Три поцелуя

Лондон Кейт

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Три поцелуя (Лондон Кейт)

Пролог

— Мой отец не убивал этого вонючего Гаса Балласа! — в отчаянии крикнула Кло, размазав грязной рукой слезы.

Она бросила прямо в пыль велосипед, который ей недавно подарили на десятилетие, и юркнула в тайное убежище, куда допускались только члены девчачьего клуба «Дикие Ивы». Девизом клуба, в который входили еще две ее подружки, было: «Один за всех, все за одного».

Колеса велосипеда, сверкая новыми спицами, крутились у придорожного стенда с аляповато нарисованным трехгранным тополем [1] . За ним, в зарослях у ручья, находилась замаскированная дверь в небольшую хибарку. Девочки построили ее из ящиков, в которых когда-то хранились яблоки, и старых досок, привезенных со всей округи. Кло казалось, что только здесь она сможет спастись от ужаса последних часов и забыть страшные картины этого дня — избитую, в разорванном платье, окровавленную мать и отца в наручниках.

Джози и Анжелика, немного отставшие, бросили свои велосипеды рядом и устремились за ней. Кло сидела в темном углу, обхватив руками разбитые коленки. Она всхлипнула, вытирая слезы, и посмотрела на них. Ее трясло.

— Отец просто взбесился, когда увидел, что этот сумасшедший сделал с мамой. Но он никогда бы не смог убить человека! Никогда! Я знаю… — она захлебнулась в рыданиях.

— Шериф всегда приходит к моему старику рассказать о делах. Я попробую что-нибудь подслушать, — пообещала Анжелика.

В ее больших зеленых глазах стояли слезы, серьезное лицо было белым как мел. Она была из самой респектабельной семьи в Лоло, штат Вайоминг, и казалась старше своих подруг. Посмотрев на Джози поверх головы Кло, Анжелика добавила:

— Мы же один за всех, все за одного, правда?

Джози, дочь городского алкоголика, кивнула и занялась своим любимым делом — утешениями.

— Анжел — умница! Она все узнает и что-нибудь придумает. Вспомни, как она классно подделала подписи родителей в наших дневниках. Никто даже не заподозрил. А как ловко она подкинула в садовую беседку те деньги, что мы собрали для бедной миссис Барнс! — зачастила она, садясь рядом с Кло и обнимая ее за плечи. — Ничто не остановит «Диких Ив», ты же знаешь! Мы освободим твоего отца из тюрьмы, правда, Анжел?

— Твой отец — самый лучший отец на свете, Кло. Не то, что мой старик…

Джози посмотрела на бледную Анжелику. Девочка свято хранила тайны своей семьи, но ее никогда не тянуло домой, в роскошный особняк. Джози знала, что там она почему-то спит под кроватью, забаррикадировавшись стопками книг.

— Мой отец хороший, он просто вышел из себя, но он не убивал Гаса Балласа, — повторяла Кло.

Ее била крупная дрожь, перед глазами стояло залитое слезами опухшее лицо матери в кровоподтеках и ярость на лице отца, когда он выскочил из дома, чтобы найти человека, изнасиловавшего ее мать.

— Отец сказал, что мужчина должен уметь защищать свою семью, и он даст такой урок этому чертову Гасу, который тот никогда не забудет. А он никогда не чертыхается. Мама не дает нам пирога, если мы чертыхаемся, и он всегда ее слушается… Он ее слушается, и она его, если они не подшучивают друг над другом. Он же дал ей слово, что не убьет Гаса, а он всегда держит слово, вы же знаете. Он просто сказал, что собирается проучить Гаса, и это все, что он собирался делать! Он не убивал его! Я знаю! — опять отчаянно закричала она.

Подруги долго сидели молча, Анжелика кусала губы и смахивала слезы, Джози обнимала Кло и гладила ее по голове. Девочка уже не плакала, только время от времени шумно всхлипывала. У нее болела голова, и от рыданий саднило в горле. Ну почему, почему нельзя вернуть вчерашний день, когда хохочущий, веселый отец подсаживал ее на лошадь? Когда братья Дэн и Гейб дразнили ее, таская куски яблочного пирога с подоконника, а их друг Майкл Бирклоу смущал ее пристальным взглядом своих золотых глаз?..

Страх накатил на девочку волной. Раньше она не знала, что это такое, поскольку всегда чувствовала себя в безопасности в своей семье и на ранчо. Но теперь она поняла, что творится порой в душе у Джози и Анжелики, и почему они так стремятся поскорей приехать на велосипедах сюда. Кло всегда была самой счастливой из них. У нее была прекрасная семья, в которой все любили друг друга. И вот сегодня ее счастливый мир разбился вдребезги и уже никогда не сможет стать прежним…

1

— Возвращение в родной городок провинциалки — постаревшей, поумневшей и без гроша в кармане! Оркестр, туш! Господи, как я ненавижу этот город! Как я не хочу сюда возвращаться! — бормотала Кло, нажимая на тормоза старого фургона. На ее левой руке болтался Бенни — клоун-игрушка, яркий рекламный символ, придуманный для последней распродажи. Фургон резко занесло в сторону на скользкой горной дороге, и она молилась про себя, чтобы тормоза не отказали раньше, чем она спустится в город.

На душе было так же пусто и холодно, как этой февральской ночью на старой дороге, вымощенной мокрыми, скользкими булыжниками. Кло подняла глаза на снежные вершины Скалистых гор над городом. От местного чинука, теплого ветра, дующего с гор, весь снег в долине растаял. Она скучала по своему «БМВ», но ее шикарная машина цвета шампанского по решению суда отошла бывшему мужу. В сваленных позади нее на дне фургона коробках валялись жалкие остатки ее двенадцатилетнего счастливого брака и успешной карьеры…

Кло тяжело вздохнула. В девятнадцать лет она покидала этот городок с одним чемоданчиком в руке, страстно мечтая разбогатеть и стать респектабельной дамой. Она оставляла позади все эти старинные магазинчики, живописные здания из красного кирпича, давно ставшие историческими памятниками, древние почтовые ящики на булыжных мостовых.

Она считала, что у нее все впереди, что она сможет достичь всего, если выйдет замуж и будет успешно работать. Но у нее ничего не получилось…

Взгляд в зеркало над рулем совсем не принес утешения. Последние три месяца борьбы за выживание ей дорого стоили. Раздел имущества после развода, напряженное завершение последних дел на работе… Она сильно похудела после выкидыша, на лице острее проступили скулы, а глаза ввалились. Вот плакать она не могла. Вместо нее это делал сейчас дождь, стекающий по лобовому стеклу…

А ведь не так давно был день, когда ей казалось, что все ее мечты сбываются! Она узнала, что наконец-то забеременела, и прямо от врача помчалась в агентство к Россу сообщить ему долгожданную новость, но… Возникла небольшая проблема в виде головы молодой секретарши между колен ее мужа.

Кло встряхнула игрушку — единственного спутника в ее путешествии из Чикаго. Глупые пластмассовые глаза уставились на нее.

— Молодость королевы красоты городка Лоло, штат Вайоминг, осталась в далеком прошлом, — сказала она ему, потому что тишина угнетала ее. — Да, ты прав, жизнь прекрасна и удивительна, а я нахожусь на ее вершине. Именно поэтому я здесь, в разбитом фургоне, любуюсь городом, который мечтала никогда больше не видеть…

Кло нахмурилась и тут же поморщилась от боли, хотя опухоль от синяка под левым глазом почти прошла. Она погладила себя по щеке мягкой ладонью игрушки. Первый и последний синяк от руки Росса стал памятником ее мести. В свое время она сама создала карьеру мужа и своими руками за три последних месяца методично ее разрушила. Пусть теперь поработает без нее и ее проектов! Бездарь!

Все силы после окончания колледжа и свадьбы Кло отдала тому, чтобы их считали перспективной семейной командой профессионалов в рекламном бизнесе. Как дура тащила на себе свою и его работу, закатывала вечеринки для коллег и начальства. Именно она организовала за него рекламную кампанию для фирмы «Абра». Как жена и подчиненная мужа, Кло всю жизнь оставалась в тени, успешно продвигая его карьеру своими проектами. Только после развода до нее дошло, насколько бездарно она распоряжалась своей жизнью. Все, что приписывалось ему, было идеями преданной жены, которой он все эти годы изменял.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.