Кузнечик сын кузнеца (рассказы)

Хвалев Юрий Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

КУЗНЕЧИК СЫН КУЗНЕЦА

Дружба двух женщин – всегда заговор против третьей.

А. Карр

- Следующая остановка «Солнечный круг», - сказала водитель троллейбуса с каким-то облегчением. – Конечная…

Солнечный зайчик, притаившийся у выхода, возможно, предвкушая встречу с солнечным кругом, где проводили время его собратья-попрыгунчики, весело запрыгал по опустевшему салону.

«Солнечный круг» – это новый малоэтажный городок с продвинутой инфраструктурой, где я, собственно, обитаю. Современный, такой чистенький и ухоженный, с красивой зеленью, в общем, городок-конфетка, сумевший ускользнуть от гигантских лап ненасытных урбанистов, которые расползаются повсюду, словно щупальцы спрута.

Чтобы душевно подвести себя к предстоящей любовной встрече, я собиралась просто побездельничать, например, поиграть на фортепьяно и что-нибудь спеть.

«Я знаю пароль, я вижу ориентир, лала-лала-лала, любовь спасёт мир».

- Ваш билет?

- Что? – едва опомнившись, спросила я.

- Я контролёр. – Передо мной вырос седовласый мужичок-сморчок.
- Вот моё удостоверение. Предъявите билет.

«Предъявите билет, что могу сказать в ответ. Вот билет на балет, на сохатогобилета нет».

Я осмотрела сумочку, запустила руку в карман брюк. Билета нигде не было.

- М-м-м, ну не знаю. – Я пожала плечами. – У меня был билет.

- Платите штраф. – Сморчок уже начинал облизываться. – Тысяча рублей.

- Женщина, выходите! Конечная…

К седовласому сморчку прибавился водитель троллейбуса, такой же сморчок только лысый, издалека похожий на бледную поганку. Оказывается, это он управлялся с троллейбусом, а милый женский голос был записан на плёнку.

- Послушайте, я же у вас покупала билет. – Обратилась я к лысому сморчку. – Вспомните.

- Если бы вы у меня купили, он бы был. – Логически гнул свою линию лысый сморчок. – Билета нет, значит, вы его не покупали.

- Придётся отвести её в отделение. – Седовласый сморчок угрожающе свёл брови. – А там протокол… письмо на работу… штраф…

- Да, потом неприятностей не оберёшься. – Поддакнул лысый сморчок. – Стыдоба…

Они смотрели на мою сумочку, надеясь, что я уже сдалась и вот-вот отворю сезам, где хранилась честно заработанная ими премия в тысячу рублей.

- Ну что ж, ничего не поделаешь. – Сдалась я. – В отделение… так в отделение. Только вы идите сзади. – От этих слов седой сморчок скривился. – Хорошо?

Контролёр обречённо кивнул.

Пока мы шагали, я, естественно, размышляла. Сморчок же семенил сзади, наверно, от нечего делать восхищался моей утончённой фигурой.

Во-первых, отделение, в которое мы шли, находилось в одном шаге от моего дома. Следовательно, по времени я ничего не теряла. Во-вторых, посещая курсы психологов, я надеялась немного поупражняться. Хотелось задвинуть сморчка ниже плинтуса. И главное, прогулки на свежем воздухе даже в компании такого лузера возбуждают, потому что ты чувствуешь неоспоримое превосходство.

- Дама, подождите, - сказал сморчок с волнением.

«Дама. Это уже интересно, - подумала я. – Сейчас будет делать свой маленький бизнес».

Я повернулась. Смотреть небрежно, свысока - это мой конёк, после таких взглядов мужчины обычно потупляют взгляд и изучают свои нечищеные ботинки.

- М-м-м, вы знаете… - промычал он. – Давайте пятьсот и по рукам.

«Сейчас, разбежалась… пятьсот. Держи карман шире».

- Сколько? – возмутилась я.

- М-м-м. – Сморчок мычал как телёнок.
- Зачем вам это надо? Протокол… письмо на работу… штраф…

- Это мне надо! – восстала я. – Своими подозрениями вы меня унизили…

- Хорошо, триста рублей.

«Дырку от бублика не хочешь? Сто рублей и ты пойдешь по рукам. Ха-ха».

- Хотите сто рублей? – спросила я.

Если бы контролёр сейчас стоял на паперти ему, безусловно, дали бы больше, потому что на него было жалко смотреть.

- Ладно, давайте… - простонал он.

Достав из сумочки кошелёк, я листала крупные купюры, надеясь всё-таки найти сто рублей.

«На худой конец нагружу мелочью», - подумала я.

- А вот и билетик нашёлся! – Обрадовалась я. – Пожалуйста, возьмите. Документ строгой отчетности.

Противник ощутил всеми клеточками своего прыщавого эпидермиса: как ему (в моём лице) улыбнулось счастье.

Сморчок качнулся в сторону и замотал головой, будто в маленьком билете он вычитал приказ: «Казнить, нельзя помиловать». Причём запятая стояла после слова «казнить».

- М-м-м, мамочка… - вырвалось у него.

После таких последних слов расставания с жизнью следует команда: «Пли!!» И душа (если она у него была) покидает тело.

- Куда же вы?! – крикнула я.

Сморчок удирал изо всей м очи, причём двигался хаотично, словно старался уклониться от виртуальной стрельбы. Одна из пуль, по-видимому, его достала; за явной хромотой последовало волочение ноги. Душераздирающая сцена закончилась банальным падением на асфальт.

После таких маленьких побед получаешь долгоиграющую зарядку и становишься таким положительным энергоносителем. Жизнь вокруг уже кажется ни такой серой и однообразной.

Предвкушая прохладный душ, я размечталась. О чём может мечтать женщина? Естественно, о нескончаемой любви.

Но в мою мечту втёрся тривиальный спор. Переходя улицу, естественно, по пешеходному переходу я увидела сотрудника ДПС, который, по все видимости, обвинив миловидную женщину во всех смертный грехах, собирался изъять у неё водительские права. Женщина с чувством обречённости подпирала красную «Мазду». Сотрудник же ДПС, высокий толстяк, раскормивший себя до размеров одежды магазина «Богатырь», возможно, чтобы иметь там хорошие скидки, краешком губ улыбался.

- Ну не надо… - просила женщина.

- Не надо нарушать… буркнул толстяк.

- Я же чуть-чуть наехала. – Утверждала женщина. – Ну, простите.

Я подходила всё ближе. В осанке и лице женщины стали вырисовываться знакомые мне черты.

- Наташка! – вырвалась у меня. – Мандрыкина, ты?

- Ой, держите меня! – подхватила женщина. – Светка Ковалёва. Подруга!

Я подбежала к ней, и мы обнялись.

- Женщина прекратите. – Обращаясь ко мне, небрежно обронил фразу толстяк. – Не мешайте работать.

- Как ты здесь оказалась? – игнорируя толстяка, спросила я. А в голове уже прокручивался план действий.

- Я уже год в России, - жалобно сказала Наташка. «К большому сожалению» читалось в её глазах.

- За что вы её? – обращаясь скорее не к толстяку, а к Наташке, спросила я.

Толстяк, молча, поджал губы.

- Я выехала на перекрёсток. Вон там. – Наташка показала. – И наехала чуть-чуть на две сплошные линии.

- Это же ерунда, - констатировала я и развела руки… – Товарищ капитан… за такую мелочь забирать права. Может, просто оштрафуете? Сколько заплатить?

- Послушайте, вы куда-то шли. – Резанул толстяк грубо – Вот и … - и затем, обращаясь к Наташке, аргументировано добавил: - Если бы вы на метр заехали, я бы пропустил. Но вы заехали больше, а это нарушение. Здесь думать не надо: всё и так ясно…

«Из какого батальона этот не думающийтолстячок?
- размышляла я. – По-моему, из первого. Первого… первого. Если я не ошибаюсь «здесь думать не надо» любимый оборот речи их командира».

- А Геннадий Михалыч бы мою подругу отпустил, - сказав это, я посмотрела в глаза толстяка. – Вначале бы как всегда вспылил, но потом, успокоившись, отпустил.

- К… как вы сказали? – толстяк заикнулся и потупил взгляд. – Г… Геннадий М… Михайлович?

- Да, Ермаков Геннадий Михайлович. Ваш непосредственный начальник, если хотите командир. – Для большего воздействия я достала мобильный телефон. – Хотите, я ему позвоню и объясню ситуацию?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.