Шуба-Баба-Люба

Юрий Хвалев Юрий Александрович

Жанр: Современная проза  Проза    Автор: Юрий Хвалев Юрий Александрович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Феликс, молодой электрик со средним образованием и средним кругозором, решил жениться. Если ему память не изменяет, то, кажется, в третий раз. Первый брак оказался теплым, потому что весь день светило солнце, но мимолётным, словно полёт мотылька. Второй раз продолжительнее, но осеннее, так как целыми днями моросил дождь, и вылился в три месяца. В третий раз Феликс решил не торопиться, долго выбирал спутницу жизни, полностью соответствующую его привычкам. Надо признать, у Феликса был самокритичный ум и он считал, что все проблемы кроются не в бывших жёнах, а в нём и его работе. Во время работы электричество, минуя спецзащиту, проникало к нему в организм и вопреки закону физики, скапливалось, поэтому Феликсу приходилось частенько разряжаться. Но ничего вызывающего, как говорится, без фанатизма: пара фужеров креплёного вина внутрь, поверх стаканчика беленького, и в организме наступало равновесие. По-другому решить проблему не получалось, только так; а если не пить, приходилось всё время светиться. Кому это понравится? С виду нормальный человек и вдруг вспыхивает как лампочка. Так вот, в результате поиска, образовался круг претенденток. Как и положено, перед выбором, Феликс волновался, но не больше чем в прошлый раз, но и не меньше чем в первый. Волнение соответствовало кровяному давлению 120/80, что говорило о хорошем здоровье, а вот пульс прилично зашкаливал, что, впрочем, неудивительно, так как к браку он относился трепетно.

За окном дул попутный ветер и Феликс, посовещавшись с внутренним голосом, написал избранницам три одинаковых письма с предложением руки и сердца. Ему не хотелось идти на почту; там работали ленивые, сварливые, плохо пахнущие бабы. Возможно, поэтому он выбрал экологически чистую, голубиную рассылку. Свернув из писем почтовых голубей, он распахнул окно и смачно свистнул. Голуби, как и положено, совершили круг почёта и вылетели вон.

Феликс думал: «Кто первая принесёт письмо, та и жена».

Три дня прошли в ожидании, а на четвертый в дверь бесцеремонно позвонили, так обычно трезвонит милиционер, налоговый инспектор или судебный пристав.

Феликс открыл дверь и ахнул. На пороге стояла счастливая Люба, которую он, безусловно, не ждал. В её руках трепыхался голубь. Да, конечно, он узнал её; с ней частенько пересекался по работе. Люба работала в соседней конторе и отключала квартиры жильцов от электричества за неуплату. Все звали её «выключатель». Люба беззастенчиво вошла, Феликс, естественно, ушёл в тень. Даже зеркало в прихожей отвернулось, так как не хотело видеть, как хозяин потерял лицо.

— Ну, здравствуй, — сказала Люба. — Вот получила твоё письмо и сразу к тебе.

Феликс внезапно почувствовал, как из главного героя превратился в эпизод, в ничтожество, в пыль.

Претендентка на руку и сердце развязно разделась, прошла в спальню, уложила Феликса, потерявшего уже голову, в постель и забралась следом. Всё это врёмя у неё не закрывался рот, она что-то бубнила, но он не понимал что, так как слова монотонно свивались в душную петлю.

«Кто первая принесёт письмо, та и жена», — подсказывал внутренний голос.

«Но я не писал ей письма», — отвечал Феликс.

«Тогда, гони её прочь!» — советовал внутренний голос.

Феликс открыл рот и захлебнулся Любиным поцелуем.

В конце концов, всё закончилось ожидаемой любовной сценой, в процессе которой Люба сообщила, что пришла не с пустыми руками, а с богатым приданым. При слове «приданое» у Феликса прорезался слух. Он для порядка пересчитал деньги, мгновенно сообразив, что к чему и дополнительно взвесив, все «за» и «против», с энтузиазмом признался Любе в любви.

Любовная пятница мягко перетекла в выходную субботу. А суббота, как мы знаем, лучший день для покупки подарков.

Люба чувствовала, что её муж находится в приподнятом настроении, поэтому и попросила.

— Дорогой, скоро зима. А у меня нет шубы.

Феликс был против покупки, но ссориться из-за пустяка ему не хотелось.

— Короткая шуба из бобра подойдёт? — спросил он.

— Я мечтаю о длинной шубе из норки, — упорствовала она.

— В этом году в моде бобры, — настаивал он. — Потом, у них отсутствует кариес, да и плавают они только в чистой воде.

— Но я ведь покупаю шубу не на один сезон, а норка постоянно в моде. А зимой вода превращается в лёд. Вот.

Феликс представил превращение воды в лёд, промёрзлого до костей бобра и его окоченевшее семейство. Феликса зазнобило, и по спине побежали колючие мурашки. Он изловчился и одну из мурашек ущипнул. Мурашка пискнула и скрылась между лопатками. Минусовой холодок исчез, потому что, вычтя из «приданого» будущую вещь, Феликс всё равно оставался при деньгах, так сказать, с душу греющим плюсом.

— Собирайся! — торопясь поскорей закрыть шубную тему, крикнул муж.

— А я уже собралась, — ответила жена.

В торговом центре от мельтешащих шуб разбегались глаза. Но приблизится к шубам, молодожёнов отпугивали вывески: «Руками ничего не трогать», «Купленный товар не меняем» и т. д. Примерно через час, найдя подходящую табличку: «Покупатель всегда прав», молодожёны приблизились к павильону. Но зайти боялись, в полумраке шубы выглядели вызывающе, к тому же не к месту играла лёгкая акустическая музыка, а продавец отсутствовал.

— Пошли? — подталкивая Любу, прошипел Феликс.

— Ну, нет, иди первый, — сопротивлялась она.

Феликс зашёл и схватил первую подвернувшуюся шубу.

— Ну, эту? — спросил Феликс.

— Нет…

— Может, эту? — не унимался он.

— Красную?! Ты что, с ума сошёл?

— Я сошёл, а ты не сошла?

— Мне вот эта нравиться.

— Какая?

— Белая…

— Давай ей приделаем ноги! — Феликс хихикнул.

Продавец сидевший в сумерках угла подал голос:

— Гав, гав, гав! — пролаял он.

Феликс и Люба насторожились и, излучая заряд электричества, которое под видом спецсредства лежало в кармане, встали с позиции электрошока.

Пока они спорили, продавец безучастно, но в тоже время педантично музицировал ни гитаре. Пять раз в неделю он брал уроки у самого себя, при этом всегда просрочивал оплату. Долги прилично выросли, но ему было на это: тьфу и растереть. Его мастерство выросло настолько, что он нарочно снял струны, потому что послушать прибегало очень много зевак, которые мешали покупателям приобретать шубы.

— Гав, гав, гав! — снова пролаял продавец и выплюнул изо рта кубик.

Молодожёны осмелели и встали с позиции электровыключателя.

Почувствовав, что сейчас его вырубят, продавец, чтобы не пропало электричество, взял на гитаре замысловатый аккорд. Покупатели пришли в себя и от души зааплодировали. Продавец без смущения вышел из тени (на нём был костюм зрелого металлиста: множество цепей и ошейник) и поклонился.

— Как вам мой голос? — спросил продавец.

— Великолепный фальцет… — ответили молодожёны.

— Грани кубика благотворно давят на голосовые связки, растягивая их до нужных нот. Ёще несколько уроков и я смогу петь без фанеры.

Продавец вынул из-за пазухи кусок фанеры размером примерно 25 на 25, с кривыми краями, вследствие чьих-то укусов и откусов, и показал им.

— Когда я только начинал, фанера была огромного размера, в метро и транспорт не влезть, приходилось всё время шататься с ней туда-сюда, да ещё на своих двоих.

Продавец смешно рыкнул, откусил кусок фанеры и плюнул покупателям под ноги.

— Скажите, цепи и ошейник у вас надежные? — спросила Люба. — Странно, но я вас немного боюсь…

— Это костюм брата, проверенный. Откуда я только не рвался: и от фонарного столба, и от радиатора, и от железобетонного забора. Держит, стопудово.

— Но это не может вечно продолжаться?

— Обычно это продолжается девять месяцев. Что делать, чтобы стать настоящим рокером, нужно посадить себя на цепь, жить с гитарой, не бояться электричества. И когда этот образ в тебя впитается, можно смело выходить на сцену.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.