100 жемчужин европейской лирики

Коллектив авторов

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
100 жемчужин европейской лирики (Коллектив авторов)

Алигьери Данте (1265–1321)

Все в мыслях у меня мгновенно замирает…

Все в мыслях у меня мгновенно замирает, О радость светлая, завижу лишь тебя! Приблизиться хочу – любовь меня пугает И говорит: беги! или умри, любя! С туманом борются темнеющие взгляды… Что в сердце у меня – ты на лице прочтешь. И камни самые спасительной ограды Под трепетной рукой кричат: беги – умрешь! Ты видела меня, и взор твой молчаливый Душа убитая в гробу своем звала. Луч жалости один, луч жалости стыдливой, — И, вновь воскреснувши, она бы расцвела; Но, смерть свою любя, с надеждой боязливой Она вотще твой взор молила и ждала.

(переводчик – Соловьев Владимир Сергеевич, 1853–1900)

Полны мои мысли любовью одною…

Полны мои мысли любовью одною, Но друг против друга враждуют упорно; Та молвит: любви ты отдайся покорно, А эта: любовь лишь играет тобою. Одна разрывает всю душу тоскою, Другая мне сладость несет упованья, — Вдруг сходятся вместе в тревожном желанье И и сердце трепещут пугливой мольбою. Склоняется разум пред волею пленной, Сказать бы хотел, и, что молвить, не знаю, И так на распутье блуждаю в смятенье… Одним, лишь одним примирю все сомненья: Прибегнув к тому, чем так долю страдаю, — К той тайне грозящей с мольбой дерзновенной.

(переводчик – Соловьев Владимир Сергеевич, 1853–1900)

Андерсен Ханс Кристиан (1805–1875)

Когда весна благоухала…

Когда весна благоухала, Сорвав одну из первых роз, Ты в темный шелк своих волос Ее с улыбкою вплетала. Но лето красное пришло, И ты с волненьем затаенным Плела венок в саду зеленом, Склоняя юное чело. Пора осенняя настала, И пестротой ее цветов, Как целым рядом орденов, Ты грудь беспечно украшала. Теперь – зима. Среди полей Цветы увяли безнадежно, И потому ты можешь нежно Прижать меня к груди своей!

(Переводчик – Чюмина Ольга Николаевна, 1859–1909)

Покров рассеялся туманный…

Покров рассеялся туманный, Весна! Вольнее дышит грудь, И ветерок благоуханный. И солнца луч – зовет нас в путь, Рождая смутную тревогу!.. Поднимем парус, и – вперед. Без колебаний в путь-дорогу. Кто путешествует – живет. Умчимся мы быстрее птицы На крыльях пара далеко. Как вешних тучек вереницы Кругом сменяются легко, Бегут пред нами прихотливо Иные страны, небеса… Какое счастье – в час прилива Поднять свободно паруса! Я слышу пташки щебетанье, В окно стучит она крылом! Скорей! Умчимся за теплом И светом истинного знанья! Сорвем рукою смелой плод Всего, что дивно и прекрасно! Поднимем парус! Небо ясно! Кто путешествует – живет!

(Переводчик – Чюмина Ольга Николаевна, 1859–1909)

Вот солнце склонилось на лоно морское…

Вот солнце склонилось на лоно морское И рдеет, пылая любовным огнем. И смолкло все… Нет! никаким языком Нельзя передать, что таится в покое Земли умиленной, и как, шелестя Под ветром, головки свои наклоняют Малютки цветы и тихонько лобзают Друг друга, от всех свои грезы тая… И темно-зеленый камыш обнимает Залив, где колышется лодка; на ней Восторженный юноша с милой своей; Он молча глядит, он блаженно страдает… А небо везде отражает свой свет: В глазах, в синеве, в засыпающем море… Но самое светлое небо – во взоре Безумцев, которых счастливее нет… Когда ж в небесах мириады мерцают Светил, так, что кажется, – небо сквозит, И думы твои, как и звезды, блуждают В обителях духа – увы! говорит Тебе твое сердце: дитя ты!.. Но строго Глядишь ты, как муж вдохновенный, и вот Ты мыслишь, ты любишь, ты веруешь в Бога, И, духа ища, дух твой в небе живет.

(Переводчик – Полонский Яков Петрович, 1819–1898)

Байрон Джордж Гордон (1788–1824)

Сердолик

Не блеском мил мне сердолик! Один лишь раз сверкал он, ярок, И рдеет скромно, словно лик Того, кто мне вручил подарок. Но пусть смеются надо мной, За дружбу подчинюсь злословью: Люблю я все же дар простой За то, что он вручен с любовью! Тот, кто дарил, потупил взор, Боясь, что дара не приму я, Но я сказал, что с этих пор Его до смерти сохраню я! И я залог любви поднес К очам – и луч блеснул на камне, Как блещет он на каплях рос… И с этих пор слеза мила мне! Мой друг! Хвалиться ты не мог Богатством или знатной долей, — Но дружбы истинной цветок Взрастает не в садах, а в поле! Ах, не глухих теплиц цветы Благоуханны и красивы, Есть больше дикой красоты В цветах лугов, в цветах вдоль нивы! И если б не была слепой Фортуна, если б помогала Она природе – пред тобой Она дары бы расточала. А если б взор ее прозрел И глубь души твоей смиренной, Ты получил бы мир в удел, Затем что стоишь ты вселенной!
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.