Траурный эстетизм

Чулков Георгий Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
ТРАУРНЫЙ ЭСТЕТИЗМЪ И. . АННЕНСКІЙ – КРИТИКЪ

«Чтеніе поэта есть уже творчество». Этотъ афоризмъ въ устахъ И. . Анненскаго пріобрталъ особенное значеніе и какъ бы оправдывалъ принципъ, положенный въ основу его критическихъ работъ, принципъ крайняго субъектквизма.

Читая «Книги Отраженій», прежде всего видишь лицо ихъ автора, его взглядъ, улыбку, слышишь его голосъ, и та внутренняя творческая работа, которую совершалъ критикъ-читатель, является какъ что-то зримое и эстетически воплощенное. Нтъ, это не аналитическое изслдованіе «Гамлета», «Трехъ Сестеръ», «Клары Миличъ» или «Романцеро», это тни, виднія, вызванныя къ новой таинственной жизни читателемъ-чародемъ… Да, это – Принцъ Датскій, но я вижу новый жестъ его, котораго я не видлъ, когда смотрлъ глазами Шекспира; да, это – Маша, Чеховская Маша, но что-то еще открылось въ ея сердц… «Маша любитъ, чтобы ей говорили тихимъ голосомъ немножко туманныя фразы, но чистыя, великодушныя и возвышенныя фразы, когда самоваръ потухъ, и въ столовой темнетъ, а по небу бгутъ не то облака, не то тни»… И эта Клара Миличъ, конечно, та самая Клара, которую такъ предсмертно восплъ Тургеневъ, но у нея было и другое имя… Евлалія… «Она сначала пла, потомъ перешла на драматическое амплуа, – и въ тоск любовнаго разочарованія, еще молодой, приняла фосфоръ въ Харьковскомъ театр посл перваго акта Василисы Мелентьевой»… А портретъ ея такой: «Брови черныя и почти сросшіяся прямой линіей… И глаза черные, – не желтые, какъ на испанскихъ портретахъ, а именно черные, – это глаза-зрачки, трагическіе и самоосужденные»… А вотъ эти Гейневскіе призраки «Романцеро»… Да, они все такъ же плывутъ по таинственнымъ волнамъ:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.