Изменить этот мир

Патрикеев Артем

Жанр: Триллеры  Детективы    2014 год   Автор: Патрикеев Артем   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Изменить этот мир (Патрикеев Артем)

Был самый обычный день

Я возвращался домой. Мрачные серые облака – как это прекрасно! Наверняка меня поймет не каждый. Не все видят красоту сумерек, серого неба, темных, почти черных облаков. А я вижу! Тот, кто играл в DOOM, особенно в первые две части, поймет меня, но это неважно. Все в этом мире неважно, и в тоже время все прекрасно! Я привык во всем видеть красоту – красоту дождя, осени, даже зимы. А уж о красоте тумана можно говорить вечно. Эта серая, сказочная атмосфера, когда из белого молока выплывают размытые фигуры, дома, деревья – это же так великолепно! Я вижу это, я это чувствую.

Сегодняшний темный осенний день, подходя к своему концу, вобрал в себя все самые лучшие природные явления: теплый ветерок, мягко шелестящий листьями и нежно перебирающий волосами, заходящее солнце, окрашивающее пурпурным цветом набегающие тучи и горизонт, безмятежное спокойствие, сквозившее во всех проявлениях природы. Возвращаться после работы прямиком домой не хотелось, такие дни выпадают нечасто, поэтому упускать их было глупо. Проходя мимо пруда, я не мог не остановиться. Утки что-то весело крякали и барахтались в воде, осенние листья, подгоняемые ветром, плыли к берегу. Идиллическая картинка. Я не мог не засмотреться…

– Что за …, твою…, … …!

Эти слова, хотя эту гадость даже словами называть противно, вырвали меня из грез. Обернувшись и увидев говорившую, я оторопел. Говорившей, а точнее изрыгающей из себя эту гадость, оказалась молодая миловидная девушка. Черная мини юбка, открывающая всю красоту ее точеных ножек, была одета не по погоде, а открытая блузка демонстрировала со всем возможным откровением ее молодую, еще не оформившуюся грудь.

Неужели под этой прекрасной оболочкой скрывается такая мерзость?! Удивление быстро переходило в злость.

Как так можно? На свете столько хороших слов, но надо было сказать именно это! Я отвернулся и сжал кулаки. Трудно такое выдержать. Трудно. Но надо быть сильнее своих эмоций, я буду бороться.

Решительным шагом, постаравшись отбросить негативные мысли, я бросился домой. Только бы больше ничего не слышать, только бы никто не заговорил! Сейчас я готов был нагрубить всякому.

Мне повезло, знакомых поблизости не оказалось, и я беспрепятственно добрался до дверей лифта.

– И почему только, когда я прихожу, лифт всегда стоит на четырнадцатом этаже? Причем лифтов у нас два, но когда я вызываю, спускаться начинает тот, что повыше. И ведь это не случайность, это закономерность, – негативные мысли уже поглотили меня целиком и полностью.

Через некоторое время лифт все же спустился, хотя я уже думал идти пешком. Да я бы и так всегда ходил пешком, но чтобы подняться наверх, приходится открывать и закрывать кучу дверей! Все эти лестничные пролеты, пожарные лестницы… Да при пожаре люди сгорят раньше, чем смогут протолкаться через все эти двери! Поэтому я езжу на лифте. А еще по лестницам ходить противно – вечно кто-то пиво пил, или семечки грыз, или еще что похуже.

– Оплеванные кнопки! Ну что за бред! То ли день у меня такой, то ли это знак свыше. Знак свыше? Об этом стоило подумать, – увиденное в лифте не радовало, но наводило на разные мысли.

Живу я на 13-м этаже. Люблю эту цифру, хотя квартиру, конечно же, выбирал не я. Я в ней родился, точнее, родился я в роддоме, но жить начал в ней. Прекрасная двухкомнатная квартира, я так ее люблю! Возможно, это всего лишь привычка и воспоминания детства, но мне на это наплевать. Здесь мне хорошо, остальное неважно.

Кнопку лифта пришлось нажимать шариковой ручкой, которую я тут же и бросил. Понимаю, что мусорю, но ничего с собой поделать не могу. Я попросил прощения у лифта, но побороть отвращение просто не было сил. Неужели этому человеку (человеку?), не пришло в голову ничего более интересного, ничего более осмысленного и полезного? Полезного для себя, не для других? Похоже, нет. Чувства юмора у него хватило только на оплеванные кнопки. В какой-то степени я еще могу понять тех людей (это обычно дети), которые жгут кнопки лифта спичками и зажигалками, здесь хотя бы есть место эксперименту. А смогут ли кнопки оплавиться, а что будет, когда они оплавятся? Конечно, это напоминает вопросы дебилов, но все же это хоть что-то! Но опплевывание! Это уже слишком. Мне бы хотелось стереть слюни физиономиями этих идиотов, или этого идиота. Но я не супергерой, а совершенно обычный человек. Вот выбрал бы меня Бог своим архангелом или ангелом-мстителем! Я быстро разобрался бы со всякими недоделанными людьми.

Преображение состоялось мгновенно, и вот я уже с крыльями и огненным мечом в руках. Рука занесена над провинившимся, и громовой голос, исходящий из моего рта, вещает: «Помнишь оплеванные кнопки лифта? Думаю, да! Прими же свою кару!» Меч опускается на голову хулигана, разрубая его на две ровные половинки. Все чисто, крови нет, кишки и внутренности не вываливаются, от огненного меча кровь свернулась, а все внутренние органы припаялись к телу.

Фантазия пролетела в моей голове и исчезла, оставив только злорадную усмешку на губах. Эту усмешку я увидел в зеркале. Все-таки не зря в новых лифтах повесили зеркала, так ехать намного веселее, да и кабина кажется больше, чем есть на самом деле.

Все, приехал. Наконец-то дома.

Дома меня ждала мама, она всегда меня ждет. Не знаю зачем, я ведь уже довольно взрослый, двадцать пять – это уже много, практически четверть жизни столетнего человека, хотя я надеюсь, что не проживу столько. Зачем жить, когда немощен и недееспособен? Когда ты сам еле передвигаешь ногами, а руки трясутся так, что не могут переключить кнопку пульта? Это, конечно, моя точка зрения, но в то же время я не считаю самоубийство выходом. Не зря церковь осуждает самоубийц, ведь это люди, которые сдались, они проиграли. Только люди со слабой силой воли на такое способны, ведь для решительного шага достаточно собраться на одну секунду, а вот чтобы жить долго, надо собираться с силами ежедневно, день за днем, год за годом, и так пока сам организм не скажет – хватит.

Я не люблю самоубийц, я их не уважаю. А вот стариков, которые, какими бы немощными они ни были, но которые продолжают жить, а лучше еще – продолжают радоваться жизни, – таких уважаю, это достойные люди. Думаю, и смерть они примут достойно. Поэтому, когда я боюсь старости, скорее всего, я просто боюсь, что не выдержу. Не выдержу изменений своего состояния, физического, психического. Я мало чего боюсь, но немощной старости очень.

А мама всегда ждет, она будет ждать и в тридцать, и в сорок лет, ведь для нее я всегда остаюсь ребенком. Она была женщиной, как говорится, в самом расцвете сил. Невысокая, полноватая; глядя на нее, никто не давал ей больше тридцати-тридцати пяти лет, хотя ей уже было под пятьдесят.

– Привет. Что-то ты какой-то мрачный? – мамин вопрос разбил мое мысленное построение. – На работе что-нибудь?

– Конечно же нет! – довольно грубо ответил я, о чем тут же пожалел, потом добавил уже намного спокойнее, – Все нормально, просто иногда по улице так противно ходить, что просто жуть.

– Да, я пока в магазин ходила, все штаны испачкала. Но на то она и осень, чтобы радовать нас дождем и лужами, – мама не поняла, что я имел в виду, а уточнять смысла не было. Пусть лучше думает, что я недоволен погодой, спокойнее будет.

– Ты давай быстрее раздевайся, мой руки и садись за стол, все уже горячее, – мама прошла на кухню.

И зачем она все время напоминает вымыть руки? Это же и так понятно! Я уже давно, лет двадцать назад, начал сам мыть руки перед едой и без всякого напоминания. Видимо, это уже вошло у нее в привычку. Что ж, не стоит обращать внимания на всякие мелочи. Еда – это вещь хорошая и полезная. На работе, конечно, дают обед, но сколько бы я там ни съедал, домой всегда прихожу голодный. Может, это организм такой, а может это из-за того, что на работе дают обезжиренную пищу. Временами вкусно, но явно низкокалорийно. Вроде бы объешься хорошенько, а через час смотришь, а вроде как и не ел. Ну да ладно, это уже отдельный разговор.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.