрузить еще восемьдесят килограммов груза. Будут ли это запасные патроны в цинках, или выстрелы к «РПГ», еще один «Утес» или сухпай и фляги с водой, решать командиру группы.

Одновременно с «пазиком» к стоянке вертолетов двести пятой эскадрильи подкатил штабной «УАЗ». Из него вышли три старших офицера: начальник штаба бригады, командированный из Кабула, из штаба 40-й армии, полковник и замполит части. К ним с докладом направился рослый, выжаренный солнцем, жилистый, с загорелым до черноты лицом командир группы – он экипирован в такой же камуфляж, что и бойцы его отряда.

– Добро, Николаев! – выслушав доклад, сказал начштаба. – Задача ясна?

– Так точно, товарищ подполковник.

– Николаев, вы проверили бойцов на предмет возможного наличия у них посторонних предметов, бумаг или записей? – спросил замполит. – Это важно!

– Я предупредил, чтобы не брали ничего лишнего.

– Если у кого-то при себе есть фото… Или кто-то решил взять письмо от любимой…

– Я предупредил, – с нажимом повторил старший группы.

– Отвечаете головой!

Старлей посмотрел на начштаба бригады.

– Разрешите грузиться на борт?

– Командуйте, Николаев.

Спустя несколько минут «Ми-8» поднялся с гравийной площадки аэродрома «Буст». Вслед за ним, сотрясая лопастями винтов знойный воздух, снялся штурмовой «Ми-24», назначенный в сопровождение.

Офицеры, приехавшие из Лашкаргаха на аэродром, чтобы лично проследить за погрузкой отобранной еще утром группы бойцов ООСПН, придерживая головные уборы, еще некоторое время наблюдали за удаляющимися винтокрылыми машинами. Затем они уселись в «ГАЗ», водитель которого повез их обратно в штаб.

Солнце в этот день палило особенно нещадно. Все в природе замерло; все живое попряталось в укрытие или искало спасительную тень. Земля эта сурова, прокалена солнцем, почти безводна, бедна полезными ископаемыми. Тем не менее за право обладать этой землей, за право утвердиться здесь постоянно идут войны.

Над взлетной полосой аэродрома «Буст», над плоской открытой равниной, над пустыней, лежащей за руслом реки Гильменд, дрожит знойное марево. На календаре шестнадцатое число, восьмой месяц; год от Рождества Христова тысяча девятьсот восемьдесят четвертый.

ГЛАВА 1

Наше время. 1 октября.

Провинция Гильменд, Афганистан

Тяжело нагруженный «Чинук» с подвешенным к днищу контейнером, рубя винтами знойный, с полынным привкусом воздух, тяжело снялся с площадки близ пакгауза аэропорта «Буст» на южной окраине Лашкаргаха. Следом за ним поднялся «Ан-64»; обладающий хищными стремительными обводами штурмовик кажется черным на фоне наливающегося предзакатной краснотой западного края небосвода.

Транспортный вертолет и выделенный в сопровождение боевой «Апач», треща винтами, заложили вираж над плоскими окраинными строениями столицы этой южной провинции. И легли на курс, параллельный проложенной по пустыням Баква и Регистан дороге, – вероятно, летят в Кандагар.

По шоссе, проходящему в этом месте в нескольких километрах от ограды аэропорта, параллельно взлетно-посадочной полосе, движется колонна грузового транспорта. В ее составе пятнадцатитонные самосвалы, траки с платформами для перевозки контейнеров и техники, «панелевозы», бортовые грузовики, бетоновозы, три автокрана. Колонну, насчитывающую с полсотни единиц грузовой техники, сопровождает охрана: «Хамви» и три джипа, два из которых оборудованы турельными пулеметами. В списанном и переоборудованном «частниками» армейском джипе находятся начальник колонны и двое «гардов». В трех «боевых тачанках» еще шестеро сотрудников группы прикрытия. Все они контракторы, сотрудники одной из крупнейших на планете частных военных компаний «Армгрупп», чей филиал находится на расположенной в тридцати километрах отсюда базе Camp Bastion [1] .

– Stay at crossroad! – скомандовал Козак водителю своей «боевой тачанки». – Yes, right here! [2]

Открыв тяжелую, с вставленной внутрь титановой пластиной правую переднюю дверь «Дефендера», Иван выбрался наружу.

– Будьте на волне Бастион Три [3] , – сказал он оставшемуся в прохладном салоне «гарду», прежде чем захлопнуть дверь. – А я перекурю пока.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.