Маги на стадионе

Лем Станислав

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Маги на стадионе (Лем Станислав)

Дмитрий Биленкин

Спорт в четвертом измерении

Зрение фантаста так настроено, что в привычном и будничном оно стремится различить необычное и парадоксальное. Спорт не исключение: иной его представитель видится в таком ракурсе фигурой просто фантастической.

Поясню на примере. Представьте себе каравеллы Колумба или Магеллана. Позади долгое плавание, впереди — грозная неизвестность. Затеянное, кажется, превышает человеческие силы, только железная воля капитана удерживает команду от бунта и бегства. Теперь представьте, что среди штормовых волн истерзанные страхом моряки вдруг видят парус современного гонщика-яхтсмена. Что бы они подумали? Парня двадцатого века, пустившегося через океан в утлой лодчонке, они наверняка сочли бы приближенным дьявола — кто же еще мог набраться такой нечеловеческой дерзости?! «Сгинь, сгинь!» — прошептали бы они вместо приветствия.

Фантастична для недавних веков и фигура альпиниста в потертой штормовке. Прежде люди не стремились к покорению горных вершин. Необходимость влекла через перевалы, богатство месторождений заставляло одолевать кручи, но карабкаться еще и на пики? Зачем?! Это обитель богов, человеку там делать нечего.

Ныне альпинизм стал массовым увлечением. Причем остался в силе прежний вопрос: зачем? Нет насущных потребностей, которые заставляли бы наших современников бросать вызов непокоренным вершинам, рисковать ради этого жизнью. Складывается впечатление, что не горы человек побеждает, а что-то внутри себя, и это прекрасная, гордая, необходимая нашим дням победа. Фантастическая для дней минувших. Как и многое другое в теперешнем спорте.

«Маги на стадионе» — называется этот сборник. Маги тут ни при чем. На стадионах, в горах, в океане сами люди становятся для себя магами, ибо делают ранее невозможное, психически и физически, казалось бы, невероятное. А это и есть предмет научной фантастики, и ее обращение к темам спорта глубоко закономерно.

Средоточие интереса всякого жанра художественной литературы — духовный мир человека. Фантастика не составляет исключения, только всякое явление и всякий предмет она рассматривает сквозь призму четвертого измерения, как бы развертывая реальность во времени. Этот двойной счет вчерашнего и завтрашнего дает всему особый объем и рельеф, что я частично и попытался показать на примере того же альпинизма.

Дело не в прогнозе, не в утверждении, что все будет так, как описано в произведении. Фантаст не предсказатель. Правда, обращенная в даль времени мысль художника, как и ученого, способна кое-что уловить верно. Например, с большой долей вероятности можно предположить, что в той или иной форме осуществятся события, описанные в рассказе А. Кларка «Солнечный ветер». Потому что возможен, даже существует в проектах солнечнопарусный корабль; возможны, следовательно, и спортивные, уже не в океане, а в космосе, гонки. Здесь верно уловлена тенденция. Придет время, и научно-технический прогресс, если человечество успешно преодолеет все препятствия, откроет в космос дорогу и спорту. Так или примерно так, как это описано у Кларка, у Азимова («Лунные коньки»). Глядя сегодня на выступления гимнастов или фигуристов, можно представить укрытые в толще обжитой Луны стадионы и немыслимые, фантастические сегодня пируэты, каскады, прыжки спортсменов грядущих десятилетий. Быть может, там в иных, вплоть до невесомости, условиях разовьются совершенно необыкновенные и прекрасные виды спорта? Странно, если этого не случится. Важнее, однако, другая уловленная фантастикой тенденция. Вчитаемся в рассказ А. Кларка «Безжалостное небо». Повествование ли это о том, как овеществленная в технике сила разума делает вчера недостижимое легкодоступным? Перенос ли это в будущее сегодняшней ситуации, когда воздушные лайнеры по расписанию летят над Северным полюсом, той таинственной, недостижимой для XIX века точкой, приближению к которой было отдано столько сил и человеческих жизней? Внешне все так и выглядит, в рассказе даже звучит приглушенный реквием по альпинизму, который грядущий прогресс науки сделал бессмысленным (вряд ли это осуществится в действительности, хотя будущее не только дает, но и кое-что отнимает). Нерв произведения, однако, в другом. Это рассказ о победе человеческого духа над обстоятельствами, о том, что так наглядно проявилось в истории того же альпинизма, без достижений которого, между прочим, не было бы и самого этого рассказа. Так в четвертом измерении литературы, в фантастике, ярко развертывается одно из основных качеств человеческой натуры — неукротимое стремление осуществить невозможное.

Но литература зажигает и сигнал тревоги. Спорт — ради чего? Спорт может выродиться в бой железных гладиаторов («Стальной человек» Р. Матесона), потребовать в жертву совесть («Допинг» Р. Гловацкого). Спорт можно превратить в культ, который способен подавить человека («Спортивная жизнь» X. Эстремадура).

В сборнике «Маги на стадионе» широко представлены рассказы западных фантастов, потому в нем ало горит сигнал предостережения. И протеста против тех социальных условий, которые грозят превратить человека в робота, а спорт сделать средством массового оглупления, отвлечения («Солнечный удар» А. Кларка). Особенно остро и непримиримо эти тенденции сфокусированы в рассказе «Слоеный пирог» выдающегося польского фантаста С. Лема.

Иногда прогрессивное начало в современной фантастике почему-то отождествляют с фантастикой научной. Сверка с действительностью опровергает такое деление начисто.

Сейчас на Западе и саму науку различные шарлатаны-мистики очень ловко используют для камуфляжа и выколачивания денег (в моде, например, «электронные гадалки», а гороскопы теперь часто составляются «на основе новейших научных данных»). О милитаристском использовании науки говорить тем более излишне. Точно так же и в фантастике наука может быть только антуражем, прикрытием религиозно-мистического содержания. Таких произведении, понятно, нет в сборнике, но в западной фантастике, можете поверить мне на слово, их немало.

И наоборот, откровенно волшебное, чудесное начало нередко составляет сюжетную основу нужного и интересного произведения фантастики. В сборнике такие рассказы есть; один из них даже дал ему название («Маги на стадионе» Джанни Родари). Рассказ действительно о магии — магии искусства. Тут ничего не поделаешь — она существует. И, как у Родари, оказывается сильнее увлечения спортом. Что это, эстетское противопоставление «возвышенного» «грубому»? Подобная мысль отпадает, стоит лишь приглядеться, каков спорт в упомянутом рассказе, чему он служит.

Отвлечению, за которым таится надлом, беспросветная скука и массовая, на той же почве, истерия. Вот в эту обстановку, неся освобождение, и врывается искусство.

Любая профессионализация может стать раковиной, а человек в ней — моллюском. Даже хорошая увлеченность, если она поглотила все остальное, способна породить ситуацию типа описанной в рассказе К. Малиновского «Азарт». Искусство стучится и в замкнутые двери. Оно наедине знакомит нас с самими собой, открывает нам, какие мы есть, какими можем стать. То же самое делает и фантастика, только у нее свои приемы высвечивания — от строго научного анализа происходящего до сказочно-волшебного и юмористического.

И все это современная фантастика. Она не ставит человека на научно-технические ходули. Ее правда — это правда «Почтальона из Чивитавеккьи» Родари, обыкновенно-необыкновенного, маленького и великого человека всех времен. Еще она зовет человека к возвышению. С помощью науки, искусства, спорта, всего творческого, смелого, что в горах ли, в лаборатории, на стадионе, в житейских буднях способствует его восхождению.

Артур Кларк

Солнечный удар

Перевел с английского Лев Жданов
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.