Встать! Суд идет

Безуглов Анатолий Алексеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Встать! Суд идет (Безуглов Анатолий)

НЕ ПОГОНИ И ВЫСТРЕЛЫ ГЛАВНОЕ

Почему рассказы, повести, романы, в которых речь идет о работе уголовного розыска, следователей, судей, прокуроров, читаются с большим интересом? Особенно молодежью. Может быть, потому, что в них, как правило, есть тайна? Любопытный читатель хочет скорее узнать ее? Или потому, что сюжет этих произведений динамичен, в них быстро сменяется обстановка, а человек часто оказывается в экстремальных условиях и вихрь описываемых событий увлекает за собой читателя?

Не спорю, возможно, все эти факторы и сопутствуют успеху данного жанра. Сопутствуют? Да! Но не определяют его.

Для большинства писателей занимательный сюжет, погони и выстрелы, как и другие элементы детектива, не самоцель, а лишь средство, литературная форма выражения той позиции, которую занимают автор и герои его произведений по отношению к социальным, общественным проблемам. И прежде всего, к проблемам нравственности и законности.

Средства массовой информации, и печать в частности, призваны формировать у людей глубокое уважение к закону, рассказывать о юристах — сотрудниках милиции, следователях, судьях, прокурорах, стоящих на страже законов. Их задача — на конкретных жизненных примерах показывать, что неукоснительное соблюдение требований законодательства отвечает как интересам общества в целом, так и каждого советского человека, является решающим фактором прочного правопорядка, незыблемости наших прав.

В предлагаемой читателю книге немало тайн, которые предстоит раскрыть сотрудникам милиции и следователям. Есть внезапные загадочные исчезновения… И все же главное достоинство этой книги в другом.

Ее автор — доктор юридических наук, профессор Анатолий Алексеевич Безуглов. Те, кто постарше, помнят его как ведущего телевизионной передачи «Человек и закон». В прошлом много лет отдал прокурорской работе, сейчас заведует кафедрой во Всесоюзном юридическом заочном институте. Им написано немало книг: «Следователь по особо важным делам», «Хищники», «Прокурор», «Преступники», «Презумпция невиновности». Автор в каждой своей книге анализирует судьбы и поступки людей, пытается понять, почему человек совершил преступление, что толкнуло его пойти на «красный свет», нарушить закон?

И в новой книге Анатолия Безуглова «Встать! Суд идет» говорится о нормах Закона, о тех, кто стоит на страже Закона, кто борется с нарушителями Закона. Уголовные и гражданские дела, о которых рассказывает автор, взяты из юридической практики и художественно осмыслены.

Хочется надеяться, что вы прочитаете эту книгу с интересом. Быть может, одним она поможет определить жизненную позицию, другим — выбрать профессию юриста, третьим — иначе взглянуть на трудный, благородный труд милиционера, следователя, судьи, прокурора, адвоката…

Государственный советник юстиции II класса

С. А. Самойлов

Люди долга и отваги

Работники милиции должны быть честными, смелыми, дисциплинированными и бдительными. Они должны действовать настойчиво и решительно, стойко переносить все трудности, связанные со службой, не щадить своих сил, а если потребуется, и самой жизни для выполнения служебного долга, быть беззаветно преданными делу Коммунистической партии, верно служить своему народу. Действия милиции должны быть всегда обоснованными, справедливыми и понятными широким массам трудящихся.

Каждый работник милиции обязан проявлять высокую организованность и культуру в работе, быть тактичным и вежливым в обращении с гражданами.

Пункт 4 Положения о советской милиции

Медлить было нельзя…

Окно моего кабинета выходило на центральную площадь станицы. Из него видны почта, столовая, магазин сельпо, клуб, тир и асфальтированная дорога, пересекающая станицу Бахмачеевскую, которая стала местом моей первой службы.

Бросая взгляд на улицу, я почти всегда видел Сычова — моего предшественника, ушедшего с поста участкового инспектора милиции совсем не по своему желанию и теперь обслуживающего днем тир, а вечером кинопередвижку клуба.

Я не испытывал к Сычову никаких плохих чувств, хотя и знал, что его разжаловали и уволили. За что — мне в районном отделе внутренних дел толком не объяснили. Говорили, что он большой любитель свадеб и поминок, которые привлекали его из-за этого самого проклятого зеленого змия. Как относится ко мне он, я понял довольно скоро. Но об этом я еще расскажу.

Дверь Ксении Филипповны Ракитиной — напротив моего кабинета. И как ни выглянешь, всегда настежь. Добрая пожилая женщина — председатель исполкома сельского Совета. Взгляд у нее нежный, ласковый. И даже с какой-то жалостинкой. Так смотрел на меня только один человек — бабушка, мать отца.

Когда я ехал в Бахмачеевку, в колхоз имени Первой Конной армии, в РОВДе сказали, что исполком сельсовета выделит мне комнату для жилья. Ракитина решила этот вопрос очень быстро. Она предложила поселиться у нее, в просторной, некогда многолюдной хате, в комнате с отдельным входом.

Ксения Филипповна зашла в мой кабинет и спросила:

— Как идут дела, Дмитрий Александрович?

— Я тут составил план кое-каких мероприятий по борьбе с пьянством. Хочу ваше мнение узнать. Надо порядок наводить…

— Что же, — говорит Ксения Филипповна, — давай план, посмотрим. Действительно, порядок бы навести неплохо. — Она чуть-чуть улыбается. А я краснею и отвожу взгляд.

Сычов вышел из магазина. Карман его брюк оттопырен. Я машинально взглянул на часы. Пять минут третьего. Он нырнул в темную пещеру тира и растворился в ней.

Мои мысли снова переключились на магазин, потому что из него вышел длинный парень в майке и синих хлопчатобумажных штанах до щиколоток. Бутылку он нес, как гранату, за горлышко.

Парень, пригнувшись, заглянул в тир и также провалился в темноту…

— Я у вас почти месяц и поражаюсь: не продавщица, а клад… Спиртные напитки продает, как положено, ровно с двух.

Ракитина кивнула:

— Дюже дисциплинированная Клавка Лохова. До нее мы просто измучились. Чуть ли не каждый месяц продавцы менялись. То недостача, то излишки, то левый товар. Хорошо, напомнил, надо позвонить в райпотребсоюз, чтобы отметили ее работу. Она у нас всего полгода, а одни только благодарности от баб. Вот только мужик у нее работать не хочет. Здоровый бугай, а дома сидит. Вы бы, Дмитрий Александрович, поговорили с ним. В колхозе руки ой как нужны!

— Обязательно, — ответил я. — Сегодня же.

Честно говоря, те дни, что я служу, просто угнетали отсутствием всяких нарушений и крупных дел. Не смотреть же все время в окно?

И вот опять мелочь — тунеядец. Странно, почему Сычов не призвал к порядку этого самого Лохова?

Ксения Филипповна уходит.

Мне жаль эту женщину, потому что в Бахмачеевской она живет одна. Четверо ее детей с внуками разъехались. Она заготовляет нехитрые крестьянские гостинцы и отсылает им с любой подвернувшейся оказией. Но с другой стороны, ее отношение ко мне, двадцатидвухлетнему офицеру милиции, как к маленькому, начинает беспокоить меня. Не подорвет ли это мой авторитет?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.