Кто убьет любимую?

Жагель Иван

Серия: Стрела [0]
Жанр: Триллеры  Детективы    2003 год   Автор: Жагель Иван   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кто убьет любимую? (Жагель Иван)

Но и она печальна тоже,

Мне приказавшая любовь,

И под ее атласной кожей

Бежит отравленная кровь.

Н. Гумилев

Пролог

— Учти, ты мне обещал, что убивать ее буду я!

Григорьев сказал это с капризными интонациями самого младшего в семье ребенка, оговаривающего право первым поиграть с новой игрушкой. Но никто и не собирался это право у него оспаривать.

Дмитрий Есехин лишь равнодушно пожал плечами. Он так устал от событий последних недель, что ему хотелось поскорее закончить этот разговор.

— Лучше, к-к-конечно, ее задушить?! Р-р-ремнем?! — то ли спросил совета, то ли предложил Григорьев, от волнения заметно заикаясь, и тут же поспешил добавить, словно не хотел окончательным решением портить себе предвкушение намеченного аутодафе. — Но я еще подумаю… П-п-положись на меня. Все сделаю по высшему классу.

Между ними бесцеремонно проскочила молодая парочка. Дмитрий непроизвольно сделал шаг назад, однако его тут же кто-то толкнул в спину, сопроводив свою нечаянную грубость невнятными извинениями — в этот вечерний час на Пушкинской площади было многолюдно. Впрочем, поток служащих, спешивших после работы в метро, уже начал иссякать, но снизу все больше и больше поднималось молодых людей, приезжавших сюда со всех концов огромного города. У памятника Пушкину традиционно назначали свидания, здесь до поздней ночи тусовались те, кто хотел в шумной толпе избавиться от одиночества, с кем-то познакомиться, снять проститутку или купить наркотиков.

Внезапно Григорьев насторожился. Как всякий психически неуравновешенный человек, он был очень подозрительным.

— Может быть, ты передумал? — спросил он.

— Нет, — покачал головой Дмитрий.

Вялое отрицание не очень убедило Григорьева, и он, видимо, решил еще раз укрепить Есехина в своей вере:

— П-п-пойми, убить ее — это лучшее, что мы можем сделать. Иначе т-т-ты никогда не избавишься от этой женщины. К ней нельзя относиться равнодушно. Даже если тебе удастся ее разлюбить, ты сразу же начнешь ее ненавидеть! Н-н-ненавидеть так, что не сможешь спать по ночам. Это чувство будет выматывать тебя не меньше, чем любовь. Оно будет сидеть в твоей башке каждую минуту, каждую секунду! Из-за этого т-т-ты потеряешь работу, деньги, семью, друзей, в общем, все! Даже жизнь! Она — как неизлечимая болезнь. И единственный у нас с тобой шанс спастись — это уничтожить ее, стереть с лица земли!

Григорьев замолчал, и его горящие глаза, так резко контрастировавшие с бледным, изможденным лицом и тощей фигурой, медленно потухли, словно лампочки, отключенные с помощью реостата.

— Она разорила меня, — добавил он уже совершенно равнодушным, бесцветным голосом. — Я стал м-м-моральным и физическим уродом. Во мне уже не осталось никаких человеческих желаний, к-к-кроме одного — убить ее…

— Я же тебе сказал, что не передумал! — раздражаясь, перебил его Дмитрий.

— Ну, хорошо, не сердись. Не хватало еще нам поругаться. В-в-ведь мы же союзники. Верно? Значит, завтра ты заберешь меня в этом же месте, в это же время?

— Да.

— Не опаздывай…

Он повернулся и, не прощаясь, стал спускаться в метро. В этот теплый сентябрьский вечер Григорьев довольно странно смотрелся в своем сером, мятом плаще среди пестрой, еще по-летнему одетой толпы. Он и в самом деле очень мало походил на нормального человека, состоящего из плоти, крови и желаний, а, скорее, напоминал тень, которая если и слоняется еще по земле, то только для того, чтобы исполнить какую-то важную миссию…

Глава I

Впервые Дмитрий Есехин увидел ее на теннисном корте одного симпатичного турецкого отеля близ Фетии. И произошло это, как и большинство самых важных, определяющих судьбу любого человека событий, из-за стечения множества случайных обстоятельств.

В Турцию Есехин прилетел на отдых со всей своей небольшой семьей — женой Ольгой и тринадцатилетним сыном Сашей. Причем вырвался он сюда всего на неделю, так как на больший срок не отпускали дела. Но и уехать из раскаленной Москвы хотя бы ненадолго ему очень хотелось.

Был июль 1997-го. За последние месяцы финансовая компания «Ист-Вест-инвест», которую Дмитрий создал вместе с двумя своими друзьями, заработала на операциях с ценными бумагами целую кучу денег. Да и вообще в тот год все складывалось для него очень удачно.

Во всем мире фондовые рынки находились на подъеме, а в России купля-продажа акций наиболее крупных предприятий давала баснословные прибыли. Котировки ценных бумаг росли даже летом, когда деловая активность традиционно замирает. А прогнозы на осень вообще выглядели сказочно.

Именно перспектива напряженной работы до конца года, а может, и дольше, заставила Есехина дать небольшой отдых себе и другим. Он разогнал в отпуска половину сотрудников «Ист-Вест-инвеста», оставил на хозяйстве своих замов и совладельцев компании Илью Бершадского и Максима Прядко и улетел к морю с твердым намерением вдоволь поплавать и поиграть в теннис, на что в Москве у него вечно не хватало времени.

Организацией поездки занималась жена Дмитрия. И на Турции настояла именно она. Свой выбор Ольга объясняла сразу несколькими причинами. Главным, конечно, было то, что в отпуск они собрались буквально за три дня, а для поездки в эту страну не надо было заранее получать визу. Ее давали прямо на месте, в аэропорту прибытия.

Кроме того, полет из Москвы на юг Турции занимал всего два с половиной часа. Это означало, что, выйдя рано утром из своего дома на Большой Грузинской улице, они к обеду уже оказывались на пляже. А для короткого отпуска выигрыш даже в полдня был весьма существенным.

Наконец, не много мест в других странах могли сравниться с турецким Средиземноморьем: лазурное чистейшее море, живописные горы, стройные с золотистыми стволами сосны, источающие в зной одурманивающий хвойный аромат. И если не выбираться из отеля в соседние поселки, где назойливые хозяева лавчонок и кафе чуть ли не хватают тебя за руку, и если не связываться с местными турфирмами, которые, организуя экскурсии на какие-нибудь греческие или римские развалины, обязательно затаскивают ничего не подозревающих людей в магазины ювелирных изделий или кожаной одежды, видимо, получая потом комиссионные за каждую купленную туристами вещь, так вот, если предусмотрительно избегать всего этого, то отдохнуть в Турции можно было просто великолепно.

Очень приличной оказалась и выбранная Ольгой гостиница. Рекламный проспект не обманул: окна всех номеров выходили на море, кухня была отличная, а на склоне горы, что Есехины особо уточняли через турфирму еще в Москве, террасами располагались шесть кортов.

Но когда в день приезда Есехины, поплескавшись в море и повалявшись на пляже, собрались перед ужином поиграть в теннис, дежурный администратор — молодой, вежливый турок, английский которого был гораздо хуже распространенного в этих краях среди обслуживающего персонала немецкого, — с сожалением сообщил, что три из шести кортов в настоящее время реконструируются, а остальные на сегодня уже зарезервированы. Так как немецкий Дмитрия был вообще никакой, то говорить им пришлось все же на английском. И значительные пробелы в знании этого языка администратор компенсировал трагическим закатыванием глаз и тяжелыми вздохами, словно он присутствовал на похоронах.

В свое оправдание вежливый турок показал разлинованный листок бумаги. Сверху были проставлены номера кортов, а сбоку — время. И во все клетки этой таблички были вписаны какие-то фамилии — разными почерками и на разных языках.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.