Джони Айв. Легендарный дизайнер Apple

Кани Линдер

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Джони Айв. Легендарный дизайнер Apple (Кани Линдер)

Leander Kahney

Jony Ive

The Genius Behind Apple’s Greatest Products

Научный редактор Станислав Потемкин

Издано с разрешения Portfolio, a division of Penguin Group (USA) Inc. и литературного агентства Andrew Nurnberg

Книга рекомендована к изданию Дмитрием Матыциным

Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс»

* * *

Моей жене Трейси и нашим детям: Надин, Мило, Олину и Лайлу

От автора

После того как я впервые встретил Джони Айва, он всю ночь носил мой рюкзак.

Наши пути пересеклись в 2003 году на вечеринке после Macworld Expo. Я работал для Wired.com как журналист-фрилансер и прекрасно знал, что Джонатан Пол Айв – восходящая звезда, один из известнейших дизайнеров в мире.

Меня поразило, что он согласился со мной поговорить.

Мы были приятно удивлены, выяснив, что оба британские эмигранты. Вместе с Хизер, женой Джони, мы с ностальгией вспомнили о пабах, отличных газетах и о британской музыке, которой нам так не хватает. А еще мы оба любили пиво. После нескольких пинт я вдруг вспомнил, что опаздываю на встречу, вскочил и убежал, забыв сумку с ноутбуком.

Глубокой ночью я неожиданно встретил Джони у гостиничной стойки на другом конце города. К своему изумлению, я увидел у него на плече мой рюкзак.

Тогда меня поразило, что знаменитый дизайнер всю ночь носил сумку забывчивого репортера, но сегодня я понимаю, что такое поведение вполне в его духе. Он сосредоточен на своей команде и на Apple. Для Джони работа стоит на первом месте, и, когда речь заходит о ней, вместо «я» он говорит «мы».

Спустя несколько месяцев, в июне 2003 года, я снова встретился с ним на организованной Apple Всемирной конференции разработчиков. Он стоял рядом со Стивом Джобсом и демонстрировал Power Mac G5, мощный персональный компьютер в потрясающем алюминиевом корпусе. Джони болтал с двумя официально одетыми дамами из пиар-отдела Apple. После речи Джобса я к ним подошел.

Джони просиял и сказал: «Рад снова встретиться!»

Мы пожали друг другу руки, и он очень дружелюбно поинтересовался, как мои дела. Я был смущен и ничего не сказал про рюкзак.

Потом я подошел и спросил: «Вы могли бы сказать пару слов для статьи?» Представители пиар-отдела дружно помотали головами – Apple всегда славилась секретностью. Но Джони ответил: «Конечно».

Он подвел меня к стойке с демонстрационной моделью. Я просто хотел услышать несколько слов, но он двадцать минут очень горячо говорил о своей последней разработке. Я даже попытался его прервать, но Джони ничего не мог с собой поделать, дизайн – его страсть.

Матовый алюминиевый корпус Power Mac G5 напоминал «стелс» [1] . Армейские нотки были в духе времени. В те дни шла война мегагерц: Apple сцепилась с Intel в гонке за самые быстрые микросхемы. Производители рекламировали чистую вычислительную мощь, и Apple гордилась, что их новая машина была самой производительной на рынке. Но Джони говорил не о мощности.

Он сказал, что дизайнерской концепцией этого проекта была простота. «Было по-настоящему сложно. Мы хотели избавиться от всего лишнего и оставить лишь самое необходимое. Нам нужна эта деталь? Можно заставить ее выполнять также функцию четырех других? Это было упражнение на упрощение, но ведь так компьютер легче производить, а людям проще с ним работать».

Убирать и упрощать? Не похоже на привычные разговоры в индустрии высоких технологий. Выпуская новую продукцию, компании обычно не убирают, а добавляют навороты. Джони декларировал нечто противоположное. Упрощение не было новым подходом – это ведь азы дизайна. Но в 2003 году мир выглядел иначе. Лишь потом я понял, что в то июньское утро в Сан-Франциско Джони Айв вручил мне драгоценный ключ к секретам инноваций Apple, к глубинной философии, которая позволяет компании совершать прорывы и быть одной из ведущих корпораций мира.

Безусловно, Стив Джобс умел «продать» публике результат. Но стиль мышления и дизайнерское мастерство Айва привели к мощным прорывам, в число которых входят легендарные iMac, iPod, iPhone и iPad. На посту старшего вице-президента по промышленному дизайну он стал той силой, которая формирует информационное общество и определяет то, как мы работаем, развлекаемся и общаемся друг с другом.

Как же страдавший дислексией выпускник английской художественной школы стал ведущим технологическим новатором планеты?

На страницах этой книги мы встретим одержимого дизайном человека, непритязательного в быту и при этом блестящего профессионала, чьи гениальные идеи сделали нашу жизнь другой.

Глава 1

Школьные годы

Гидравлика проектора была так хорошо подогнана, что он складывался почти беззвучно. Я видел в Джонатане зарождающийся талант.

Ральф Тэбберер

Легенда гласит, что Чингфорд – родина стейка «сирлойн». Говорят, в семнадцатом веке король Карл II был так доволен банкетом в местном поместье, что посвятил большой кусок мяса в рыцари и нарек сэром Лоином.

Другая знаменитость Чингфорда – Джонатан Пол Айв – появилась на свет намного позже, 27 февраля 1967 года.

Чингфорд, спальный район на северо-восточной окраине Лондона, тих и непритязателен, его сын Джонатан рос таким же.

Детство Джони Айва было скромным, но вполне комфортным. Его отец, Майкл Джон Айв, был ювелиром по серебру, а мама, Памела Мэри Айв, – психотерапевтом. Через два года после рождения сына у них появился второй ребенок, дочь Элисон.

Джони ходил в Чингфордскую начальную школу. Через восемь лет в эту же школу пойдет будущая звезда футбола Дэвид Бекхэм. В школе Джони поставили диагноз – дислексия [2] . Она же была обнаружена у его коллеги – левши Стива Джобса.

Уже маленьким мальчиком Джони живо интересовался тем, как все работает. Его восхищало устройство вещей, он разбирал радиоприемники и магнитофоны, его интриговало, как они сделаны, как подходят друг к другу детали. Но когда он пытался все собрать обратно, получалось не всегда.

«Меня всегда интересовали предметы, сделанные человеком, – вспоминал он в 2003 году в интервью в Лондонском музее дизайна. – В детстве я разбирал все, до чего мог дотянуться. Так развился мой интерес к тому, как эти вещи сделаны, как работают, к форме и материалу» {1} .

Майк Айв поощрял увлечение сына и регулярно заводил с ним разговоры о дизайне. «Я не думал о том, что эти игрушки кто-то спроектировал, меня это не очень интересовало», – сказал Джони в том же интервью. И хотя мальчик не всегда понимал стоящий за его игрой потенциальный смысл, отец все детство подпитывал его интерес к дизайну.

Яблоко от яблони

Влияние Майка Айва простиралось далеко за пределы собственной семьи и не по годам развитого ребенка. Долгие годы он работал в Эссексе серебряных дел мастером, а также школьным учителем. Один из коллег называл его добрым великаном. Майка очень любили и восхищались его искусством {2} .

Умея работать руками, он решил преподавать ремесло профессионально, а затем, продвигаясь по ступеням образовательной системы, приобрел большое влияние. Майк стал одним из немногих учителей, которых министерство образования освободило от повседневной рутины и удостоило высокого титула инспектора ее величества. В его обязанности входил контроль качества обучения в школах округа, в основном в области дизайна и технологий.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.