Ведьма и колдун

Паттерсон Джеймс

Серия: Ведьма и колдун [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ведьма и колдун (Паттерсон Джеймс)

Пролог

ВСЕ МЕНЯЕТСЯ… В ЭТО МГНОВЕНИЕ

Уисти

Это чудовищно. Весь город — одни только злобные лица и глаза, которые смотрят на меня так, словно я — ужасная преступница, хотя, клянусь, это неправда. Стадион забит до предела: люди стоят в проходах, на лестницах, на бетонных заграждениях, а еще несколько тысяч человек обосновались на игровом поле.

Сегодня здесь нет футбольных команд. Они бы и не смогли выбраться из коридоров, ведущих от раздевалок к полю, даже если бы попытались.

Известие об этой мерзости появилось на телевидении и в Интернете. И представители всех дурацких журналов и газет тоже здесь.

Ага, вижу операторов на специально оборудованных площадках, расположенных через определенные интервалы друг от друга по всему стадиону. И есть даже камера, управляемая дистанционно: она перемещается туда-сюда над полем на проводах. Вон она болтается прямо перед сценой, слегка подпрыгивая на ветру.

Так что, вне всяких сомнений, за происходящим наблюдают миллионы — гораздо больше народу, чем кажется. Но сердце мне разбивают те, что находятся здесь, на стадионе. Десятки, а может, даже сотни тысяч любопытных, беспечных или равнодушных лиц… Это пугает.

Глаза у всех сухие, ни намека на слезы. Ни слова протеста. И ногами никто не топает.

Руки со сжатыми в кулаки ладонями не поднимаются в знак солидарности.

Ни намека на то, что кто-нибудь хотя бы думает о том, чтобы ринуться вперед, пробиться через заградительный кордон, увести моих близких в безопасное место.

Для нас, Олгудов, сегодня явно неудачный день.

По правде говоря, когда я смотрю на таймер, мерцающий на гигантских экранах во всех концах стадиона, мне начинает казаться, что сегодня наш последний день.

Именно это внушает толпе очень высокий лысый человек там, наверху, в башне, которую возвели посреди поля, — он похож на гибрид Председателя Верховного Суда и Минга Беспощадного. Я знаю, кто он такой. Я даже с ним знакома. Он — Тот, Кто Избран.

Непосредственно за спиной Избранности находится огромный баннер с литерами «Н.П.» — «Новый Порядок».

А потом толпа начинает скандировать, чуть ли не петь: «Тот, Кто Избран!»

Тот, Кто властным жестом поднимает руку вверх, и его слуги в капюшонах, стоящие на сцене, толкают нас вперед, настолько, насколько позволяют веревки у нас на шеях.

Я вижу своего брата, Уита, красивого и храброго: он смотрит вниз, разглядывает механизм платформы. Размышляет, нет ли способа застопорить его, помешать ему прийти в движение и задушить нас. Спрашивает себя: а вдруг мы в последнюю минуту сможем выбраться?

Моя мать тихонько плачет. Не о себе, конечно. О нас с Уитом.

А вот мой отец: высокий, сутулится, смирившись с судьбой, и улыбается нам с братом, пытаясь подбодрить, напоминая о том, что не стоит вести себя жалко в наши последние мгновения на планете.

Однако я забегаю вперед. Здесь полагается быть предисловию, а не подробностям нашей публичной казни.

Так что давайте вернемся немного назад…

Часть первая

НИКАКОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ТОЛЬКО НАКАЗАНИЕ

ГЛАВА 1

Уит

Иногда просыпаешься, а мир выглядит совсем по-другому.

Открыть глаза меня заставил звук кружащего надо мной вертолета. Холодный голубовато-белый свет проникал сквозь жалюзи, заливая гостиную. Казалось, будто на дворе день.

Но это не так.

Я сонным взглядом посмотрел на часы на DVD-плеере: 02.10.

Потом в мое сознание ворвалось настойчивое «дум-дум-дум», похожее на звук сильно бьющегося сердца.

Что-то стучало. Силилось проникнуть внутрь. Подбиралось все ближе.

Что происходит?

Я, пошатываясь, побрел к окну, пытаясь вернуть свое тело к жизни после двух часов, проведенных на диване в отключке, и потихоньку, украдкой заглянул между планок жалюзи.

И, тут же отпрянув, протер глаза. Хорошенько.

Ибо то, что я увидел, показалось мне невероятным. И то, что услышал, — тоже.

Неужели действительно я слышу решительные шаги сотен неутомимых солдат? Которые маршируют по моей улице?

Шоссе располагалось достаточно далеко от центра города, чтобы через него проходили маршруты парадов, не говоря уже о том, что вооруженным людям в военной форме нечего было здесь делать среди ночи.

Пытаясь встряхнуться, я несколько раз подпрыгнул и присел, как во время зарядки.

«Просыпайся, Уит», — приказал я мысленно и надавал себе пощечин.

А потом еще раз выглянул в окно.

Они по-прежнему были там. По нашей улице маршем шли солдаты. Сотни — в свете фар полудюжины автомобилей их было видно ясно, словно днем.

В голове моей билась одна-единственная мысль: «Этого не может быть. Этого не может быть. Этого не может быть».

Потом я вспомнил про выборы, про новое правительство, причитания моих родителей о том, в какой беде оказалась страна, про специальные передачи по телевизору, про политические обращения, которые мои одноклассники распространяли через Интернет, про жаркие споры учителей в школе. До того момента все перечисленное ровным счетом ничего не значило для меня.

Но прежде чем я смог собрать все это в единую картину, передовой отряд военных остановился перед моим домом. И быстрее, чем я успел хоть что-то сообразить, две вооруженные группы отделились от остальных и рванули через лужайку, словно коммандос: одна устремилась за дом, другая заняла позиции перед ним.

Я отпрянул от окна. Было очевидно, что они явились не для того, чтобы защищать меня и мою семью. Надо предупредить маму, папу, Уисти…

Я завопил. И в то же самое мгновение входная дверь слетела с петель…

ГЛАВА 2

Уисти

Как это омерзительно — когда тебя похищают среди ночи из собственного дома. Произошло это примерно так.

Я проснулась от грохота переворачиваемой мебели. Затем послышался звук разбивающегося стекла — возможно, мамин фарфор.

«О Боже, Уит!» — подумала я, сонно мотая головой.

За прошедший год мой старший брат вырос на десять сантиметров и набрал тринадцать килограммов мышечной массы, превратившись в результате в самого высокого и самого быстрого квотербека в окрестностях и, должна сказать, в самого грозного игрока нашей непобедимой местной футбольной команды старшеклассников.

Но вне пределов футбольного поля Уит был неуклюж, как медведь, — если б только этот медведь мог взгромоздиться на ящик «Рэд булла» и усесться там, раздуваясь от гордости, потому что он может двести семьдесят пять раз отжаться от пола и все девчонки в школе считают его лакомым кусочком.

Я перевернулась на другой бок, натягивая на голову подушку. Уит и прежде, до того как начал употреблять спиртное, не мог пройти по дому, не перевернув что-нибудь. Самый настоящий слон в посудной лавке.

Но я поняла, что сегодня ночью дело было не в этом.

Три месяца назад его девушка, Селия, исчезла. В буквальном смысле не оставив следа. И все считали, что она уже, вероятно, никогда не вернется. Ее родители не находили себе места, как и Уит. Честно говоря, я тоже.

Селия была… то есть не была, а есть, очень красивая, умная и без малейшего намека на самолюбование. Она чудесная, несмотря на то что у нее есть деньги. Отец Селии — владелец магазина элитных автомобилей, а мама в прежние времена побеждала на конкурсе красоты. Невероятно, что подобное могло случиться с кем-то вроде Селии.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.