Волшебное седло

Николеский Ванчо

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Волшебное седло (Николеский Ванчо) Ванчо Николески ВОЛШЕБНОТО САМАРЧЕ Cкonje 1970

Дорогие ребята!

Эта книга познакомит вас с македонским мальчиком Трайче, с его односельчанами и боевыми друзьями, вместе с которыми Трайче сражался в партизанском отряде, принимая участие в общей борьбе македонского народа с фашистскими захватчиками.

Автору этой книги Ванчо Николескому в годы войны самому довелось защищать родину с оружием в руках, и его книга — подлинный и правдивый рассказ о недавнем прошлом македонского народа. Места, которые описывает автор в своей книге, — это его родные края. Поэтому он с такой любовью рассказывает о величавых горных пейзажах и зелёных лесах, о маленькой, затерявшейся в горах деревушке, в которой живут простые и смелые люди.

Рисунки Е. Кольцовой

Деревня Мацково

В Д ебарце, у самого подножия горы Кар аорман, виднеется под нескончаемым буковым лесом красивая деревушка. Там растут под солнцем не только буки, но и столетние кряжистые дубы. А вдали, в бездонной голубизне неба, высится, словно гигант, величавая вершина горы. Это и есть пик Караормана.

Если глядеть на гору Караорман, сплошь покрытую густым лесом, издали, то она кажется чёрной-пречёрной. Потому-то, говорят, и назвали турки эту гору «Караорманом», что означает по-турецки «Чёрный лес».

Вот как раз среди этой буйной зелени и приютилась, будто гнездо горных орлов, деревня М ацково с её маленькими, белыми, прилипшими друг к другу домиками. Но стоит взглянуть на Мацково с другой стороны, с Ильиной горы, как она тут же напомнит этакий белеющий снежный сугроб.

Когда-то давным-давно построил здесь первым свой незатейливый домик пастух дед Мацко. Вслед за ним поселился рядом и его товарищ детства дед Ицко.

Время шло… Всё новые и новые домики вырастали рядом с прежними.

Деревушка росла и как бы набирала силы.

В память основателя селения, деда Мацко, стали все окрестные крестьяне называть деревню Мацково.

По утрам горластые петухи спешили разбудить деревню своим заливистым пением; обильная роса обмывала её серебристыми каплями, а восходящее солнце окутывало золотистыми, мягкими лучами.

Именно в этот час выводили пастухи на пастбища стада овец, белых как снег.

Дзинь-дзинь-дзинь! Дзинь-дзинь-дзинь! — разносилось по ущельям и долинам. Это весело позвякивали колокольчики на шее у овец. Пастухи же прижимали к губам свои самодельные свирели, и в мелодичное позвякивание колокольчиков вплетались пёстрые пастушьи мелодии.

Годы шли… Время текло, как бурная, стремительная горная река.

На краю деревни, в маленьком низком домике, жил вместе со своей женой Тан ейцей [1] крестьянин Т ане. Была у Тане умная серая низкорослая лошадка по кличке Д орчо.

Каждый день Тр айче, сын Тане, выводил лошадку Дорчо из деревни и оставлял её преспокойно пастись на лесных, залитых солнцем полянах. Надо сказать, что Трайче и Дорчо были хорошими друзьями. Может, поэтому-то лошадка и слушалась мальчика беспрекословно, позволяла садиться на неё верхом, играть с нею и мчаться галопом по лесным дорогам.

Сам глава семейства, Тане, дважды в неделю ездил в Караорман, заготавливал там дрова и отвозил их на продажу в соседние города — в Стр угу или в Охрид.

Но вот наступили трудные, тяжкие годы — годы неурожаев и войн.

Деревня как бы притихла, опустела, обеднела. Крестьяне стали уходить в город на заработки.

Как-то раз, по весне, когда в Мацково уже распустились столетние кряжистые дубы и весь Караорман оделся в свой зелёный наряд, вместе с другими крестьянами уехал в Белград на заработки и отец Трайче, Тане.

Жена и сын проводили его до околицы. Там он обнял их, поцеловал и ушёл…

Ушёл и больше не вернулся.

Началась война. Вторая мировая война. В небе замелькали железные птицы. Немецкие лётчики бомбили Белград.

Вскоре после этого мать Трайче получила из Белграда письмо. В нём сообщалось, что её муж Тане погиб во время одной из бомбардировок Белграда.

Так Трайче и Танейца остались одни. Тяжело было у них на душе. Долго, очень долго не находили они себе места от тоски, но что поделаешь? Ничего.

Стал теперь Трайче у матери единственной надеждой. Больше того: стал кормильцем и главой дома. Пришлось ему, мальчишке, ездить за дровами в Караорман, самому рубить деревья, возить на продажу в Стругу и на вырученные деньги кормить мать и себя.

Жизнь шла своим чередом…

Непредвиденное знакомство

В тот день Трайче вошёл в кладовку, взял топор, вынес оттуда седло, надел его на Дорчо и позвал:

— Мама!

— Что тебе, сынок? — отозвалась из дома мать.

— Дай-ка мне котомку с хлебом.

Мать достала из шкафчика котомку, положила в неё кусок кукурузного хлеба, несколько стручков зелёного перца, головку лука и вышла во двор.

— Держи свою котомку, сынок. Наруби дров и тут же возвращайся домой. Нигде не задерживайся.

— Хорошо, мама. А ты не забыла положить мне соли?

— Спохватился! Конечно, не положила.

— Почему? — удивился Трайче.

— Да потому, что нет у нас вот уже дня три ни щепотки соли, — рассмеялась мать.

Трайче взял в руку котомку, ловко вскочил на лошадь и погнал её к Караорману.

А мать проводила его взглядом, глубоко вздохнула и еле слышно прошептала:

— Хороший у меня сын и хозяин…

Потом ещё раз вздохнула, улыбнулась и вернулась в дом.

Тем временем солнце уже стояло высоко. В голубом до прозрачности небе чётко вырисовывался чёрный пик горы Караорман. А в вышине, над самой горой, раскинув крестом могучие крылья, плавно кружили орлы.

Трайче проехал мимо крестьянских полей и сразу же попал в буковую рощу. По обеим сторонам дороги росла буйная, сочная трава, в которой виднелись нежные фиалки и белые венчики полевой ромашки. Над зелёным густым клевером жужжали трудолюбивые пчёлы, собирая цветочную пыльцу. Сладко пахло лесной мятой.

И всюду властвовал какой-то пряный, ни с чем не сравнимый запах леса, напоённого солнцем и тишиной.

На самой верхушке огромного бука сидел лесной голубь и надоедливо ворковал: «Гур-гу-гур! Гур-гу-гур!»

Высоко в небе пел жаворонок. Трайче остановил свою лошадку, закинул вверх голову и, прикрыв ладонью глаза от солнца, принялся разыскивать в бездонно-голубом небе поющего жаворонка. Наконец он отыскал его — чёрную, едва заметную точку.

— Ну и высоко же ты забрался! — удивился Трайче.

Он вдохнул всей грудью горный живительный воздух, тронул поводья и двинулся дальше, распевая на весь лес весёлую незатейливую песенку:

Дили, дили, Темелко, В тыкву пирог обмакивай, Дили, дили, Темелко… [2]

Добравшись до Веляновой поляны, Трайче ласково прикрикнул:

— Стой, Дорчо! Стой!

Дорчо послушно остановился. Трайче соскочил с лошади, забросил котомку за плечо и, оставив Дорчо пастись на зелёной лесной поляне, двинулся в буковую рощу.

В роще отыскал он здоровенное, поваленное ветром сухое дерево, снял с плеча котомку, положил её рядом на землю, поплевал на руки и принялся обрубать сучья.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.