Хозяин земли Духов - 1

Субботин Максим Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Хозяин земли Духов - 1 (Субботин Максим)

Глава 1. Ты кто такой?

Экзамен по экономике пролетел, не успев начаться. По крайней мере, мне так казалось. Только сел, вник в вопросы и кое-что списал из куцых лекций, как вернулась преподаватель. Она окинула аудиторию хмурым взглядом (будто наверняка видела, кто и откуда списывает), затем вздохнула и спросила, ни к кому конкретно не обращаясь:

— Ну, кто готов отвечать?

Желающих не нашлось. Народ старательно продолжал что-то карябать в экзаменационных листках. Лично я обводил буквы последней списанной строки — конец мысли так и остался в лекционной тетради. Вроде и читал вчера, а вот ведь — и не вспомнишь.

— Молотов, иди сюда…

"Отлично…"

— Я еще не все написал, — попытался оттянуть момент экзекуции.

— Ничего, неси, что есть.

За спиной послышался вздох облегчения. Конечно — смерть одного дарит еще немного минут жизни остальным.

Я уселся рядом с Анастасией Павловной — заведующей экономической кафедры, положил перед ней лист А4, исписанный менее чем на треть.

— Молотов… — проговорила она и открыла журнал. — Курсовую сдал?

— Конечно! — сказал, приободрившись.

Курсовую на тему "Методы оптимальных решений" делал сам. Одну из немногих за все четыре года обучения, к слову сказать. Принцип решения задач о "почтальоне", о "коммивояжере" и иже с ними понял сразу, а потому и с курсовой разделался быстро.

— Вот и расскажи мне о ней, — Анастасия Павловна отложила в сторону лист с моими закорючками.

Я рассказывал минут пять, потом еще столько же отвечал на дополнительные вопросы по всему курсу. Знания всплывали в голове сами собой — вечернее чтение не прошло даром. Правда, с ответом на пару вопросов пришлось напрячься, так как слышал их впервые. Но заведующая кафедры уже готовилась поставить оценку в ведомость и, видимо, с этой оценкой уже определилась. Несколькими намеками ей все же удалось вытащить из меня нечто не вполне вразумительное, что она все же посчитала за правильный ответ.

— Видно — учил, — наконец проговорила Анастасия Павловна. — А как самому первому… — она замолчала, выводя оценку в ведомости.

Я глазам своим не поверил — пять! За все четыре года у меня за экзамен была всего одна пятерка. Максимум — две. Но тогда действительно знал предмет.

— Хороших каникул. — Заведующая протянула мне зачетку.

Каникул! Как же она права! Экономика — самый последний экзамен в летней сессии. Сессии, которую мне второй раз в жизни удалось закрыть вовремя.

С плеч точно тяжелый камень свалился. Я с трудом сдерживал радость. Особенно сложно это давалось теперь, при взгляде на удивленные физиономии моих товарищей, которым еще только предстояло отвечать на каверзные вопросы заведующей кафедры.

Попрощавшись с Анастасией Павловной, торопливо покинул аудиторию.

Каникулы! Свобода!

За дверью тут же попал под град стандартных вопросов ожидающих своей экзаменационной участи: "Сдал? Что спрашивала? Списывать можно?" Какие-то другие. Не уверен, что на все ответил впопад. Отдав кому-то тетрадь с лекциями и несколько шпаргалок, еще покрутился в коридоре. Прошло полчаса, а из аудитории так никто и не вышел. Я-то думал, что народ будет вылетать, как пробка из бутылки. Но, похоже, у остальных сдача затягивалась.

Домой ехать не хотелось. Все же последний экзамен требует праздника. А вот живот подводило. Есть хотелось жутко. Оно и не мудрено — дома утром почти не ел. И вот аппетит дает о себе знать. Институтская столовая сегодня закрыта, а палатки за территорией наверняка работают. Нормальной еды там нет, но на перекус хватит. Одно плохо — небо затянуло так, что, кажется, будто облака задевают кроны высоких деревьев. Тяжелые, клубящиеся, они напоминали смог. Из таких не то что дождь — града впору ждать. Но голод все же сильнее нежелания промокнуть.

Да и если немного намочит — не страшно, успею обсохнуть. Ждать остальных бедолаг, судя по всему, предстоит долго.

На улице в лицо пахнуло свежестью. Наверняка дождь уже рядом. В стороне, за главным зданием института, несколько раз сверкнула молния. И тут же небо раскололось оглушительным громом. Я даже поморщился. Такое ощущение, будто по голове треснули. Быстрым шагом направился в сторону палаток. Идти до них метров триста по аллее из тополей. Руководство института очень гордится этими деревьями. Вроде бы их посадили в день открытия нашего учебного заведения.

На лицо упали первые капли. Прибавив шагу, перешел на бег. В тени аллеи царила сумрачная прохлада. Многолетние тополя замерли в ожидании близкой стихии. Ни одна ветка, ни один листок не шелохнется.

Я успел оставить за спиной примерно половину аллеи, когда хлынул дождь. Он приблизился нарастающим равномерным шумом, в несколько секунд заполнившим весь окружающий меня мир. Листья недолго сдерживали поток дождевых капель. Где-то над головой, за густыми кронами, снова сверкнула молния. Я на чем-то оскользнулся, ноги будто выбило. Раскинув руки, повалился на асфальтовую дорожку, уже предчувствуя болезненное падение.

Звук падения потонул в шуме дождя и громе.

Но боли я не почувствовал. Плюхнулся во что-то мягкое и влажное, прокатился кубарем, остановился. Дождь продолжал барабанить по телу. Крупные капли стекали по лицу, падали на глаза, размывая обзор. Я приподнялся на руках — передо мной кусты. Странные, с колючками не только на тонких кривых ветках, но и на листьях. Откуда они здесь? Насколько помнил, аллею содержали в чистоте и порядке. Под тополями не росло ничего, кроме газонной травы. Прокатись немного дальше — и стал бы похож на дикобраза.

Я смахнул с лица капли, поднялся на ноги и направился обратно к дорожке. Той не оказалось. Куда доставал взгляд — всюду вокруг те же колючие кусты, а за ними невысокие деревья. Стволы большей частью крученые, на коре какие-то наросты. По сути, я стоял в неправильной форме кольце, радиусом примерно метров в двенадцать.

Сделал несколько шагов — нога по щиколотку ушла в неглубокую яму, скрытую за сплошным покровом травы. Травы… я вытащил ногу из ямы — недавно чистый кроссовок вымазан в чем-то темном и тягучем. Слизь какая-то, что ли? Присел на корточки. Трава не газонная. Мягкая, пружинит, но ни о какой однородности речи не идет. В основном осока, перемежающаяся островками зеленого мха.

Я ущипнул себя за руку. Мало ли, вдруг сотрясение мозга получил при падении, а все вокруг — галлюцинация? Надо сказать — очень яркая галлюцинация, детализированная.

Дождь начал стихать.

Осмотревшись еще раз, вернулся к кустам, подобрал длинную палку.

"Без палки в незнакомом лесу нельзя", — говаривал мой дед.

В любом случае, кроме палки, у меня теперь с собой ничего нет. Разве что тысячи три рублей, карточка на метро и проездной на электричку, ключи от дома. Зачетку благоразумно оставил на сохранение согруппникам.

В кустах, шагах в пяти от меня, что-то треснуло, послышался шелест листвы. Какой-то зверек? Ветра нет. А сами по себе кусты вряд ли трещат. Вот деревья — могут.

Вглядываясь в листву, осторожно пошел на звук и вскоре обнаружил небольшую тропинку. Та, точно нож, разрезала сплошную стену колючих кустов и бежала дальше, к берегу лесного озера. Плохо! Если появление кустов и мха еще как-то можно попытаться объяснить, то никаких озер возле универа нет. Ни больших, ни малых.

Я остановился, глубоко вздохнул и прикрыл глаза.

"И что все это значит?"

— Сходил, поел… — проговорил вслух.

"Может, молнией ударило? Бывает же, что после удара молнии люди приобретают новые способности. Вот и у меня что-то такое открылось…"

Глупо? Глупо!

Но мысль, что провалился в какую-то параллельную вселенную или что-то подобное, старался гнать подальше. Казалось, если найти произошедшему осмысленное логическое объяснение — все снова встанет на места.

Открыл глаза — ничего не изменилось. Та же тропинка под ногами, те же колючие кусты вокруг. Впрочем, изменилось… Но не визуально. Скорее, по ощущениям. Принюхался. Так и есть — за прошедшим дождем не сразу ощутил запах. Затхлый, тяжелый. Запах прелых листьев и стоялой воды.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.