Сказки. И про кошек, и про мышек…

Михалков Сергей Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сказки. И про кошек, и про мышек… (Михалков Сергей)

ЛОМАКА

Взлетел Петух на забор и задрал кверху голову.

— Вы любуетесь небом? — спросила Утка.

— А что мне небо? — ответил Петух и ещё выше запрокинул голову. — Глупое пространство, набитое светилами так, что не протолкаешься! Надоевшая смена дня и ночи! Скучно всё это…

— Я не знала, что вы такой интересный! Какие у вас непонятные мысли! — воскликнула Утка.

— Расправлю я свои крылья, — продолжал изрекать Петух, — взлечу выше неба, брошу всем светилам вызов и, непонятый, но гордый, свергнусь в синее бездонное море и… утону!

Тут у Петуха закружилась голова. Потеряв равновесие, он свалился с забора прямо в лужу.

— Ах! — испугалась Утка. — Вы уже тонете?!

— Тону! — раздражённо ответил Петух и, поймав зазевавшегося дождевого червячка, проглотил его.

Как и все петухи.

ОТВЕТ

Пристал однажды маленький Цыплёнок к большому Петуху:

— Почему у аиста длинный клюв и предлинные ноги, а у меня совсем маленькие?

— Отстань!

— Почему у зайца длинные уши, а у меня даже маленьких нету?

— Не приставай!

— Почему у котёнка красивая шёрстка, а у меня какой-то противный жёлтый пух?

— Отвяжись!

— Почему щенок умеет вертеть хвостиком, а у меня совсем нет никакого хвостика?

— Замолчи!

— Почему у козлёнка есть рожки, а у меня даже плохоньких рожек и то нету?

— Прекрати! Отстань! — не на шутку рассердился Петух.

— Всё отстань… отстань! Почему всем маленьким большие отвечают на вопросы, а ты нет? — пропищал Цыплёнок.

— Потому, что ты не спрашиваешь, а просто всем завидуешь! — серьёзно ответил Петух.

И это была чистая правда.

АНАЛИТИК

Встретил Волк на своём пути Барана.

— Ты обедал? — спросил Волк.

— Да, а что?

— А я нет! Жаль мне тебя, конечно, да и совестно, но… ты меня только правильно пойми: голод не тётка! Так что я тебя, Баранчик, сейчас…

— Не совсем понимаю, куда ты клонишь, — перебил Волка Баран. — Неясность изложения твоей основной мысли затуманивается весьма сомнительным указанием на прямое родство естественного чувства голода с тёткой. Такое, я бы сказал, вольное сравнение физиологического чувства с фамильным родством фактически не может иметь места. Если бы вышеизложенное указание на сродство голода с тёткой было бы просто литературным приёмом, то, признавая в принципе подобные аналогии, я бы всё же счёл своим долгом заметить, что…

Барану не пришлось кончать своей речи…

Волк был уже далеко: у него пропал аппетит!

ЗАЯЦ-СИМУЛЯНТ

Наступил как-то Медведь Зайцу на любимую мозоль.

— Ой, ой! — завопил Заяц. — Спасите! Умираю!

Испугался добряк Медведь. Жалко ему стало Зайца.

— Извини, пожалуйста! Я ведь не нарочно! Я нечаянно тебе на ногу наступил.

— Что мне от твоих извинений!.. — застонал Заяц. — Остался я теперь без ноги! Как я теперь прыгать буду!..

Взял Медведь Зайца и отнёс к себе в берлогу. Положил на свою койку. Стал Зайцу лапку перевязывать.

— Ой, ой! — громче прежнего завопил Заяц, хотя ему на самом деле было совсем не так больно. — Ой, ой! Я сейчас умру!..

Стал Медведь Зайца лечить, поить и кормить. Утром проснётся, первым делом интересуется:

— Ну, как лапка, Косой? Заживает?

— Ещё как болит! — отвечает Заяц. — Вчера вроде лучше стало, а сегодня так ломит, что и вовсе встать не могу.

А когда Медведь уходил в лес, Заяц срывал повязку с ноги, скакал по берлоге и распевал во всё горло:

Мишка кормит, Мишка поит — Ловко я провёл его! А меня не беспокоит Ровным счётом ничего!

Обленился Заяц, ничего не делая. Стал капризничать, на Медведя ворчать:

— Почему ты меня одной морковкой кормишь? Вчера морковка, сегодня опять морковка! Искалечил, а теперь голодом моришь? Хочу сладких груш с мёдом!

Пошёл Медведь мёд и груши искать. По дороге встретил Лису.

— Куда ты, Миша, такой озабоченный?

— Мёд и груши искать! — ответил Медведь и рассказал всё Лисе.

— Не за тем идёшь! — сказала Лиса. — Тебе за врачом идти надо!

— А где его найдёшь? — спросил Медведь.

— А зачем искать? — ответила Лиса. — Разве ты не знаешь, что я второй месяц при больнице работаю? Проводи меня к Зайцу, я его быстро на ноги поставлю.

Привёл Медведь Лису в свою берлогу. Увидел Заяц Лису — задрожал. А Лиса посмотрела на Зайца и говорит:

— Плохи его дела, Миша! Видишь, какой у него озноб? Заберу-ка я его к себе в больницу. У меня Волк по ножным болезням большой специалист. Мы с ним вместе Зайца лечить будем.

Только и видели Зайца в берлоге.

— Вот он и здоров! — сказала Лиса.

— Век живи — век учись! — ответил добряк Медведь и завалился на свою койку, потому что всё время, пока у него жил Заяц, сам он спал на полу.

ОСЁЛ И БОБР

Росло посреди полянки молодое, красивое деревцо. Бежал через полянку Осёл, зазевался и налетел со всего хода на это деревцо, да так, что искры из глаз посыпались.

Обозлился Осёл. Пошёл к реке, позвал Бобра.

— Бобр! Знаешь полянку, на которой одно деревцо растёт?

— Как не знать!

— Свали, Бобр, это деревцо! У тебя зубы острые…

— Это ещё зачем?

— Да я об него лоб расшиб — шишку себе набил!

— Куда ж ты смотрел?

— «Куда, куда»… Зазевался — и всё тут… Свали деревцо!

— Жалко валить. Оно полянку украшает.

— А мне бегать мешает. Свали, Бобр, деревцо!

— Не хочу.

— Что тебе, трудно, что ли?

— Не трудно, но не стану.

— Почему?

— А потому, что, если я его свалю, ты на пенёк налетишь!

— А ты пенёк выкорчуй!

— Пенёк выкорчую, ты в яму свалишься — ноги переломаешь!

— Почему?

— Потому, что ты Осёл! — сказал Бобр.

НЕ СТОИТ БЛАГОДАРНОСТИ

Тащил на себе старый Медведь здоровенное бревно. Замучился, присел на пенёк.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.