Надежды маленький оркестрик

Окуджава Булат Шалвович

Жанр: Поэзия  Поэзия    2009 год   Автор: Окуджава Булат Шалвович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Надежды маленький оркестрик (Окуджава Булат)

Песенка о ночной Москве

Б. Ахмадулиной

Когда внезапно возникаетеще неясный голос труб,слова, как ястребы ночные,срываются с горячих губ,мелодия, как дождь случайный,гремит; и бродит меж людьминадежды маленький оркестрикпод управлением любви.В года разлук, в года сражений,когда свинцовые дождилупили так по нашим спинам,что снисхождения не жди,и командиры все охрипли…Тогда командовал людьминадежды маленький оркестрикпод управлением любви.Кларнет пробит, труба помята,фагот, как старый посох, стерт,на барабане швы разлезлись…Но кларнетист красив, как черт!Флейтист, как юный князь, изящен…И вечно в сговоре с людьминадежды маленький оркестрикпод управлением любви.

На Тверском бульваре

На Тверском бульваревы не раз бывали,но не было, чтоб места не хватилона той скамье зеленой,на перенаселенной,как будто коммунальная квартира.Та зеленая скамья,я признаюсь без вранья,даже в стужу согреваланепутевого меня.А с той скамьи зеленой,с перенаселенной,случается, и при любой погодеодни уходят парамидорожками бульварными,другие в одиночестве уходят.Та зеленая скамья,я признаюсь без вранья,для одних недолгий берег,для других дымок жилья.

«Эта женщина! Увижу и немею…»

Эта женщина! Увижу и немею.Потому-то, понимаешь, не гляжу.Ни кукушкам, ни ромашкам я не верюи к цыганкам, понимаешь, не хожу.Напророчат: не люби ее такую,набормочут: до рассвета заживет,наколдуют, нагадают, накукуют…А она на нашей улице живет!

«Неистов и упрям…»

Ю. Нагибину

Неистов и упрям,гори, огонь, гори.На смену декабрямприходят январи.Нам все дано сполна —и горести, и смех,одна на всех луна,весна одна на всех.Прожить лета б дотла,а там пускай ведутза все твои делана самый страшный суд.Пусть оправданья нети даже век спустя…Семь бед – один ответ,один ответ – пустяк.Неистов и упрям,гори, огонь, гори.На смену декабрямприходят январи.

Синька

В южном прифронтовом городе на рынкеторговали цыганки развесной синькой.Торговали цыганки, нараспев голосили:«Синяя синька! Лиля-лиля!»С прибаутками торговали цыганки напустом рынке, в рядах пустых,а черные мужья крутили цигарки,и пальцы шевелились в бородах густых.А жители от смерти щели копали.Синьку веселую они не покупали.Было вдоволь у них синевы под глазами,синего мрака погребов наказанья,синего инея по утрам на подушках,синей золы в печурках потухших…И все же не хватало им синего-синего,как матери – сына, как каравая сытного,а синька была цвета синего неба,которого давно у них не было, не было.И потому, наверное, на пустом рынке,пестрые юбки по ветру кружа,торговали цыганки (чудеса!) синькой,довоенной роскошью, без барыша.

Сентиментальный марш

Надежда, я вернусь тогда,когда трубач отбой сыграет,когда трубу к губам приблизити острый локоть отведет.Надежда, я останусь цел:не для меня земля сырая,а для меня твои тревогии добрый мир твоих забот.Но если целый век пройдет,и ты надеяться устанешь,Надежда, если надо мноюсмерть распахнет своикрыла, ты прикажи, пускай тогдатрубач израненный привстанет,чтобы последняя гранатаменя прикончить не смогла.Но если вдруг когда-нибудьмне уберечься не удастся,какое б новое сраженьени покачнуло шар земной,я все равно паду на той,на той единственной гражданской,и комиссары в пыльных шлемахсклонятся молча надо мной.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.