Криминальный пасьянс

Овчаренко Александр

Серия: Российские хроники [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Криминальный пасьянс (Овчаренко Александр)

Часть 1

Казённые хлопоты

«Ещё ни одна эпоха не жаловалась на нехватку дураков и мерзавцев. В этом главная сущность истории».

Сергей Снегов «Диктатор»

Глава 1

Ковтуна взяли по классической схеме: двое неизвестных в низко надвинутых на глаза кепках типа «жириновка», неожиданно появившись из темноты подъезда, блокировали его с двух сторон. Константин даже не успел вытащить руки из карманов плаща.

Родной подъезд сыграл с ним злую шутку. Проверяться на предмет слежки и прочих неприятностей Ковтун начинал сразу после выхода из помещения, в подъезде же он чувствовал себя защищённым и немного расслабленным. А зря! Чьи-то сильные руки резко завели ему локти за спину, и тут же широкая ладонь незнакомца прижала к его лицу влажную салфетку. Костя пару раз вдохнул резко пахнущий хлороформом воздух и погрузился в глубокий наркотический сон.

Очнулся Ковтун накрепко привязанным к любимому креслу с высокой спинкой в своей же квартире с наглухо зашторенными окнами. В глаза ему бил нестерпимо яркий свет от настольной лампы.

— Как в дешёвом детективе! — подумал майор. — Значит, меня взяли не коллеги из службы собственной безопасности. Свои такими дешёвыми приёмами пользоваться бы не стали, просто заперли бы в камеру внутренней тюрьмы на Лубянке, где, продержав в неведенье пару-тройку дней, дождались, когда клиент полностью «созреет», и лишь после этого провели бы допрос с пристрастием. Но если это не мои коллеги, тогда кто же? Кому я так сильно наступил на мозоль? Видимо, дело серьёзней, чем я думал, раз они решились на похищение офицера ФСБ.

— Уберите свет! — твёрдым голосом потребовал Ковтун.

Раздался характерный щелчок, и лампа погасла.

После того, как глаза привыкли к царившему в комнате полумраку, Константин разглядел примерно в двух метрах от себя сидящего за письменным столом незнакомого мужчину. Незнакомец напоминал примерного зубрилу-отличника: тщательно зачёсанные на пробор поредевшие пряди бесцветных волос, старательно подобранный к костюму светло-серый галстук, аккуратно завязанный классическим узлом на худосочной шее и большие очки в чёрной роговой оправе, как нельзя лучше дополняли этот образ.

Незнакомец, словно примерный школьник, положив руки перед собой и слегка склонив голову набок, внимательно разглядывал связанного по рукам и ногам Ковтуна. Так рассматривают неодушевлённые предметы или тех, кто ими в ближайшее время станет. Впервые Ковтуну стало страшно.

— Мне говорили, что у Вас необычный взгляд, — вместо приветствия произнёс Отличник. — Надо сказать, мои коллеги были правы: взгляд у Вас действительно неприятный.

— Я вижу, Вы не утруждаете себя соблюдением правил приличия, — сквозь зубы процедил пленник.

— А зачем? — удивился Отличник и вновь посмотрел на Константина, как на неодушевлённый предмет.

— Вы кого представляете? — холодея от догадки, спросил Ковтун.

— Вам привет от Хозяина, — улыбнулся одними губами Отличник.

— Не знаю такого! — по инерции продолжал играть роль Ковтун.

— Лично Вы с ним, конечно, незнакомы, но, судя по выступившей на вашем лбу испарине, Вы поняли, кого я имею в виду.

— Что Вы от меня хотите?

— Я хочу, чтобы Вы ответили мне на несколько вопросов.

— А что будет потом?

— Господин Ковтун, Вы же профессионал! Что Вы задаёте глупые вопросы!

— Понятно. Значит, живым Вы меня отсюда не выпустите. Тогда какой смысл отвечать на ваши вопросы?

— Смысл есть всегда и во всём, даже в, казалось бы, бессмысленных на первый взгляд поступках, — назидательно произнёс Отличник. — В вашем случае отказ от сотрудничества повлечёт за собой мучительную смерть. В том случае, если мы с вами придём к согласию, смерть будет лёгкой, Вы даже не заметите, что умерли.

— Да, небогатый у меня выбор, — тяжело вздохнул пленный.

— Не драматизируйте, господин Ковтун. — холодно произнёс Отличник. — Смерть — всего лишь завершение физиологического процесса, который Вы называете жизнью. Все мы когда-нибудь умрём.

— С удовольствием уступлю Вам свою очередь, — грустно пошутил приговорённый к смерти киллер.

— Очень благородно с Вашей стороны. Ну, что, приступим к делу?

— Перед смертью, говорят, не надышишься, так что давайте, спрашивайте!

— Нам известно, что в течение последних шести месяцев Вы стали предпринимать действия, которые не были связаны ни с вашими заданиями по службе, ни с распоряжениями Хозяина. Вы стали вести свою игру. В чём причина? Вас перевербовали? Если да, то кто именно и с какой целью? Если нет, то следует ли из этого, что все Ваши действия — результат личной инициативы?

— Никто меня не вербовал. Просто мне всё надоело до чёртиков, вот я и решил поработать на себя самого, а потом свалить за «бугор» и спокойно встретить сытую старость.

— То есть гражданина Веригова Вы убили из корыстных целей?

— Кого?

— Веригова Виктора Николаевича, по кличке «Вирус».

— А-а, этого! Нет, Вируса я убрал как нежелательного свидетеля.

— На антиквара Кошеля Вы вышли через Веригова?

— На антиквара меня навёл Вирус. Вот антиквара я убил, как Вы говорите, из корыстных побуждений.

— В чём заключался Ваш интерес?

— Вирус расшифровал старинный манускрипт, где, по его предположению указан банковский код. Он считал, что в одном из банков Лихтенштейна хранится часть золотого запаса семьи последнего российского Императора.

— Это действительно так?

— Не уверен. Скорее это лишь предположение.

— Но Вы планировали предпринять какие-то шаги, чтобы завладеть этим богатством?

— Планировал, но какие именно, не придумал. Не успел. Для начала необходимо установить, в каком именно банке находится счёт, и существует ли он реально, или только в воспалённом сознании Вируса.

— Как Вам стало известно о старинном манускрипте и о результатах дешифровки?

— Ну, это просто. Вирус был у меня на связи, вернее, не у меня, а у моего коллеги. После того, как его куратор убыл в длительную командировку на Северный Кавказ, Викария передали мне.

— Викария?

— Да, Викария, это оперативный псевдоним Веригова. Это было его первое для меня сообщение, которое я, естественно, уничтожил. О существовании подлинника документа и результатах расшифровки знали только Вирус и антиквар. Антиквара я убрал на следующий день, после того, как разобрался с Вирусом.

— Плохо сработали, — перебил его Отличник. — Вас запомнила свидетельница, проживающая в квартире на первом этаже, и благодаря её показаниям создан композиционный портрет убийцы — Ваш портрет!

— Возможно. Теперь это неважно.

— Для Вас — да, а для общего дела это серьёзный «прокол». Кроме этого, что Вы можете показать по работе со своими подопечными Ллойдом и Маркусом?

— А-а, эти два прибалтийца! Ну, это совсем другая история. Полгода назад я был временно прикомандирован к группе, занимавшейся незаконным оборотом драгметаллов. В Москве стало регулярно появляться золото, химический состав которого был отличен от контрольных образцов, взятых нами со всех известных приисков. Курьера вычислили по анонимному сообщению. Видимо, кто-кто сдал конкурента. К сожалению, а может, к счастью, при задержании курьера вышла накладка: он умудрился сбежать, но у меня остались его анкетные данные и адрес постоянного проживания. Мои люди поработали с грузчиками и таксистами, стоящими на привокзальной площади, и установили, что курьера всегда встречали двое мужчин на «Жигулях» с московскими номерами и тонированными стёклами. Их вычислили — это были два бывших карточных шулера, которые почему-то резко сменили «масть» и занялись контрабандой золота. За ними установили слежку, но два месяца наблюдений ничего не дали, и слежку пришлось снять. Дальнейший ход операции мне неизвестен, так как меня отозвали и поручили поиск законспирированных агентов в центральном аппарате ФСБ.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.