Весна для влюбленных. Большая книга романов для девочек (сборник)

Лаврова Дарья

Серия: Большая книга романов о любви для девочек [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Весна для влюбленных. Большая книга романов для девочек (сборник) (Лаврова Дарья)

Мое прекрасное невезение (Дарья Лаврова)

Пролог

Привет!

По четной стороне твоей улицы сносят пятиэтажки, а я каждый день езжу мимо твоего дома по нечетной стороне и вижу Усаги – напротив «Седьмого континента» под деревом, ты всегда ее там ставишь.

Ты видел, как сносят пятиэтажки? Совсем не так, как показывали в мультфильмах. Нет никакой черной круглой гири, которая с ускорением летит и пробивает стены насквозь. И это не взрывы, которые за секунду рушат то, что простояло здесь больше пятидесяти лет.

Старые дома ломают экскаваторами. Медленно и терпеливо пробивают ковшом стену за стеной, будто не спеша откусывают по частям. Можно увидеть бирюзовые лестничные клетки, обрывки обоев на стенах, обломки старой мебели, которую жильцы не стали брать в новые квартиры.

Мне бы сейчас к тесту по английскому готовиться, а я вместо этого листаю инстаграммы девчонок, с которыми училась почти уже год назад.

Попалось фото из прошлой осени. Был конец октября, шел мокрый дождь со снегом. Мы впятером решили прогулять одно занятие. На фото – твоя рука с кольцом «Спаси и сохрани» и серебряный браслет с Близнецами. Мы сидели на пустой детской площадке. Ты открыл коробку чокопаев и раздал всем. Я фотографировала детскую горку, качели и пять пар наших ног.

На обратном пути я не заметила шлагбаум. Чуть не упала, чуть не разбила нос.

Ты тогда смеялся громче всех и обзывал меня повелителем роботов.

Ты просто угорал надо мной.

Ты пришел к нам в группу чуть больше месяца назад.

Ты мне сразу не понравился.

Глава 1. Шестьдесят метров на время

Я живу на улице Молодцова на северо-востоке Москвы. Я наливаю себе кофе в белую термокружку с черной коровой сбоку, кладу три ложки сахара, добавляю обезжиренное молоко и сыплю немного корицы сверху. Потом закрываю резиновой крышкой, завязываю хвост и иду на балкон.

Мне нравятся эти ленивые утренние часы на летних каникулах в будни, когда я остаюсь дома одна. Есть ряд приятных бессмысленных мелочей, которые я люблю делать просто так – потому что хочется.

Пить кокосовый сок из жестяной банки и смотреть клипы Пинк. Или есть жареный миндаль и сплетничать с Русланом ВКонтакте. Или пить кофе по утрам на балконе и смотреть на полупустой район. Мир прекрасен без людей.

Мы живем на десятом этаже в новом доме. Балкон выходит на юг. Если постараться и посмотреть налево, то в ясную погоду можно увидеть колесо обозрения на ВДНХ. Оно будет выглядывать на горизонте крошечным прозрачным полукругом. Если взять бинокль, то можно даже посчитать кабинки. А если совсем напрячь фантазию, то можно заметить, как они медленно движутся друг за другом.

Если смотреть прямо, то виден стадион, где парни играют в футбол по выходным, за ним будет школа, а еще чуть дальше – ряд домов на Ясном проезде – эта улица идет параллельно нашей. Свой район я знаю как свои пять пальцев.

А если еще немного напрячь фантазию и посмотреть направо, то где-то очень далеко на улице Королева будет стоять дом, где живет мой будущий парень – зеленоглазый Максим. Правда, он пока не знает об этом.

Мне шестнадцать лет, шесть из них я живу в этом районе. Раньше здесь жили мои бабушка с дедом. Недалеко от нашего нового дома, на Полярной, в старой пятиэтажке. Когда я пошла в пятый класс, мы поменялись квартирами. Бабушка с дедом переехали в Алтуфьево – в нашу квартиру, а мы – в пятиэтажку на Полярной. Они давно планировали этот обмен, а пятиэтажки планировали сносить в ближайшие годы. Бабушка настояла, чтобы мы переехали как можно раньше. Жителей пятиэтажек переселяли в новые современные дома в том же районе. Пришлось ждать почти пять лет.

Мы специально не делали ремонт, потому что не собирались жить в хрущевке долго. Квартира после переезда выглядела одиноко и сиротливо. Кое-где ободрались обои, на кухне обтрепался старый линолеум, где-то был поцарапан паркет, на стенах висели пыльные ковры, с дверей немного облезла краска, а нашей мебели оказалось слишком много для двух небольших комнат. В моей комнате у самых дверей мама решила поставить комод, которому не нашлось другого места. Он был под завязку набит прошлогодними книгами и кулинарными журналами. Дверь в комнату не получалось открыть полностью, а я часто со всей силы врезалась боком в комод, после чего неделю ходила с синяками. Но были и плюсы – в десять лет у меня впервые появилась своя комната. Тогда я поняла, что такое личное пространство, своя территория.

Несмотря на все это, мне нравилось жить там. Та квартира никогда не была мне чужой. С тех пор как я себя помню, родители каждые выходные отвозили меня к бабушке на два дня. Привозили в субботу утром, забирали в воскресенье вечером. С переездом в моей жизни почти ничего не изменилось. Я по-прежнему проводила выходные у бабушки, школу менять не стала – правда, ездить теперь приходилось по 40 минут в одну сторону и вставать на час раньше. Сначала трамвай 17, потом автобус, а потом еще пешком минут семь. И так каждый день в любую погоду. Первый месяц было тяжело, но я не жаловалась, а потом совсем привыкла. До сих пор так и езжу.

В новый дом мы переехали ровно год назад в июле. Окна кухни и моей комнаты выходят на улицу Молодцова. Проезжую часть почти не видно за ближними домами и деревьями. Если спуститься вниз, пройти по извилистой дорожке до автобусной остановки, перейти дорогу, повернуть направо и пройти быстрым шагом две-три минуты мимо линий электропередач, то можно выйти на асфальтированную дорожку в глубоких трещинах. Она идет наискосок и почти упирается в «Дом мебели».

Шесть лет назад, ровно за год до переезда, когда я перешла в четвертый класс, мы с дедом приходили сюда почти каждый день моих летних каникул. Мы вручную размечали трассу – 60 метров. У деда была карманная рулетка, а светло-зеленый мел мы таскали у бабушки. Я отмечала каждый метр на асфальте коротким штрихом, а каждые десять метров – длинным и цифрой.

Бегала я неважно. Была самой слабенькой среди одноклассниц. Дед решил тренировать меня, чтобы я была не хуже других, и осенью на уроках физры показала всем, чего стою. В школе мы сдавали три зачета: 30 метров, 60 метров и километр на время. Мои результаты до начала лета оставляли желать лучшего.

Я не верила, что тренировки деда мне помогут. Иногда мне было лень, иногда мы даже немного ругались. Дед смотрел на круглый железный секундомер, махал рукой, и я бежала изо всех сил. Не помню, сколько раз я пробегала эти 60 метров, но когда мы шли домой вечером, я еле передвигала ноги. Результаты улучшались медленно. Когда мне удалось пробежать трассу за десять секунд, дед купил мне банку пепси. Я была счастлива, хоть и без сил. Так мы шли, я медленно пила, а дед рассказывал, как раньше каждое утро делал пробежку по району. Вставал в шесть, бежал сначала вдоль Полярной, сворачивал на Молодцова, потом по Ясному проезду, а потом снова Полярная. Получался круг.

Лето закончилось, и тренировки тоже. Началась учеба и зачеты по физре. И, как ни странно, теперь уже я была одной из лучших. Нельзя сказать, что самой лучшей и самой быстрой, потому что самой быстрой была Анька, которая занималась спортивной гимнастикой и обгоняла меня почти на секунду.

Это все было шесть лет назад. В прошлом году я снова начала бегать. Для себя. Когда есть настроение и время, бегу длинным маршрутом деда. Но чаще иду на стадион, который видно с балкона родительской комнаты, и бегаю там. Здесь всегда кто-то бегает. В любое время суток. Даже в девять-десять вечера, когда уже совсем темно и дорожки освещают только два тусклых фонаря.

Я допила кофе и посмотрела на часы. Двенадцать ноль две. Айпод заряжен на полную, так что можно идти бегать.

В классе я самая худая. Ем что хочу в любое время дня и ночи. И не толстею. Вообще. За новогодние праздники могу поправиться на триста грамм, да и те уйдут за два дня. Все думают, что я ничего не ем и постоянно мучаю себя разными диетами. А я просто бегаю. Каждый день – по пять километров. Или по семь. А если уж меня хватает на десять, то я еще неделю после буду гордиться собой и считать героем.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.