Озма

Отраднева Любовь

Жанр: Сказки  Детские  Фанфик  Прочее    Автор: Отраднева Любовь   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

От автора

Это я сочиняла в четырнадцать-пятнадцать лет, на стыке миров Изумрудного города А. Волкова и Ф. Баума, также сюда подверстался проникновенный индийский фильм «Родной ребёнок», произведший на вашу покорную слугу неизгладимое впечатление, и повесть Л. Кассиля «Великое противостояние». Во избежание недоумений: дело происходит не на Земле, а на придуманной мною планете Найде, куда я люблю селить всех понравившихся героев. Это некая виртуальная проекция Земли, только очень изломанная, своеобычная.

За помощь в работе над фанфиком хочу поблагодарить свою маму. Третью часть мы с ней фактически разыгрывали, и все сюжеты, связанные с Дораэмонами и Картофельным Духом, придумала она.

Часть первая. Похищенная

(происходит в тот год, когда Элли Смит впервые попала в Волшебную страну, предыстория — на пятнадцать лет раньше)

Яко тать в нощи…

В ночи пробирались двое и хохотали. Впрочем, на самом деле их было трое. Третьей была новорождённая девочка, которую нёс младший из двоих, завернув в какое-то полотенце. Но, она, конечно, нигде не пробиралась и не хохотала.

Итак, двое пробирались сквозь чащу дремучего леса в Жёлтой стране. Идти им было не так легко, но они не переставали хохотать.

— Да, Узуфрукт, ты большую свинью мне подложил, — едва выговаривал сквозь смех старший из двоих, — но я не могу не смеяться, когда вспомню, как я пришёл, а по всей комнате валяются винтики… — тут он снова расхохотался.

— Да, — подхватил другой, — и телепорталки больше нет, и я стою с этой драной мышью… — он кивнул на малышку и тоже захохотал.

— Это всё ужасно, — вступил в разговор первый, — точнее, это было бы ужасно, если бы не было так смешно…

И после этого они уже не могли выговорить ни слова, пока не пришли на место назначения.

Ниманд, Узуфрукт и Пруденция

Старшего из путников звали Ниманд. Младшего — Узуфрукт. Они были ужасные злодеи. Точнее, ужасным злодеем был Ниманд, а безвольный Узуфрукт лишь подчинялся его влиянию.

Оба они возглавляли страшную секту «Свидетели бусунума», главным лозунгом которой было: «Беспорядок — эталон жизни! Ставь с ног на голову!»

* * *

Ниманд вырос в семье жуткого утюлюса, правда, не приёмным сыном, как Урфин Джюс, а родным и к тому же единственным. Мальчику не разрешали веселиться, вся его жизнь была расписана как по нотам, и каждая её минута была заполнена полезными и скучными делами.

До десяти лет Ниманд не знал другой жизни и потому особенно не страдал. Но как-то родители послали его в деревню за молоком. До этого ему позволяли только гулять вокруг дома, как и положено утюлюсам. А сейчас, видимо, сочли его достаточно взрослым, чтобы пройти по деревне и не набраться «глупостей» от обычных детей. Но увидев первого же счастливого мальчика, живущего нормальной жизнью (это был Узуфрукт), Ниманд завёл с ним длинный разговор. Молока он так и не принёс и с этого дня возненавидел утюлюсную жизнь. Родители не узнавали своего примерного сыночка. С каждым днём он всё больше нарушал режим и даже стал убегать из дому играть с Узуфруктом.

Чем лучше Ниманд узнавал вольную жизнь, тем сильнее хотел он мстить утюлюсам. И наконец, когда ему исполнилось пятнадцать лет, он изобрёл формулу бусунума. А иными словами — переменил знак идее утюлюсности… Смысл остался тот же: всё под одну гребёнку и никак иначе!

Своим открытием Ниманд поделился с Узуфруктом, и тот обещал во всём ему помогать. Сначала новоявленные сектанты пытались привлечь людей на свою сторону добром. Но к ним примкнули только три круглых идиота — Бова, Пракситель и Палеолог. [1] Впятером они и составили секту «Свидетели бусунума», но сил их было, конечно, недостаточно, чтобы захватить всю страну.

Тогда Ниманд придумал: надо выбраться из Волшебной страны, получить образование в стране Физике, а потом построить машину, работающую на принципе телепортации, чтобы эта машина принесла к ним всех детей, которые родились в минуту её включения. Бусунумщики собирались воспитать этих детей по своему вкусу, получить огромную армию и захватить власть.

Сказано — сделано. Ниманд без труда ушёл из дому: родители его уже умерли и он был сам себе хозяин. Узуфрукт же попросту сбежал. Идиоты-подручные остались дома.

Когда главари секты уже уходили из деревни, к ним внезапно присоединилась Пруденция. Это существо сидело в пруду на краю деревни и было похоже на симпатичную девушку зелёного цвета. То есть на самом деле Пруденция жила в домике на берегу, но она могла дышать под водой и много времени проводила в пруду, подшучивая над теми, кто в него смотрелся. Но, несмотря на озорство, Пруденция была доброй, знала толк в лечебных травах и охотно лечила приходивших к ней за помощью.

К Ниманду и Узуфрукту Пруденция присоединилась не потому, что признала бусунум, а просто потому, что страстно желала получить образование…

Гибель машины-телепорталки

Скоростные программы обучения помогли всем троим, и они вернулись на Родину. Пруденция вернулась в свой домик и вскоре вышла замуж по большой любви. А Ниманд с Узуфруктом, хоть соученица и упрашивала их отказаться от абсурдной идеи, поселились вместе с помощниками в глухом лесу, каких много в Жёлтой стране, и начали работать над машиной.

Изобретал её, конечно, Ниманд, а остальные собирали по его указаниям. Чтобы чертежи машины не попали в чужие руки, главарь бусунумщиков, как только был готов тот или иной узел телепорталки, сжигал те листы, где была схема этого узла. Последней в огонь полетела общая схема машины. Это произошло ровно через пятнадцать лет после начала работы.

Итак, телепорталка была готова. Накрытая тряпкой, стояла она в углу и ждала испытаний.

Ниманд решил пойти в деревню и купить вина, чтобы отметить конец работы и испытания, если они будут успешными. А если нет — ну, завить горе верёвочкой… Никого из подручных он послать не мог — принесли бы какую-нибудь дешёвую дрянь… Узуфрукт и три младших бусунумщика оставались сторожить машину. Строго-настрого запретив им трогать своё изобретение, главарь ушёл.

Отсутствовал он долго — видимо, торговался. Чем дольше сидели одни его подчинённые, тем сильнее охватывало их искушение самим испробовать телепорталку. Наконец Узуфрукт не выдержал. Он решительно сдёрнул покрывало с машины. Открыл окно лачужки, где они жили, чтобы солнечные лучи зарядили батареи и машина заработала. Но Узуфрукт ничего толком не знал и поэтому сделал страшную ошибку: осветил телепорталку не с той стороны. И она сумела вместо бесчисленных новорождённых принести в лачугу только одну маленькую девочку. Высветила неизвестно зачем на экране, что эта девочка — дочь какой-то Ишоды из Индии. И, перегорев, рассыпалась на мелкие детали.

В эту самую минуту пришёл Ниманд с бутылками — и все их уронил и перебил, а потом долго не мог отхохотаться…

Но надо было решить, что делать. Строить новую телепорталку? Чертежи были уничтожены, и Ниманд боялся, что ему не хватит жизни на то, чтобы воссоздать своё изобретение…

В итоге постановили воспитать девочку такой бусунумщицей, какая стоила бы целой армии. Но как её вырастить? Никто из сектантов не имел опыта ухода за младенцами.

Все снова приуныли, но тут Узуфрукт вскричал:

— Эврика! Отдадим её Пруденции! Она, чёрт побери, столько лет лечилась от бесплодия, а её долгожданная дочка умерла сразу после рождения! Пусть выходит и выкормит эту драную мышь, научит ходить, но пусть не внушает ей никаких понятий о жизни, а отдаст её нам. Мы воспитаем её по-своему!

Вот поэтому в ночи пробирались двое и хохотали.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.