Свой среди воров

Хьюлик Дуглас

Серия: Легенда о Круге [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Свой среди воров (Хьюлик Дуглас)

Джейми, ты верила в меня даже тогда, когда я отчаивался.

Памяти моего отца, Николаса Хьюлика, который читал мне вслух и никогда не отказывал в покупке очередной книги. Я скучаю по тебе, папа.

Краткое примечание по поводу использования жаргона в книге

Создавая воровской жаргон, которым пользуются персонажи, я вдохновлялся материалами и записями из разных исторических эпох и мест – от елизаветинской Англии до современной Америки. Я не слишком строго придерживался изначальных формы и содержания понравившихся мне слов, приспосабливая их к миру романа. Иногда я произвольно изменял употребление или определение термина, а в других случаях оставлял все как есть. А иногда мне приходилось попросту выдумывать какие-то жаргонные словечки.

Одним словом, на нижеследующих страницах вы встретитесь с подлинным и выдуманным, оставленным в неприкосновенности и подогнанным под мои нужды жаргоном. Если кто-то не знаком с тайным наречием лондонских воришек девятнадцатого века – что ж, надеюсь, это добавит в его глазах колорита истории. А если знаком, то также надеюсь, что мое обращение с ним не покажется ему излишне вольным.

1

Атель Улыбашка не улыбался. Да и выглядел он, по правде говоря, неважно. Так случается, когда человека пытают целую ночь.

Я опустился рядом с ним на колени. Его раздели догола, руки привязали к бочке. Тело бессильно обвисло, и я старался не смотреть на его ладони и ступни – от них мало что осталось, сплошное мясо с кровищей.

– Атель, – проговорил я.

Молчит. Я легонько похлопал контрабандиста по мокрой от пота щеке.

– Эй, Атель, слышишь меня?

Веки вздрогнули. Я запустил пальцы в мокрую шевелюру, прихватил его за волосы и вздернул голову, чтобы парень видел, кто перед ним. Наверное, по лицу заметно, что мне его жалко. Ну и пусть. Иногда я не восторге от того, что делаю.

– Атель?

Он приоткрыл глаза и попытался оглядеться. В комнате темно, но свечи горят. Наконец он нащупал плавающим взглядом мое лицо.

– Дрот?.. – с трудом прохрипел он.

Видно было, что ему трудно смотреть в одну точку.

– Ну что, Улыбашка, – осведомился я, – ничего рассказать мне не хочешь?

– Че-го?.. – И он опять попытался прикрыть глазки.

Я встряхнул его за волосы:

– Атель!

Теперь он глядел на меня внимательно. Я наклонился и пристально посмотрел ему в глаза – не уплывай, Улыбашка, и слушай меня очень, очень внимательно.

– Где рака? – спросил я.

Атель попытался сглотнуть слюну и закашлялся.

– Я же сказал – везу. Я просто…

– Здорово ты ее везешь, Атель, – отозвался я. – Ты в городе зачем от меня удирал? Ты зачем на ялик сел и в бухту погреб? Я же тебя все равно достану. Улыбашка, отвечай честно: в игры со мной решил поиграть? Да?

Атель помотал головой – я почувствовал, как задергались волосы в моих пальцах – и слабо улыбнулся:

– Дрот, ты что… Я с тобой всегда честно…

– Да ну? – Я постучал по его измочаленному пальцу, и он хапнул воздуха. – Ты раньше мне что говорил, помнишь?

Пусть припомнит, как было больно и отчего развязался язык.

– Ты поставил меня в неловкое положение, Атель. У меня есть покупатель. А раки – нет. Это подрывает мою репутацию. Я сильно расстраиваюсь. Так что давай, Улыбашка, рассказывай. Где рака? А то мои ребята вернутся и продолжат с тобой общение, а я подойду попозже.

Тут он задумался. Глаза словно остекленели, челюсть задвигалась – Атель погрузился во внутренний спор. Если Ангелы милосердны, он расколется прямо сейчас. Я стоял на коленях при том, что от него осталось, и ждал. Надеялся, что так и случится.

Когда Атель очухался от странствий неведомо где, я понял, что Ангелы этим вечером не на моей стороне. Он много чего испытал, но подарил меня неожиданно твердым взглядом. И легонько так покачал головой.

Я аккуратно уложил его голову обратно на бочку и отпустил волосы.

– Имя, – потребовал я. – Мне нужно имя человека, которому он продал товар.

– Будет тебе имя, не парься, – сказали из гулкой темноты склада.

Хрясь вступил в круг света, созданный одинокой свечой. За ним шагали двое помощников. Один тащил ведро с морской водой.

Живорез не отличался высоким ростом – даже я был выше. Он другим отличался. Шириной плеч, например. Шея короткая, кисти длинные и подвижные, как у ваятеля. И он постоянно хрустел пальцами. Хрясь встал рядом и осклабился хищно и беспощадно.

– Еще чуть-чуть – и запоет. Выболтает все, как бухая прошмандовка.

Для пущей значительности он хрустнул большим пальцем.

Помощник шагнул вперед и вылил на Ателя ведро воды. Контрабандист отфыркнулся, а потом соль обожгла свежие раны, и он взвыл от боли. Второй помощник перебирал пыточные инструменты, – пока мы с Ателем беседовали, их отложили в сторону.

– Позовите меня, когда он будет готов, – с трудом выговорил я. – Я подожду снаружи.

И поплелся из задраенного склада, провожаемый гоготом Хряся.

Меня встретил солнечный свет – я даже зажмурился. Никак уже утро? Над башнями и крышами имперской столицы разливалось мягкое сияние. Илдрекка на рассвете казалась мирной и безмятежной, но я-то знал город слишком давно, чтобы обмануться. Молодцом, подружка, хорошо притворяешься!

На противоположной стороне улицы, подпирая спиной дверной косяк, стоял Бронзовый Деган.

– Ну как там? – поинтересовался он.

– Да никак.

И я махнул в сторону выползшего из-за горизонта солнца:

– Давно рассвело-то?

– Не, недавно. – Он широко зевнул. – Долго еще ждать?

Я не удержался и зевнул в ответ. Гнусно было – не передать.

– Черт его знает…

Деган хрюкнул и прислонился поудобнее. Он был выше меня на голову, широк в плечах, белокур и строен. Дверной проем занимал целиком. Во всяком случае, так казалось. Возможно, из-за одежды: свободный длинный плащ из зеленого льна поверх медового дублета, такие же свободные штаны и широкополая шляпа. Но не только. Непринужденная, уверенная повадка побуждала не задевать его даже в толпе. Ну и мечу находилось место. Окованные бронзой ножны болтались сбоку, и каждый мигом узнавал члена Ордена Деганов – древнего ордена наемников из древнего города. В братство избранных головорезов принимали только с очень хорошими рекомендациями.

Я скользнул в дверной проем, умостился на крылечке, залез в висевший на шее кисет и выудил два зернышка ахрами. Мелкие, с костяшку пальца, округлые и поджаренные дочерна. Я потер их в ладонях, чтобы напитались потом. В нос тут же ударил острый и кислый запах корицы, земли, дымка. Сердце заколотилось.

– Завтрак, – возгласил Деган.

Я вскинул голову:

– Чего?

– Я решил, что ты задолжал мне завтрак.

– Да ну?

Деган покосился и молча выставил три пальца.

– А, ты об этом? Ну да, тогда заслужил.

Деган фыркнул. Ателя Улыбашку выследил я. Вот только ходил он не один, а с тремя амбалами. Мне было с ними не совладать, а Деган их раскидал как котят. Без него я бы с той площади живым не ушел, а Улыбашка так бы и лыбился.

– Спасибо, – добавил я.

Я редко благодарю, хотя Деган мой друг. Ему эти слова без разницы – что сказал я их, что нет. Мы с ним давно вместе и много чего повидали на этих улицах, чтобы тратиться на любезности.

Деган пожал плечами:

– Тоска была, а не ночь. Мне хотелось размяться.

Я улыбнулся и только закинул в рот зерна, как от склада донесся приглушенный крик. Мы с Деганом глянули по сторонам, но воплей Ателя никто не слышал – или, по крайней мере, не горел желанием разобраться, в чем дело. Затем наступила тишина, и я содрогнулся.

Я собирался подержать зерна во рту и в предвкушении эффекта насладиться биением сердца, но вместо этого взял и разгрыз. Рот наполнился горько-сладким вкусом с дымком. Я быстро разжевал, проглотил и стал ждать прихода.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.