Кибернетическая собака

Званцев Сергей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кибернетическая собака (Званцев Сергей)

Меня пытались разыграть, утверждая, что в университетском саду бегает страшное существо, достойный наследник собаки Баскервилей. Я, однако, хорошо понимал, что речь идет о кибернетической собаке: в определенные часы ее выпускают на прогулку и следят за ее поведением.

Во всяком случае, об этом стоило написать небольшую статью для местной газеты. Как эта статья будет называться, я еще не придумал — название явится после того, когда статья будет готова. Что-нибудь вроде «Создание человеческого гения» или «Конкурируем с природой!».

Созвонившись с руководителем кафедры биологии, я пришел примерно в двенадцать часов дня — самое удобное время для интервью, когда интервьюируемый еще не успел проголодаться после утреннего завтрака, но уже успел справиться с самыми неотложными делами этого дня.

Едва я вошел в университетские ворота близ здания интересующей меня кафедры, как на лужайке увидел знаменитую искусственную собаку, якобы обладающую всеми свойствами живой. Ну пусть не всеми, но очень многими. Сейчас она нелепо вертелась у входа в здание, подняв тугой хвост.

Сразу бросалось в глаза, что собака — ненастоящая. Какая-то неподвижность шеи, точно у волка, и безжизненный хвост создавали впечатление скорее макета, чем живого существа. Чувствовалась недоработка собачьего образа, как сказали бы мои коллеги — театральные рецензенты. В общем же это странное создание было очень похоже на обыкновенную овчарку. Именно — похоже. Такая мысль никогда не пришла бы мне в голову, встреть я обыкновенную, натуральную овчарку. Но в том-то и дело, что подражание всегда ниже оригинала. Я подумал, что разговоры об удаче профессора К., который идеально сконструировал кибернетическую собаку, явно преувеличены. Да, я верю, что эта «собака» обладает заданной программой действий, в том числе и острой реакцией на каждое движение постороннего человека вплоть до способности броситься на него и вцепиться в горло. Если кибернетика создает шахматистов, то тем более она способна создать собаку. Но как искусственный шахматист не может сравниться с живым мастером, так и кибернетическая собака не может конкурировать с натуральной. Это я знал твердо. Схватить за горло — она еще может, но зубов-то у нее, надо думать, нет? Органы охраны труда не разрешат наделять безмозглое существо губительными зубами овчарки!

Мне сказали, что кличка сконструированной собаки — Диана, причем когда ее зовут, она прислушивается и даже проявляет склонность к установлению миролюбивых отношений. Поэтому на всякий случай я позвал ее:

— Диана! Диана!

Неожиданно и против всякой логики собака зарычала низким голосом. Я сильно вздрогнул и остановился: никто мне не говорил, что Диана умеет рычать. С другой стороны, настоящая собака едва ли зарычала бы, услышав свою кличку. Я просто не знал, что и думать. И потом мне показалось: в тот момент, когда Диана раскрыла рот, у нее блеснули два ряда страшных зубов. Но я сейчас же взял себя в руки: «Несомненно, это зубы декоративные, вовсе не приспособленные для боевых действий». Но все же, почему во дворе нет ни одного ординатора, ассистента и даже ни одного студента? Почему кибернетическая собака должна показывать заданную ей программу мне одному?!

— Собачка… Дианушка… — подхалимски обратился я к макету.

Но, очевидно, реакция на подхалимство не была включена в заданную программу. Это нелепое создание — плод несовершенного научного опыта, Диана зарычала еще более грозно и вдруг, прыгнув, толкнула меня в грудь. Я удержался на ногах только потому, что Диана все же несколько промахнулась. Еще одно доказательство несовершенства плодов человеческих рук. Настоящая овчарка уж не промахнулась бы!

— Ах ты, дрянь! — крикнул я, продолжая испуганно следить за Дианой, которая тем временем спружинилась для нового прыжка. «Сейчас она меня доконает», — пронеслось в моей голове.

Я тихо, едва шевелясь, стал отступать, стараясь, чтобы Диана не заметила, как я отхожу. Но тут она повела себя очень странно: вдруг потеряла всю свою агрессивность. Видно, импульс нападения «на чужого» исчерпал себя или же в механизме обнаружилась какая-то порча. А возможно, что в кибернетической собаке заговорили другие импульсы заданной программы. Диана вся словно обмякла, даже будто сделалась ниже ростом, вялой походкой приблизилась к дереву и здесь… подняла ногу. Это было неожиданно и дерзко, но для меня — спасительно.

Я, едва дыша, проскользнул мимо опасного автомата, открыл дверь и, войдя в вестибюль, сразу же услышал за стеной звучный голос профессора К., читавшего лекцию:

— …вы видите перед собой пока единственный экземпляр кибернетической собаки. Вот она, наша Диана!

Чувствуя легкую дурноту, я вошел в переполненную аудиторию. Здесь, у кафедры, стоял стол, а на столе двигался макет собаки. Сквозь сеть труб были видны какие-то диковинные механизмы. На короткой шее сидела довольно искусно сделанная собачья голова.

— В этой голове заключен механизм условных рефлексов! — продолжал профессор. — Мы привили ей привычку агрессивно реагировать на появление постороннего…

Профессор заметил меня и кивнул мне головой.

— Вот пришел корреспондент из газеты. Сейчас Диана отреагирует… Смотрите!

Диана открыла беззубый кожаный рот и два-три раза слабо тявкнула. Я попятился к двери. Аудитория захохотала.

— Послушайте. — сердито сказал я одному из студентов, — мне эти шутки надоели. Прошу, проводите меня до калитки: во дворе нагло ведет себя настоящая овчарка.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.