Сказки тетушки Олеси. Выпуск 4

Чащихина Олеся Геннадьевна

Жанр: Сказки  Детские    2014 год   Автор: Чащихина Олеся Геннадьевна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сказки тетушки Олеси. Выпуск 4 (Чащихина Олеся)

Сказка о Вреднюке и Лени Неохотовне

Жил-был на свете, хотя почему жил, он и сейчас где-то живёт, в тридвадцатом царстве в тритридцатом государстве злой и глупый царь по имени Вреднюк. С виду он казался красивым хоть и немного полноватым молодым человеком, но стоило ему начать говорить или тем более что-то делать, как он тут же превращался в ужасного, явно не в своём уме, человека. Он с утра до вечера дразнил дворецкого, сводил с ума ключника, похищая у него ключи, а затем требовал срочно открыть дверь от казны, морил голодом несчастную прислугу, таскал за хвосты кошек и собак, живущих во дворце. А мысли его были так недалеки и мелочны, что никто и не ждал от него чего-то хорошего.

Вреднюк это его ненастоящее имя. Настоящего уже никто и не помнит, даже он сам. Так его назвали жители его хмурого, серого, совсем дряхлого и обветшалого царства, окружённого запущенным садом. За то, что он всегда устраивал вредности, пакости и гадости. Нигде и ни в чём он не замечал красоты природы. Даже если в тёплый, летний, солнечный, безветренный день, подняв к небу глаза, скажешь ему, что оно, небо, чистое, светлое, безмятежное, словно море в спокойную погоду, то он, скорчив страшную гримасу, закричит противным, скрипучим голосом, что наоборот оно грязное и противное.

Родился Вреднюк очень очень давно. А, вообще, если честно, неизвестно откуда он появился и когда именно, но древнесказочное писание гласит, что он тридцатипятиюродный брат Кощея Бессмертного. Хотя, если вы помните, Кощей Бессмертный очень даже смертный. Напомню: смерть его находится в игле, а игла в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, заяц в ларце, ларец под дубом, а дуб тот на острове, а вот Вреднюк действительно, по-моему, Бессмертен. Уж больше десяти тысяч лет живёт, а не стареет не дряхлеет, а наоборот только сильнее и здоровее становится. И ни один человек не знает, где же его слабое место. Впрочем, никто сильно-то и не искал.

Мама у него есть царица Лень Неохотовна – грациозная, красивая с голубыми глазами, белокурыми волосами, но очень двуличная, лицемерная особа. Если вдруг у кого-то возникало желание побороться с вредностью Вреднюка и объявить ему войну, так Лень тут как тут, песню спокойным, нежным, ласковым голосом споёт, и мятежник сразу успокаивался и не хотелось ему уже никуда идти, ничего объявлять и уж тем более воевать. Он лучше в своей кровати будет от безделья в носу ковырять, или в потолок плевать, или, может быть, баклуши бить. И в царстве-государстве снова тишь да покой.

– Как же я ненавижу Умника с его чрезмерной воспитанностью, – кричал, вбегая во дворец, опутанный паутиной по углам и двухэтажной пылью на подоконниках, раскрасневшийся от возмущения Вреднюк.

Дело в том, что царица Лень была так ленива, что ей даже было лень давать указания об уборке не только всего царства-государства, но и во дворце. А Вреднюку было совершенно всё равно чисто или грязно в том месте, где он живёт. Поэтому дворец своей неухоженностью напоминал сарай для животных. Все лампы в огромных люстрах горели тусклым, жёлтым светом от накопившейся на них пыли. Грязь, хаос и беспорядок, царящие в многочисленных апартаментах, хотя сейчас их лучше назвать обычными комнатами, напоминали разгром.

– Что случилось, дорогой? – обеспокоенно спросила Лень-матушка.

– Этот зануда Умник посмел мне, царю, сделать в очередной раз замечание. Его нужно срочно казнить! – надрываясь, кричал во всё царское горло Вреднюк.

– И что же он сказал? – возмущённо, поинтересовалась Лень.

– Он заявил, что я веду себя не так, как подобает царю. Ведь, видите ли, царь показатель воспитанности, справедливости, ума и чего-то там ещё, я не запомнил, – вопил Вреднюк, размахивая руками так, будто собирается взлететь.

– Да, действительно зануда, а ещё умником себя называет, – задумчиво произнесла Лень, а потом добавила, – не нужно его казнить, мы накажем его, но по-другому и не только его, а всех, кто живёт в нашем государстве.

– Как это? – проявив любопытство, спросил Вреднюк.

– Мы устроим им невыносимо каторжные условия жизни. Вели сегодня же издать указ о том, чтобы разрушили школы, сожгли учебники и, самое главное, не работали, не занимались спортом и ни о чём не мечтали.

– И, что же здесь нелёгкого? – взорвался Вреднюк.

– Понимаешь, простые люди не могут жить без мечты, без любви и всяких там ненужных вещей. Если их лишить этого, они начинают чахнуть, толстеть и… глупеть. Мы сделаем их глупыми! А чем глупее человек, тем лучше раб, понимаешь, раб, – злорадно улыбнувшись, объяснила Лень-матушка своему сыну свою идею.

– Здорово! Как же я сам не додумался до этого?! Отлично! Это отличная мысль! Сегодня же, нет сейчас же велю издать указ! – прыгая от счастья и хлопая в ладоши, ликовал царь.

На главной площади собралось столько людей, что, казалось, и яблоку негде упасть. На подмосток, служивший сценой, вышел господин Клякс – царский глашатай и начал готовиться к объявлению нового указа. Это был мужчина средних лет с огромным животом, короткими тонкими ножками и ручками. На крошечном его лице, обросшим жиром по бокам и полностью сросшимся с шеей так, что её вовсе не было видно, бегали маленькие, но слишком сильно выпуклые наружу глазки, в поисках куда бы присесть. Со стороны он очень сильно смахивал на карикатуру черепахи.

– Неужто опять какие-нибудь налоги удумали? – тяжело вздохнув прошептала где-то в толпе одна женщина другой.

– Ох, уж эти указы. Одно известно точно – хорошего не жди. Мозгов-то у Вреднюка меньше, чем у слабоумного таракана, – ответила другая женщина.

– Между прочим, – вмешался в разговор, откуда-то появившийся молодой человек с приятными чертами лица и тонкими усиками под носом, – на самом-то деле не существует вашего царя и царицы. Это вы, люди, сами их придумали, да ещё и подчиняться им надумали, вот они и возмужали.

– Что вы такое говорите? Немедленно прекратите! За ваши слова, сказанные по глупости, мы все лишимся головы, – полушепотом, грозя кулаком, сказал раскрасневшийся мужчина, в старом, рваном пиджаке.

– Внимание! Внимание! – начал, наконец-то, говорить, гнусавым голосом, господин Клякс, откашлявшись, – Слушайте все царский указ! С сегодняшнего дня строго-настрого запрещается ходить в школу, читать книги, сочинять стихи, работать, наводить порядок. Всех, кто ослушается, ждёт смертная казнь!

Начиная с этого дня вы обязаны бездельничать круглые сутки.

Выслушав новое сумасшедшее указание глупого царя, люди немного повозмущавшись между собой, разошлись по домам.

После объявления указа царица Лень Неохотовна и её сын царь Вреднюк ликовали, кстати, каждый ликовал о своём: Вреднюк о полном всемогуществе, Лень-матушка о том, что ей больше никогда не придётся петь песни и надрывать свои голосовые связки только ради того, чтобы успокоить нерадивых. Они прыгали, хохотали, каким-то нечеловеческим смехом, хлопали в ладоши. Охрана, по-царскому приказу, палила из пушек, пускала в небо фейерверки. Во дворце гремела весёлая музыка. Вот только обычным людям было не до веселья и танцев.

Молодой человек с тонкими усиками по имени Смельчак убеждал своего друга и его большую семью о том, что их царь и царица всего лишь ничто иное как собственные вредные привычки, взявшие верх над людьми.

– Нельзя идти на поводу своих вредных привычек, с ними нужно бороться, героическим голосом сказал Смельчак, ударив по столу кулаком так, что жена друга и его семеро детей подпрыгнули от неожиданности на стульях.

– Да, как же с ними бороться? Ты им слово, а они тебе голову с плеч, вот и весь разговор, – ответил, тяжело вздохнув, друг Смельчака Нерешим.

Прошло несколько лет. Ох, и тяжело же стало жить в царстве Вреднюка и Лени. Они действительно пресекали любую инициативу к труду и образованию. Люди от постоянного полного безделья начали очень быстро глупеть, стали друг к другу очень невнимательны, невежливы, с каждым днём становились жаднее и злее.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.