Звезда в подарок, или История жизни Франка Доусана

Соснин Егор

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Звезда в подарок, или История жизни Франка Доусана (Соснин Егор)

Пролог

Позвольте для начала преставиться и немного рассказать о себе. Я Жером Хендрикс, писатель, родился во Франции, в провинциальном городе Санлис. Окончив школу, переехал в Париж, поступил на экономический факультет университета Пантеон Сорбонна и, ещё учась в университете, решил, что проживу всю свою жизнь в Париже. Я без сожаления отдал свое сердце романтичной душе Парижа, растворившейся в воздухе его узких, переплетающихся улочек и старинных площадей, с величием убранства, достойного самого короля. В доме, построенном в средневековье, на одной из парижских улиц, на втором этаже, в небольшой комнатке, из окна которой виднелась вершина Эйфелевой башни, была написана мной первая книга, ставшая немаловажной частью моей жизни и, я надеюсь, частицей истории Парижа. Сегодня, в этот прекрасный день, я хочу пригласить тебя на прогулку по улицам Парижа, радующимся первым лучам весеннего солнца. Пока мы будем идти, любуясь красотами города, хочу рассказать тебе одну историю про моего старого знакомого – месье Доусана. Ему я посвятил свою первую книгу, назвав её «Звезда в подарок», и эта история приобрела немаловажное значение в моей жизни, но об этом я расскажу немного позже. Перед тем, как начать повествование, хочу признаться, что мой рассказ – всего лишь точное описание биографии Франка Доусана, без капли вымысла. Рассказал мне эту историю сам старик Доусан, когда я ещё был совсем юнцом. Можно спросить: «Почему мой выбор пал на месье Доусана?». Ведь он не был принцем на белом коне с выдающейся внешностью и даже не обладал сверхъестественными способностями, он был обычным человеком, живущим недалеко от меня – в конце улицы Скуэр де Тьер, на окраине города Санлис. Я даже уверен, что, если бы эту историю решил написать другой писатель, он бы без сожаления лишил Доусана главной роли, стерев его образ примерно на двадцатой странице романа. Но только месье Доусан не был вымыслом, это был настоящий, живой человек. Тут и возникает вопрос: куда деться второстепенному герою в настоящей жизни, а не в вымышленном сценарии? Когда роль закончилась, но жизнь ещё продолжалась, с неумолимым движением времени наступает второй, третий, четвёртый день и продолжаешь чувствовать: жить, любить, творить и, в конце концов, существовать? Наверно, каждый человек – герой своего романа, и у каждого свой ответ на вопросы: «Был ли Франк Доусан главным героем? И для чего прожил жизнь месье Доусан?». За беседой всегда быстро бежит время. Мы не заметили, как вышли на бульвар Сен-Жермен. Далее по бульвару, сквозь множество магазинчиков, сувенирных лавочек и уютных ресторанов, свернём на улицу Мазарен, затем по набережной Конти пройдем до моста Нёфт, перейдём через Сенну, и, если идти не сворачивая, окажемся на площади перед собором святого Евстахия. Но конечную цель нашего пути, пожалуй, я сохраню в секрете до конца нашей прогулки. А сейчас, если позволите, я начну свой рассказ.

Знакомство с людоедом

Около двенадцати лет назад в городке Санлис я был на дне рождения у соседа и своего школьного друга Фила. Когда праздник приближался к концу, мы с ребятами закрылись в чулане, рассказывая душещипательные истории при свете карманного фонарика. Тогда из страшилки Фила я впервые узнало месье Франке Доусане:

– Знаете ли вы ужасную тайну про старика Доусана, живущего в конце нашей улицы? – начал историю Фил.

– Нет, не знаем. Расскажи, – мы все замерли в ожидании начала истории.

– Мало кто знает, но раньше у Доусана была возлюбленная, звали ее Мариэль, она была настолько красива, что все ему завидовали. Они жили в том самом доме, где и сейчас живет старик Доусан. Они настолько любили друг друга, что считались самой лучшей парой нашего города. Но однажды в город заехал художник, Жак – проходимец, очаровательной внешности, живущий вольной жизнью. Зарабатывал на жизнь тем, что писал портреты прохожих на площади возле рынка. Он не мог не заприметить Мариэль. Она каждый день проходила мимо него, идя на рынок за продуктами. Вдохновленный ее красотой, Жак целую неделю по памяти писал ее портрет, вложив в него весь свой талант. Получившийся портрет был лучшей работой всей его жизни. В один прекрасный день он решился познакомиться с ней поближе, незаметно подошел к Мариэль, стоявшей возле прилавка, выбирая клубнику:

– Это вам, – произнёс он и протянул ей портрет. Мариэль от неожиданности вздрогнула, но, узнав себя на портрете, улыбнулась. Улыбка была неповторимая, почти детская:

– О, это чудесно, мне очень нравится, но вы явно льстите, изобразив меня столь красивой, – она потянулась к сумке за кошельком. – Я его куплю. Сколько я вам должна?

– Никакой портрет не сравнится с вашей красотой, он не отражает даже капли вашей красоты. Такой прекрасной девушке, я подарю его.

– Спасибо вам большое, портрет, правда, очень красивый.

– Это я вас должен благодарить. Не увидев вас, я никогда бы его не написал.

– Разрешите отблагодарить вас хотя бы чашечкой кофе? – предложила Мариэль.

– С удовольствием, от кофе я не откажусь.

Они долго беседовали в летнем кафе. На лице Мариэль сияла улыбка, а Жак не уставал делать комплименты, рассказывая о романтичной жизни художника-скитальца и, конечно же, о поэзии искусства. Так завязалось их знакомство. Жак, как любой художник, был необыкновенным романтиком и через некоторое время их тайных встреч он покорил сердце Мариэль. Влюбленная, она решила сбежать с Жаком в Париж. Второпях она собирала вещи, намереваясь успеть на последний поезд. Она пыталась поговорить с Доусаном, объяснить, что больше не любит его. Но Доусан не проронил ни слова. Пока Мариэль паковала чемоданы, он сходил за топором и… хладнокровно убил её, измельчив прекрасное тело на мелкие кусочки. А чтобы она навсегда осталась с ним, съел ее.

– Сам съел? Всю?! – раздался чей-то испуганный голос.

– Нет, не всю. Часть он скормил своему жирному коту. С тех пор старик совсем обезумел. Говорят, он ловит детей, потрошит их в подвале своего мрачного дома и съедает на обед. Поэтому сегодня вечером мы отомстим людоеду. Когда стемнеет, мы пойдём к нему и разобьём все окна в его доме. Пусть знает: мы можем постоять за себя. Ну, кто со мной?

Конечно, согласились все. Только стемнело, а мы уже пробирались к дому месье Доусана через двор, заросший кустарником. В темноте дом и вправду был жутковат: старая белая краска почти полностью исчезла со стен; крыша, да и весь дом покосились; из крыльца торчали прогнившие доски; окна были заколочены досками, кроме одного, через стекло которого, сквозь плотные шторы, пробивался тусклый свет свечи.

– Ну, кто кинет камень? – шёпотом спросил Фил, указывая на окно.

– Я брошу! – вызвался я, нащупывая камень под ногами. Хотелось казаться смелым в глазах своих товарищей. Размахнувшись, я запустил камень. Послышался оглушительный звон разлетающегося стекла. Через минуту на крыльцо выскочил худощавый старик, размахивающий клюкой:

– Я вам задам, маленькие негодники! Вот я вас поймаю! – вопил старик Доусан надрывистым голосом. Испугавшись, мы с визгом разбежались в разные стороны, подальше от этого дома.

Знакомство с месье Доусаном

Но вечером следующего дня мне суждено было познакомиться с месье Доусаном поближе. Филу родители подарили на день рождения его давнюю мечту – самолётик с радиоуправлением. Такой самолет – мечта любого мальчишки: большие красные лакированные крылья с синими полосами переливались на солнце, в кабине виднелась маленькая фигурка лётчика в военной форме. Филу не терпелось испробовать самолет в деле, да и мне тоже. Мы отправились на пустырь, расположенный недалеко от нашей улицы. Первым – по праву хозяина – самолёт запустил Фил. Маленький моторчик зажужжал от лёгкого нажатия на рычажок на пульте. Набрав скорость, самолётик взмыл вверх, вырисовывая виражи, крутился из стороны в сторону, то взлетая вверх, то резко пикируя вниз.

– Дай мне попробовать, пожалуйста! – мне не терпелось полетать, и я буквально умолял Фила. Только через час мои просьбы увенчались успехом. Фил протянул мне пульт. Я аккуратно нажал на рычажок, и самолётик сразу взмыл вверх. На зависть Филу мой пилотаж был великолепен, я уже собирался совершить посадку, как внезапно подул сильный ветер, подхвативший самолёт.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.