Любимец

Артемьева Мария Геннадьевна

Жанр: Ужасы и мистика  Фантастика    Автор: Артемьева Мария Геннадьевна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Иллюстрация Киры Артемьевой

Как-то мы с приятелем случайно встретились на углу Серпуховской и Павловской улиц и разговорились, присев на крыльце продуктовой лавчонки, той, что позднее других закрывается в этом квартале.

Беседуя, мы с любопытством поглядывали в прозрачное окно-витрину. Оно было приоткрыто и сквозь него нам было не только видно, но и слышно все, что происходило внутри.

Продавщица, рыжая невзрачная женщина с безнадежно тоскливыми глазами, нависая над прилавком, нехотя, односложно и резко отвечала на вопросы двух покупательниц.

— О, такую я бы ни о чем просить не рискнул! — сказал приятель. — Похожа на сушеную воблу. Наверняка мегера.

— Внешность обманчива, — усмехнулся я. — К женщине надо иметь подходы. А у этой муж — ничтожество и мерзавец. Пьет и бьет. Есть у нее маленькая дочка, на которую она молится. Но старуха-свекровь покоя не дает обеим. У этой женщины душа не на месте. А ведь она… Впрочем, смотри-ка лучше сам.

Дверь магазина приоткрылась — брякнул колокольчик.

От порога прозвучало мягкое, бархатистое:

— Мррр-мяу.

Усатая черно-белая физиономия всунулась в лавку. Крупный пушистый кот с боевой отметиной — багровым шрамом через глаз и ухо, переступил лапами на пороге и тут же скрылся.

— Мяу! — воззвал он из-за двери.

Вялое лицо продавщицы вспыхнуло нежным девичьим румянцем. Прервав саму себя, она обратилась к покупательницам:

— Простите, пожалуйста, ведь вы подождете минутку? Он пришел! Так давно не появлялся, и вот…

Удивленные дамы кивнули.

— Конечно, Галочка! — сказала одна из них.

Мы с приятелем переглянулись.

Продавщица Галочка юркнула в подсобку и спустя секунду выскочила оттуда с миской кошачьего корма — запах разнесся по всему магазину.

С умилением глядя, как зверь поедает предложенную пищу, Галочка ворковала, объясняя женщинам:

— Вы не поверите, какой он деликатный! Никогда не заскакивает, не орет, не требует, как другие. Здесь ведь много кошек шляется. Те лезут внаглую, приходится выгонять. А этот — мой любимец… Явится, одну лапку на пороге поставит: «Мяу!» Покажет — мол, я здесь. И — сразу за дверь. Ждет, пока я к нему выйду. Такой милый, воспитанный. Настоящий принц кошек! Он очень давно не заходил. Я уж и беспокоиться начала…

Глаза ее увлажнились, грубоватый голос смягчился. Все теплое, страстное, женское пробудилось, заиграло в глазах, улыбке и телодвижениях ее — помимо воли.

Краснея, она не в силах была скрыть, удержать свою радость — как молодая жена, которая, еще не зачерствев с годами супружества, встречает суженого после долгого дня разлуки заботой и миской домашнего варева, думая при этом о предстоящей ночи и вспыхивая от воспоминаний о предыдущей.

Потрясенные переменой покупательницы с удивлением наблюдали за продавщицей Галочкой…

— Вот. Что скажешь? — спросил я приятеля.

— Вижу, ты питаешь к ней определенные чувства. Может, пора что-нибудь предпринять?

Его слова удивили меня. И заставили задуматься.

* * *

«Этот кот — единственное существо, которое меня по-настоящему любит. Только он один меня понимает.

Говорят, кошки эгоистичны. Говорят, они не могут быть благодарными. Но разве это не благодарность, не преданность? Он такой ласковый, такой нежный».

Прибирая товары с витрины, Галина готовила магазин к закрытию — подсчитывала и снимала кассу, завязывала мешки, закрывала коробки, сметала мусор. Она не спешила, хотя темнота уже разлилась по переулку и в подворотне дома напротив затаились черные тени.

Возвращаться домой не страшно. Страшнее то, что ожидает дома. Горы грязной посуды — не райский ландшафт, способный привлечь и обрадовать женщину. И в нем муж, который постоянно пьян. А если случайно в какой-то день он трезв, то это еще хуже: от похмелья он впадает в раздражительность и лупит за всякий пустяк. Свекровь терпеть не может невестку: держит за прислугу, наговаривает сыночку гадости. Боится, что Галина нарушит ее незыблемые права хозяйки дома. Старуха и внучку свою нянчит, словно котенка тискает. Сидит с ребенком, только чтобы Галина работала. Конечно! Кому еще и работать в семье, кроме Гали?

Нет. Ни здесь, ни дома — нигде ничего нет для нее, кроме работы. Работы и тоски. Безбрежной, бесконечной, серой, как мышиные хвосты…

Колокольчик над дверью неожиданно звякнул.

— Магазин закрыт!

Спохватившись, что забыла запереть дверь, Галина бросилась ко входу, но кто-то уже вошел. Дверь захлопнулась за ним.

Женщина успела заметить только высокую тень: лампа дневного света, горевшая над прилавком, ярко вспыхнула и погасла. В темноте прозвучал мужской голос — теплый и завораживающе мягкий. Что-то смутно знакомое услышала в нем Галя.

— Это я, — сказал ночной гость. — Ты ждала меня?

— Кто вы? — прошептала рыжая продавщица, вглядываясь во мрак. Тусклый свет ближайшего уличного фонаря порождал странную игру теней на стенах и предметах, но не вносил ясности в окружающую реальность. — Кто… ты?

— Твой волшебный принц. А ты моя любимая принцесса. Поцелуй меня.

Как близко его дыхание! И сколько мягкой силы в его руках. Галина не успела и шагу ступить — он обхватил ее плечи. И прикосновение было таким бережным, каким только и может быть прикосновение тьмы — когда бытие того, кто обнимает, скрыто и растворено в едином этом ощущении близости, и свет не нужен, чтобы знать друг друга. Сердце Галины звякнуло льдинкой.

И разлетелось на тысячи осколков.

— Поцелуй меня, — попросил незнакомец. — Освободи от злых чар… Любимая. Согласна?

Это было так сказочно и невозможно, как будто вернулось детство. Маленькая Галочка протягивает руки за самым желанным подарком, и теплые усы чародейского деда щекочут ее щеки.

Задрожав, она потянулась вперед. Ее губы ощутили мягкую преграду. Усы. И колкие острые зубы. И вспышка.

Белые звезды посыпались на землю, холодные, как капли осеннего дождя.

* * *

— Ну, что, Галка не объявлялась? — на детской площадке у истощившейся песочницы под грибком сидели бабка с двухлетней девчушкой и небритый мужик в помятом тренировочном костюме.

Костюм держал бутылку крепленого пива, глядя на ребенка мутным, остановившимся взглядом.

— Смылась от тебя твоя шалава — к гадалке не ходи, — буркнула бабка. — Смылась и ребенка бросила.

К песочнице подбежала худая рыжая кошка. Села и уставилась на девочку тревожными звериными глазами.

— Брысь! — цыкнул на кошку мужик. Бутылка в его руках качнулась, пиво запенилось и вылилось в песок.

— Ззараза!

Кошка дрогнула, отступила на шаг и снова уселась в сторонке, глядя на ребенка.

— Пусть сидит, тебе-то что? — сказала бабка. — Она уж который день тут. Сонька ее за хвост таскает, а она ничего — терпит. Даже урчит, мявчит. Ребенку забава.

Девочка, копавшаяся в песочнице, восторженно ударила лопаткой — песок взвился фонтаном и засыпал глаза. Малышка заревела.

— Ах, ты, чучело огородное. Ну, не плачь. Иди сюда.

Бабка взяла хнычущую девчушку на руки и начала тетешкать ее, приговаривая:

— Тра-та-та, тра-та-та, выдам замуж за кота.

За Кота Котовича, за Иван Петровича. А-а! А-а!

Рыжая кошка вскочила. Шерсть на загривке поднялась дыбом, глаза засверкали. Хвост с остервенением охлестывал бока.

— Глянь-ка! Ненормальная какая-то зверюга, — заметил мужчина. — Может, больная?

Допив свое пиво, он рыгнул и запустил пустой бутылкой в кошку.

— А ну, брысь! Пошла!

Кошка увернулась, отскочила. Но осталась возле песочницы.

— А ну, кыш отсюда, тварь. Брысь, говорю!

Кошка завертелась под ногами у мужика, глядя на него снизу вверх заискивающе и жалобно.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.