Запретный отсров

Лагутин Роман Сергеевич

Жанр: Ужасы и мистика  Фантастика  Боевая фантастика    Автор: Лагутин Роман Сергеевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Запретный отсров ( Лагутин Роман Сергеевич)

Пролог

Юго-восток США, штат Флорида, город Орландо

Законы дорожного движения придумали сами люди, чтобы обезопасить скоростное передвижение во всеобщем потоке транспорта. К сожалению, некоторые, особо «умные» граждане, несмотря ни на что, стремятся их нарушать, тем самым обрекая на неприятности с законом не только себя, но и других участников движения. Поэтому Рой Моррисон, коренной житель города Орландо, доставляя на своем стареньком скутере очередной заказ пиццы адресату, не по своей вине попал в небольшое ДТП с водителем красного пикапа, мужчина оказался не совсем вменяемым.

— Слушай сюда! — даже в присутствии уже прибывшего полицейского, угрожающе произнес водитель пострадавшего авто. — Могу тебя заверить, что я ехал по своей стороне и не нарушал никаких правил. — Он махнул своей здоровенной рукой в сторону машины и символически обвел ею в воздухе примерный масштаб повреждений левого крыла. — Кто мне заплатит за все эти повреждения? — Взбешенный водитель бросил взгляд на размазанную по земле пиццу, так и не попавшую к своему заказчику. — И меня не интересует, где ты возьмешь деньги, чтобы рассчитаться со мной!

Поддев клапан нагрудного кармана, полицейский достал ручку стального цвета, и приготовился что-то писать в заранее оформленный бланк. Искоса взглянув на водителя автомобиля через широкие, солнцезащитные очки, он покрутил пальцами ручку. Солнечный свет, отразившись о ее металлическую поверхность, сформировал солнечного зайчика, пробежавшего по лицу мужчины. Автолюбитель прищурился, но не стал дерзить стражу порядка.

Пестрая свита зевак — потенциальных свидетелей, громко переговариваясь, наблюдала за происходящим.

— Так, значит, Вы утверждаете, что в момент столкновения ехали по своей полосе?

— Полицейский не дал водителю ответить на прозвучавший вопрос. — А позвольте узнать, на какой свет сигнала светофора Вы осуществляли движение на перекрестке? — Судя по всему, полицейский отнесся к дерзкому автомобилисту недоверчиво.

Рой все это время стоял молча, и обрабатывал оцарапанную руку дезинфицирующим средством, которое так любезно предоставил ему полицейский. А вот водитель пикапа, после вопроса представителя власти, заметно занервничал. Он, поджав губы, то и дело переводил свой бегающий взгляд то на толпу людей, то на полицейского, сверкающего своей шариковой ручкой.

— Когда я выехал на перекресток, горел зеленый свет.

Рой Моррисон никак не ожидал подобного откровенного вранья. Он тут же позабыл о кровоточащей ране и пристально уставился на, теперь издевательски улыбающегося, водителя автомобиля. То, что ответил этот проходимец, в прицепе, не могло быть правдой, так как Моррисон со своей стороны тоже выехал на перекресток под разрешающий сигнал светофора, и он был в этом стопроцентно уверен.

— Да он же лжет! — неожиданно вырвался возглас недовольного человека из толпы. Он, растолкав людей, просочился вперед.

Полицейский снял очки, убрал их в нагрудный карман, где прежде лежала ручка и, выплюнув изжеванную жвачку, а также изготовившись фиксировать показания, воззрился на свидетеля ДТП.

— Да, я все видел. Когда развозчик пиццы выехал на перекресток, горел зеленый сигнал, я это хорошо заметил, так как шел по тротуару этой же улицы. А на противоположном светофоре, горел красный.

Полицейский, записав данные и слова участливого человека, с любопытством уставился на водителя пикапа. Тот, в свою очередь, похоже, еще не до конца осознавал своего нелицеприятного положения. Г рузный мужчина, взирая на очевидца, агрессивно сведя брови и скалясь, что-то злобно бормотал себе под нос. Рой мог бы побиться об заклад, что если бы не присутствие представителя власти, то водитель пикапа разорвал бы незваного свидетеля на мелкие кусочки. Во всяком случае, выражение его лица говорило именно об этом.

Некоторые люди просто не приспособлены для вождения автомобиля или любого другого транспортного средства с двигателем, и водитель пикапа относился именно к такой категории людей. Естественно, сам, этот образец для не подражания, так не считал, а проявлялось это в его дальнейших неловких попытках оправдаться.

— Но, офицер, — со скоростью консультанта по бытовым товарам проговорил он, — этот человек не знает, о чем говорит! — Даже без чуткого слухового внимания можно было определить нотку самоуверенного лжевозмущения, присутствующего в его дрожащем голосе. — Как бы то ни было, что есть правонарушение с одним лишь свидетелем? И как он может утверждать, что я виновник ДТП, если его обвинения голословны и никто кроме него и этого развозчика пиццы не может подтвердить эту клевету.

Водитель пикапа мог бы и дальше морочить всем голову, но строгий голос офицера полиции быстро оборвал его глупые слова возмущения.

— Этого более чем достаточно, — не понижая тона, произнес полицейский и, наклонившись к уху автомобилиста, прошептал: — Чтобы ты не отделался символическим административным штрафом. Я никому не позволю водить себя за нос, понял? Особенно таким изощренным проходимцам, как ты!

Когда страж порядка отстранился от него, водитель пикапа медленно и вместе с тем загадочно настороженно сощурил веки, словно замышляя что-то недоброе. После того, как полицейский повернулся к Моррисону, чтобы взять его показания по случившемуся, водитель красного автомобиля откровенно уставился на черную дубинку с ручкой, не очень-то сильно пристегнутую к ремню полицейского.

Обозленный на весь мир автомобилист медленно наклонился и, прежде чем совершить, возможно, не самую большую в своей жизни глупость, обратил взгляд на людей, уже расходящихся в разные стороны. Никого более не интересовало происходящее, и никто за ним отныне не наблюдал. Этим он и воспользовался.

— Что за?.. — запоздало, спохватился полицейский. Его рука замерла на ремне, где еще секунду назад висело его деревянное оружие. К счастью, огнестрельное, как и раньше, оставалось на прежнем месте. — Верни дубинку, кретин! — запаниковал полицейский, а его ладонь скользнула вдоль ремня: прямиком к крышке кобуры с револьвером.

Джефри, именно так звали полицейского, никогда прежде не приходилось сталкиваться с ситуацией — подобной этой. Он абсолютно не ожидал, что водитель красного пикапа окажется настолько невменяемым, что даже посягнет на закон. Джефри, не отводя ладони от кобуры, попятился назад, при этом подталкивая и Моррисона. Сумасшедший мужчина, вертя в ладони полицейскую дубинку, заулыбался и стал медленно подходить.

На все это безумие Рой с выпученными глазами созерцал через плечо полицейского.

— Еще шаг, и я буду вынужден применить оружие! — осведомил человека Джефри, медленно расстегивая кобуру.

Водитель пикапа остановился в постойке смирно.

— И что, застрелишь меня на глазах очевидцев?! — Вокруг вновь стала собираться толпа народа, чтобы поглазеть, чем все это в итоге закончится. — Давай, стреляй. — Сумасшедший развел руки в стороны, и все это время улыбка душевнобольного человека не сходила с его уст.

Джефри продолжал неотрывно следить за психически больным человеком, завладевшим его дубинкой, и ничто не могло отвлечь его пристального внимания. А сам водитель пикапа еще и не догадывался, как ему не повезло повстречать такого ответственного и опытного полицейского, как этот.

Неожиданно для Моррисона, но не для Джефри, чокнутый автомобилист сорвался с места в их направлении. Только, черная, как смоль, дубинка успела взметнуться над головой полицейского, как прозвучал оглушительный выстрел, после которого к толпе зевак прибавилось еще, по меньшей мере, человек тридцать.

Черт! — протяжно прозвучало за спиной Джефри. — Вот это да! Такое, я только по телику однажды видел!

Полицейский обернулся и увидел на лице Роя Моррисона не скрываемое удивление, граничащее с радостью, что все закончилось для него благополучно.

Преступник с кратким криком рухнул на дорогу.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.