Геракл

Степанова Марина

Серия: Властелин мира [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Геракл (Степанова Марина)

Глава 1. Герой, рожденный в страсти

— «Она должна стать моей!», — эта мысль полностью овладела Зевсом — царя всех богов, громовержца и правителя Олимпа.

Еще совсем недавно Зевс даже и не думал о любви, всецело занимаясь своими небесными делами. К тому же, Гера, его жена-богиня, успокоилась, и в их отношениях наметилась светлая полоса. Но, увидев прекрасную деву, облаченную в пурпурные одежды, стоящую в лучах закатного солнца, Зевс потерял голову. Ее прекрасное лицо с огромными черными глазами лани, прямой профиль, корона густых волос цвета расплавленного золота — все это пленило Зевса, истинного почитателя женской красоты. Он не мог отвести глаз от лица прекрасной незнакомки.

Вернувшись на Олимп, Зевс тут же вызвал ловкого Гермеса и отправил его в Фивы — побольше узнать о прекрасной незнакомке.

Гермес, облаченный в гиматий и обычную для него широкополую шляпу, со своим крылатым жезлом, без которого он не появлялся ни перед богами, ни перед смертными, вернулся на следующий день. Зевс, восседая на своем золотом троне, с трудом скрывал свое нетерпение.

— Ну же, друг мой Гермес, что ты узнал о ней? — без церемоний начал спрашивать Зевс.

— Зевс, правитель мой, я провел весь день в Микенах — родине прекрасной Алкмены, которая пленила твое сердце…

— В Микенах? — вскричал Зевс. — Я отправлял тебя в Фивы!

— Да, правитель, я был и в Фивах, — примирительно продолжил Гермес, привыкший к вспышкам гнева у своего отца. — Но узнав, что именно в Микенах родилась и выросла Алкмена, я отправился туда. Так вот, эта Алкмена — старшая дочь царя Электриона, который был добрым правителем Микен. Алкмена росла в тиши микенских садов, охраняемая тремя братьями-лучниками. Однако как-то племена агрессивных телебоев, пришедших с глубины материка, попытались похитить стада баранов, которыми так гордился Электрион. В схватку с телебоями вступили отважные сыновья царя, однако были убиты. Осиротев, Электрион горевал ночи и дни, оставшись и без сыновей и с пустыми пастбищами. Только Алкмену пускал к себе царь, доброта которой была известна во всем городе. Именно она привела к безутешному отцу прорицательницу, которая подсказала Электриону выход — отдать руку своей единственной наследницы тому, кто вернет стада в Микены и отомстит за павших сыновей. Алкмена не смела противоречить отцу. Смерть братьев наложила на ее прекрасный лик тень печали, а красота девы, о которой в Микенах слагали легенды, приобрела оттенок трагичности.

Слухи о красавице быстро распространились в Греции, и привели в Микены множество желающих попытать счастье в борьбе за дочь царя…

— Переходи к делу, Гермес, зачем столько подробностей? — не мог скрыть чувств Зевс, зная, как любит поговорить покровитель всех глашатаев.

— Потерпи, Громовержец, я подхожу к сути. Одним из женихов стал славный Амфитрион. Именно ему и удалось вернуть Электриону стада, однако не силой, а хитростью. Оказывается, предводитель телебоев поручил стеречь украденные стада правителю Эллиды Поликсену, который был другом Амфитриона. После возвращения стад в Микены, герой получил руку Алкмены, однако на свадебном пиру, перебрав вина, Амфитрион задушил своего тестя. В страхе Амфитрион с молодой женой спешно покинули Микены и поселились в семивратных Фивах, где правил царь Креонт, который радушно принял молодую чету, ведь Амфитрион был его племянником.

— И где же муж прекрасной Алкмены сейчас? — спросил Зевс. — Когда я ее видел, она была так печальна…

— Амфитрион, собрав войско из фивян, отправился к телебоям, чтобы отомстить за погибших братьев Алкмены, — сообщил Гермес. — И еще: Амфитрион поклялся не восходить на ложе Алкменя, пока не победит это вражеское племя…

— Ах вот как… Муж на войне… Она одинока… — Зевс нахмурил брови. Все складывалось как нельзя лучше.

— Зевс, Алкмена любит своего мужа, к ней не подступиться… — начал было Гермес.

— Это уже моя забота. Ступай, — повелел Громовержец.

Никому не мог Зевс сознаться, что его попытки соблазнить неприступную красавицу окончились неудачами. Являясь ей во сне, он страстно говорил о любви, однако Алкмена оставалась непреклонной, раня самолюбие бога.

После всех новостей в златокудрой голове Зевса зародился план. Его сердце, пронзенное стрелами игривого Амура, трепетало в предвкушении.

— Амфитрион! Долгожданный муж мой! — услышав стук копыт приближающейся лошади и звон доспехов, Алкмена выбежала во двор. — Наконец-то ты вернулся ко мне, мой благородный супруг! Как долго тебя не было, я не знала покоя! — Женщина не могла скрыть своего счастья, в ее темных глазах блестели слезы, а душа наполнялась радостью.

— Алкмена, прекрасная жена моя, возлюбленная! Я вернулся к тебе, пойдем же ты вознаградишь меня за мои муки вдали от тебя, за мои славные победы на чужбине, — уже сгорая от страсти, воскликнул Амфитрион.

Руки Алкмены страстно обвивали шею мужа, одетого в запыленную хламиду. На ходу Амфитрион отколол фибулу, и плащ остался лежать на каменном полу.

Когда Алкмена проснулась, то мужа уже не было рядом. «Наверняка, мой супруг отправился на охоту, которую так страстно любит», — подумала женщина.

Не знала Алкмена, что той ночью не муж разделил с ней ложе, а сам Зевс, плененный ее красотой. Зевс, который ни перед чем не остановится, когда его сердце пылает любовью. Не знала Алкмена, что эта ночь любви длилась 3 суток, ведь богу так не хотелось отпускать любимую из своих объятий, что ему пришлось даже остановить движение солнца. На исходе ночи Зевс знал, что у Алкмены будет сын. Его сын.

— Алкмена, супруга моя, встречай своего мужа, вернувшегося с победами! Твои браться отмщены, предводитель телебоев молил о пощаде, но ради тебя, любовь моя, я никого не пощадил, — Амфитрион, со своим небольшим отрядом, приближался ко дворцу.

Алкмена, немного удивленная, вышла навстречу мужу.

— Я уже все знаю, муж мой, ты — настоящий герой! Я скучала и возжигала благовония Афине, чтобы ты вернулся ко мне невредимый. Заходи же со своими воинами, нужно воздать хвалу богам Олимпа за ваше возвращение, — Алкмена ругала себя за то, что не предложила сделать этого раньше.

В счастье и мире стало жить супружество Амфитриона и Алкмены. Ежедневно, надев старую хламиду, уезжал Амфитрион на охоту, Алкмена терпеливо дожидалась мужа, стоя в свете садящегося за лес солнца.

Однажды Алкмена почувствовала недомогание, и вскоре узнала, что носит под сердцем ребенка. Амфитрион не скрывал своей радости, но женщину тревожили сны, в которых ей являлся Гипнос — повелитель снов, и шептал, что родятся у нее двое сыновей, полубог и смертный. Алкмена терялась в догадках.

Восседая на своем царском троне, Зевс не скрывал своей радости. Он собрал совет богов и богинь, чтобы поделиться новостью, которую больше не мог скрывать.

— Дети мои, — обратился к собравшимся Зевс, — мое сердце будет говорить с вами. В первый день полнолуния родится будущий герой, царь Аргоса и властитель над людьми, ведущими свой род от Персея, моего сына. Мать этого ребенка — прекрасная Алкмена.

Боги радовались, видя Зевса таким счастливым. Лишь только Гера не слушала речей мужа. Ее ревнивое сердце наполнялось яростью, а в душе зрела ненависть к еще не родившемуся ребенку. Царственная жена Зевса, властолюбивая богиня, решила нарушить планы своего неверного мужа, погубив его сына. В голове Геры уже созрел хитрый план, поэтому, дослушав Зевса, она заявила:

— Муж мой, а если в указанный день родятся два мальчика, кто будет царем?

— Тот, кто родится первым, — без тени сомнения ответил Зевс.

Но Гера не унималась:

— Великий Зевс, ты часто даешь обещания, которые забываешь выполнять. Поклянись же перед богами, что царем Аргоса станет младенец, появившийся на свет первым!

Зевсу ничего не оставалось, как дать эту клятву.

Не теряя времени даром, Гера обратилась к богине обмана Ате, приказав ей отобрать у Зевса память, чтобы он не мог помешать ей осуществить свои планы. Ата послушно выполнила приказ верховной богини.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.