Загадка смерти. Очерки психологической танатологии

Налчаджян Альберт Агабекович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Загадка смерти. Очерки психологической танатологии (Налчаджян Альберт)

Об авторе

Альберт Агабекович Налчаджян — известный армянский психолог, доктор психологических наук, профессор, председатель Центра психологических исследований, руководитель исследовательской группы в Институте человека (Ереван), научный руководитель научно-исследовательского комплекса «Татев» (Ереван), член Международного совета психологов, Международной ассоциации поведенческой медицины, психотерапии и консультирования, Общества психологического исследования социальных проблем (США) и других научных сообществ.

А. А. Налчаджян — автор более 20 книг, которые опубликованы на русском, армянском, немецком, польском и других языках. В последние годы плодотворно работает в области исследования проблем психологической танатологии, психологии сновидений, а также этнической психологии.

Книга, которую вы держите в руках, посвящена проблемам новой науки — психологической танатологии. В ней достаточно популярно, но научно достоверно рассматриваются вопросы социальной, психологической и биологической смерти человека, эвтаназии, новейшие данные о предсмертных переживаниях людей, полученные в последние десятилетия.

Здесь вы найдете ответы на многие вопросы, среди которых центральное место занимают следующие: «Как тема смерти отражается и символизируется в сновидениях?», «Что дают парапсихологические исследования для познания смерти и умирания?» и т. п. Автор книги считает, что психологически зрелая личность не может быть безразлична к тому, что будет после ее смерти. Наряду с данными научных исследований автор активно использует в книге примеры, заимствованные из литературы и искусства, что делает ее эмоционально насыщенной и яркой.

Введение

Каждый человек — это целый мир, который с ним рождается и с ним умирает. Под каждой могильной плитой лежит всемирная история.

И. В. Гёте

Memento mori! (Помни о смерти!)

Латинская пословица

Загадка смерти всегда была увлекательной темой для повседневных и философских размышлений. Ведь смерть — такой же частый гость в жизни людей, как и рождение. Смерть — неотъемлемая часть, аспект жизни. Сегодня к этому не только загадочному, но и, будем искренни, страшному явлению проявляют интерес медицина, философия и психология, а для экзистенциальной философии и психологии проблема смерти является одной из центральных.

Никто не может быть безразличным к проблеме смерти, будь то идеалисты, дуалисты или материалисты. И невозможно обойти ее, ведя себя подобно страусу — делая вид, что ее не существует. Психологические, физиологические, медицинские и философские исследования смерти углубляют понимание жизни и самопонимание человека. Я думаю, что исследования и размышления о вопросах жизни, умирания, смерти и ее последствий для живущих — один из основных путей достижения мудрости и социально-психологической зрелости. Недаром древние латиняне призывали всегда помнить о смерти.

Страшна не столько сама смерть как конец индивидуального земного существования, сколько понимание неизбежности такого конца. Осознание неотвратимости смерти и представления о существовании или невозможности после нее другого вида бытия оказывают глубокое воздействие на весь ход жизнедеятельности человека и его взаимоотношений с другими людьми. Идея неизбежности смерти бросает тень на жизнь человека, превращая ее остаток в период подготовки к умиранию или, говоря иначе, в период медленной психологической смерти. Есть много людей, которые придают большое значение всем обрядам и действиям, связанным со смертью и похоронами, скрупулезно совершают их. Создается даже представление, что таким образом они готовятся к собственной смерти, давая понять, какого отношения ждут к себе от тех, кто останется жить после их смерти.

Однако психически здоровые и имеющие большие практические цели люди, если они не являются исследователями смерти, избегают разговоров о ней, стараются вытеснять из своего сознания соответствующие мысли, поскольку такие размышления, доводя до сознания проблематичность самого бытия человека в этом мире, могут оказать разрушающее воздействие на деятельность, на стремление к конкретным целям. Иные могут даже деморализоваться, руководствуясь такими «мудрыми» изречениями, как «После нас — хоть потоп», становятся крайне эгоистичными, беспринципными и коварными. «Если все суета, — рассуждают они, — тогда никому не нужны честность, преданность, верность и другие моральные принципы и категории: можно быть злым и хитрым, обманывать и причинять людям страдание и при этом не ощущать угрызений совести».

Однако не у всех развитие личности принимает такой характер после осознания конечности земной жизни. У многих имеются мощные и здоровые психические и моральные силы, которые предотвращают подобное нездоровое и антисоциальное развитие. Некоторые из них вытесняют из своего сознания мысли о смерти, предотвращают развитие представлений о тщетности человеческих усилий, тем самым защищая свою психику от тех нежелательных изменений, о которых говорилось выше.

Но мы пойдем другим путем, намного более надежным, и приглашаем следовать за нами. Мы стремимся познать все о смерти, умирании и возможности загробного существования и при этом не только не стать аморальными, но, наоборот, использовать эти знания для нашего дальнейшего морального роста. Спокойный и уравновешенный подход к смерти, уменьшение тревоги и страха с помощью плодотворной индивидуальной работы во благо людей — вот надежные способы предотвращения невротических нарушений, развития крайнего воинствующего эгоизма и других патологических и разрушительных явлений, которые наблюдаются в жизни немалого числа людей.

Осознание неизбежности смерти и убежденность в этом возникают на достаточно высоком уровне психического развития личности, связаны с развитием мышления и речи, способности к обобщениям и предвидению будущего. По всей вероятности, человек — единственное живое существо, которое осознает, что неизбежно умрет. Осознавая неотвратимость смерти, человек учитывает ее при организации своей последующей жизнедеятельности. Он старается ставить перед собой такие цели и задачи, которые возможно решить в оставшемся отрезке времени. Иначе говоря, выбор целей, уровня притязаний и стремлений, путей самоутверждения, пусть не всегда осознанно, но в значительной степени, обусловлены фактом принятия неотвратимости смерти. В некоторых случаях человек сам планирует свою смерть, когда, например, осознанно готовится к самоубийству. Чаще всего, однако, мы видим следующее: люди заранее дают своим близким точные указания о том, как они должны распоряжаться их телом и имуществом. Завещание — одно из самых любопытных явлений из всех возникших в истории человечества. Оно доказывает, что человек, пусть только на уровне интеллекта, принимает неизбежность смерти, смиряется с судьбой. Но составление завещания показывает также, что человек как будто только наполовину верит в свою смерть. Здесь мы видим также элементы оптимизма и выражение желания быть бессмертным.

Психически зрелая личность не может быть безразлична к тому, что же будет после ее смерти. Она знает, что хотя жизнь каждого индивида, вследствие неотвратимости смерти, трагична, однако такая оценка неприменима в такой же форме к нации и человечеству. Существование нации, народа, человечества может быть практически вечным в той мере, что в этом «подлунном мире» может быть вечным, поэтому человеческие усилия не бессмысленны.

Как мы увидим, страх перед смертью, осознание ее неотвратимости делает некоторых более гуманными и честными, других, наоборот, — злыми и завистливыми, коварными человеконенавистниками. У людей, включаемых в эту условно выделяемую группу, уровень моральной регуляции поведения снижается, их деяния нередко становятся опасными для общества. Я знаком с двумя индивидами, которые по разным поводам повторяют, что очень боятся смерти, осознают, причем болезненно, что скоро их не будет. Это крайне злые и эгоистичные люди: создается впечатление, что они ждут удобного случая, чтобы преследовать и унижать людей. Особенно сильно ненавидят они людей, отличающихся высокими добродетелями. Они, по существу, ни во что не верят и стремятся лишь к сохранению своих статусов и благополучия. Это деморализованные и опасные люди. Один из факторов, превративших этих двух провинциальных макиавеллистов в таких неприятных и опасных типов, — страх перед смертью и осознание того, что после себя они ничего ценного не оставляют.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.